Господь каждый ваш шаг зачтет. Как воспитать детей верующими

В семье иерея Александра и матушки Марии Ильяшенко 12 детей и уже 14 внуков. Старший сын Филипп – диакон, кандидат исторических наук, закончил исторический факультет МГУ, работает в Свято-Тихоновском институте. Старшая дочь Татьяна – кандидат филологических наук, преподает в школе и в Свято-Тихоновском богословском институте. Все дети живут церковной жизнью, многие получают богословское образование. Мы попросили отца Александра рассказать о том, как же воспитать детей верующими.

Как привести детей к вере? Как учить жить по заповедям?

о. Александр: Конечно, родители должны постоянно посещать храм. Вне храмовой жизни воспитать детей верующими невозможно. Если речь идет о Москве, то особой проблемы при поиске храма не возникает, так как все зависит исключительно от родительской целеустремленности.

Когда-то давно мы жили за городом в деревне. Дороги разбиты, грязь, а до ближайшей церкви идти 3- 4 километра . Дети маленькие, идти тяжело, их нужно везти на тележке. Как-то жена сказала батюшке, что тяжко идти. На что он ответил: «Господь каждый ваш шаг зачтет». Господь все видит и вознаграждает.

Поэтому осознанная и наполненная церковная жизнь семьи – это необходимое условие.

Дети также должны понимать, зачем они ходят в церковь, что они должны тут найти и что дать. Необходимо объяснять ход и смысл службы, и о праздниках рассказывать, и о житиях святых.

И, конечно, важен круг общения: верующие сверстники, возможность выбрать соответствующую школу.

Но что касается школы, то скажу, что одного нашего сына мы забрали из православной гимназии и перевели в математическую школу. В гимназии была и атмосфера излишне либеральная, да и самого его мы не смогли к порядку приучить.

А в математической школе рабочая атмосфера. Работаешь – хорошо, плохо работаешь – исключат. Подготовка очень хорошая, задания повышенной сложности, ему приходится просто «пахать». И это очень важно. Жизнь должна быть в напряжении. Ребенок должен быть загружен каким-либо трудом, пусть даже не очень интересным. Но все же должен проявлять упорство и настойчивость в достижении целей.

Также ребенок должен уметь противостоять окружающей разрушительной агрессии, поощряющей самые низменные стороны человеческой природы, будучи вооруженным верой и знанием. А если ты разгильдяй, то никакой ты не христианин.

А как говорить дошкольникам о Боге?

о. Александр: Я всегда старался привить детям нравственные качества. Во многом помогает литература. Сейчас очень много детских Библий, различных русских сказок и былин. Например, такое специфическое направление как былины, к сожалению, почти вышли из круга чтения. Но при этом она исключительно глубокая, заключает интересные и запоминающиеся образы. Примером может послужить «Как перевелись богатыри на Руси». Калин-царь пришел войной на Русь,   Илья-Муромец сам в битве чуть не погиб. С большим-большим трудом богатыри   татарскую силу несметную побили, и Алеша Попович говорит: «Подавай нам силу нездешнюю, мы и с ней справимся.” Вдруг, откуда ни возьмись, появляются   два молодца. Наехал на них Алеша Попович, разрубил пополам – а их четверо. Добрыня наехал, – а их восемь. И так они все рубятся, а сила все растет и растет. Поняли тут богатыри, что расхвастались. И, по одной версии, поехали они в горы и окаменели, а по другой – в Печерский монастырь, грехи замаливать. Вот так и перевелись богатыри на земли Русской из-за хвастовства, гордости и неблагодарности Богу за победу.

– А как помочь ребенку полюбить храм, где так много запретов, нельзя бегать, нельзя трогать, надо стоять?

– Во-первых, нужно любить храм самим, а во-вторых, нужно приходить с ребенком в храм ровно на такое время, какое он может выдержать. Вот нужно его причастить – время причастия примерно известно, пришли где-то за полчаса до этого времени, – вот и достояли. Ребеночек должен стоять рядом с мамочкой, категорически. Если он начинает по храму бегать – это такое же дурное воспитание, как если мамочка допускает, что он ее бьет. Этого категорически быть не должно!

Сердиться на ребенка нельзя, ребенок есть ребенок, он не очень-то понимает, где он находится, ему нужно двигаться – ничего страшного: «Ты мой хороший, ты устал, пойдем мы с тобой сейчас выйдем, посидим в уголочке, посидим или погуляем немножечко». Причастились – и уйти, можно что-нибудь вкусненькое дать, по головочке погладить – вот ты какой молодец, хорошо стоял. Нужно требовать неукоснительно, чтобы ребенок в храме стоял хорошо, но при этом его не перегружать, не провоцировать. Мамочка хочет всю службу постоять – это мамочкин крест, ей всю службу стоять теперь нескоро. Вот когда ребенок подрастет и сможет сам стоять всю службу – тогда и мамочка будет всю службу стоять. А пока он маленький и не в состоянии, то требовать от него того, что он не может в силу своего возраста, – это издевательство. А раз так – то нужно столько, сколько он выдерживает.

Когда приходят родители с детьми домой,   нужно еще раз сказать: вот какой ты был молодец, ты знаешь, что бегать нельзя, мы причащаемся с тобой, смотри как все другие стоят, мы молимся с тобой – смотри, как все другие молятся…

При этом, опять повторяю, воспитывать надо не в минуту, когда все уже произошло, а когда все спокойно и загодя можно предугадать. И, конечно, нужно ребенка и развивать, и рассказывать, и стараться ему объяснить. Жития святых – замечательное чтение, и детей на Руси всегда учили на житийной литературе. Но, конечно, нельзя чтобы литература была только церковная, потому что мы живем в наше время, когда есть много других достижений в самых разнообразных сферах, и ребенок это конечно тоже должен знать. Но такие вот впечатления первые – они очень важные.

В каком возрасте можно осилить всю службу? Может, когда ребенку будет 15, тогда он и будет осиливать всю службу, а если он маленький еще заставлять его изнывать в храме, томиться… Если ребенка не перенапрягать, и наоборот, постараться,   чтобы с храмом у него были самые светлые, радостные ассоциации, – тогда, став взрослым, он их сохранит и сам пойдет.

– С детками проблема – исповедь. Как к исповеди можно ребенка подготовить, чтобы он подошел к этому сознательно?

– Чем позже ребенок начнет исповедоваться и чем реже он будет это делать, тем лучше. Потому что никаких особых грехов у него нет, слава Тебе, Господи! Вот когда ЧП какие-то – украл что-то, или маме нагрубил, – тогда нужно исповедаться, а так – обычные детские шалости, он даже и осознать-то их особо сам не   может. Так что совсем необязательна такая частая исповедь. Но вот понятие греха быть должно, человек должен понимать, что грех – это единственное, что Богу неугодно. И надо объяснить, что такой поступок, то, то и то – это грех, придешь на исповедь, в них тебе надо покаяться и сказать священнику. Но если это первая исповедь для ребенка, конечно, мамочка должна его подвести и сказать священнику, что у ребеночка это первая исповедь. Чтобы он его приветил, чтобы впечатление об исповеди было как о каком-то глубоком контакте, теплом и благотворном.

– Что касается молитвы, как ей учить?

– Пока детки маленькие, – «Отче наш» и «Богородице, Дево, радуйся» прочитал – и слава Тебе, Господи, и больше не надо. По силам. Нужно советоваться с духовником. Важно не количество, а регулярность, чтобы ты не начинал и не кончал день без молитвы. Встал – помолился пред едой, идешь спать – помолился, дело начинаешь,– Господи, благослови! – тоже помолился пред едой. Кончил дело – поблагодарил. Чтобы это было таким добрым, постоянным навыком. Тогда уже на этот фундамент он со временем будет настраивать… Ребенок, действительно, может устать. Мало ли, один может молитвенное правило прочитать, другой не может. Это тоже зависит от эмоциональных, от интеллектуальных особенностей… Так что дело не в количестве, а в качестве, чтоб это было искренне, от души и постоянно. Чтобы родители показывали детям пример.

– Вопрос относительно православных детских садов и школ. Не является ли это перекладыванием ответственности за воспитание на других, педагогов?

– Если это перекладывание – то это плохо. Но ребенок все равно в ту или иную среду попадает. Поэтому очень важно выбрать для ребенка благотворную, благоприятную среду, где он мог бы проявляться как православный человек. Так что это важно, но перекладывать все равно не получится.

– А если нет рядом православной школы?

– Мы своих детей возим, вернее, они уже сами ездят. А для маленьких детей это очень важно – нормальная среда, где они живут и могут полноценно развиваться. Никто там не матерится, не курит, гадостей никаких нет… Но организация православной школы – сложное дело – они только-только создаются, развиваются, это дело новое, еще православных педагогов не так много. А в школах традиционных есть очень хорошие педагоги, которые дают очень хорошую профессиональную подготовку, которая детям необходима. Православный христианин должен был хорошо профессионально подготовленным человеком. Если он в монахи собирается – все равно, у монахов круг общения очень широкий. Например, в Даниловском монастыре монах – бывший директор института, доктор физико – математических наук. Так что всегда были ученые монахи, и ученейшие монахи огромный вклад в культуру вложили. И про святителя Василия Великого говорят, что он человеческие обычаи украсил, и действительно мы и сейчас осознаем, насколько влияние его велико. Так что, конечно, дети должны быть образованными, культурными людьми, – тогда они могут противостоять этому агрессивному натиску, этой пустоте и бездуховности.

– ….. старшая дочь говорит, что большинство православных детей только о Боге и говорят, больше ни о чем, они все хмурые…

– В самую точку. Это тяжелое поражение нашего православного воспитания. В том-то и дело, что если это начетничество какое-то, пустышка, когда люди ничего не знают, а косят под православных, то это страшно. Это отталкивает самым страшным образом. И противостоять этому нужно только достигнув определенных успехов в своей сфере. Понятно, что у всех разные способности, но если ты живешь в полную меру, сколько тебе дано, и трудишься, то это хорошо, а если не дорабатываешь, то это будет плохо и для тебя, и для окружающих, и для православия.

– Вопрос относительно старших детей. Если они являются безусловным примером для младших, нужно ли какое-то их особое воспитание в духовном плане?

– Во-первых, не надо старших идеализировать, нам в семье, например, приходилось бороться против дедовщины очень решительно. Старший остается ребенком, в него, может, больше вкладывается, но зато и больше родительских ошибок ему достается. Но авторитет старших детей, если он направлен в нужное русло, конечно, надо поддерживать. Конечно, старших детей нужно приучать, чтобы они следили за младшими. Когда старшие дети подрастают, родителям гораздо легче, – они могут уйти куда-то, старшие дети должны следить за младшими. Но все это из практики должно быть. Справляется человек – очень хорошо, не справляется – его самого продолжать воспитывать. Он тоже нуждается в поддержке всегда.

– Так получилось, что родители воцерковились, когда у ребенка уже сложилось ироническое отношение к вере, в 14 лет. Просят совета, как помочь ребенку, как показать ему, что это правильный путь?

– Для того, чтобы показать, что путь правильный, нужно стараться как можно скорее стать христианином. Но как любому сложному дело трудно обучиться – школьная программа, например, на 10 лет рассчитана – так и христианином стать очень трудно. Опять-таки, в этом может помочь церковная жизнь, когда есть некий опытом с людьми, которые уже давно в церкви, со священником можно общаться, Господь, естественно, открывает людям, как им нужно поступать. Так что очень важны не слова, а дела. Если говорить о Боге с кислой физиономией, то никому это не нужно. Апостол Павел, например, говорил христианам: «Всегда радуйтесь», а если ты нерадостный, то, может, у тебя что-то уже не в порядке. Но одной радости, конечно, недостаточно: «Всегда радуйтесь, непрестанно молитесь и за все благодарите Господа». Вот такое гармоничное настроение души. Если ты радуешься просто – то это самодовольство, если только молишься – это начетничество. Если ты и благодаришь, и радуешься, и молишься, – вот тогда это гармония, то, что нужно. И ты своим примером этой радости будешь заражать окружающих и своих детей, конечно, тоже. И при этом должно быть и такое внутренней содержание, ты должен отвечать на вопросы, почему ты веруешь, как ты веруешь, – это, конечно, тоже. И в глазах ребенка родители должны иметь авторитет, – только тогда можно воспитывать. Если авторитета нет, то тогда, конечно, ничего у тебя не получится.

– Задают вопрос: у одной женщины происходило параллельное воцерковление маленького ребенка и взрослых родителей. Это вылилось в хульное поведение у ребенка: он нарочито неправильно крестится или затыкает уши, когда читают «Символ Веры»…

– Это значит, что родители его перенапрягли. Ребенку читают «Символ Веры»! Да «Господи, помилуй!» – и хватит с него. А ему длинный «Символ Веры» читают, он ничего в нем не понимает. Ну, маленький ребеночек. Взрослые пришли и свой взрослый опыт навязывают своему маленькому ребеночку. Между прочим,   недавно записали рассказ старушечки о том, как воспитывали раньше.

– Папочка, а можно, я в церковь пойду?

– Нет, доченька, нельзя, – очень все мягко.

– А почему, папочка?

– А ты сегодня по улице шла?

– Шла, папочка.

– Старушку видела?

– Видела.

– А ты ей поклонилась?

– Нет.

– А почему? Она перед тобой уже свою жизнь прожила, она тебе   дорожку проложила, а ты ей не поклонилась. Нет, не годится так, и в церковь ты сегодня не пойдешь.

Вот так вот строго и одухотворенно воспитывали детей в крестьянских семьях. Так что очень тонко надо воспитывать, и церковь и молитва – это должно быть неким особым семейным общим делом, дорогим для каждого ее члена. И если по каким-то причинам кому-то это не дорого, значит, это каке-то ошибки в воспитании – эти ошибки надо исправлять. Если ты нарочито неправильно крестишься – иди в свою комнату, а мы тут помолимся. Но если ты чего-то хочешь от нас – ну, извини, давай по-хорошему. Но опять-таки, это должен быть такой вдумчивый, деликатный, творческий процесс. Должно быть вот, как вот этот папочка, – разве у нас так родители с детьми разговаривают? Такое удивительно уважительное   и бережное отношение к ребенку.

– Не окажется ли православный ребенок слишком порядочным и, как следствие, нежизнеспособным в мире свободной конкуренции?

– Как известно, не в силе Бог, а в правде. Так что если человек старается жить по заповедям и на Бога надеяться, то Господь сам его по жизни будет вести. Если в мы чувствуем свое единство, раз мы верующие православные христиане, ответственность за свою Родину, за то, что Богом нам вручено, и отношения у нас такие дружные, – тогда мы такая сила, с которой никто справиться не может. В том-то и дело, что каждый боится, каждый за себя, – такая неполноценная вера, неполноценное отношение друг к другу, недоверие. Это и говорит о том, что по сути мы не очень-то хорошие христиане, потому что если бы мы жили по правде, то и сильными были бы по правде Божией.

– Еще сложнее, когда раскол не за пределами семьи, а в ней самой. Может ли ребенок быть верующим, если мама православная, папе не до этого, – надо работать, дедушка воинственно против?

– Тут речь идет о духовном подвиге этой мамочки. Если она правильно осознает, что такое быть православной матерью, что такое смирение, как любить, как терпеть, как переносить грубости, упреки, глупости – все, что угодно, – как гибко преодолевать всякие конфликты и острые углы, – тогда это дело времени. Тогда и папочка, несмотря на эту гонку   и то, что нужно семью кормить, и дедушка, может быть, перестанет быть воинственным противником. Сколько угодно примеров – люди и на смертном одре крестятся, и коммунисты убежденные, и атеисты. Как мир влияет на нас, так, простите, и православные влияют на мир. Если Господь с нами, – то кто против нас? Если эта мамочка возлюбит Господа, то и члены ее семьи не отстанут, – куда они денутся? Но это трудно, это нужно каждый шаг выверять, и молиться, и постоянно работать   над собой, и благословение получать на какие-то важные поступки и решения, – тогда все постепенно наладится. Ну, и терпения набраться, – потому что мы все очень нетерпеливые, мы хотим, чтобы все сразу: ах, вот я поверили, и вы давайте.. так не получается, нужно, чтобы прошло какое-то время.

– Как доказать ребенку, что быть «как все» – не лучший способ поведения в жизни? Что поведение христианина – терпеть. Смириться, не дать сдачи, отказаться, отказаться от каких-то развлечений?

– Нет, не дать сдачи – это совершенно неправильно. В Москве жил   в свое время протоиерей Всеволод Шпиллер, аристократ “голубой крови”, необыкновенно мудрый человек. Он сам родом из Киева, его мать была совершенно исключительным человеком, известнейшая оперная певица. У нее соперниц не было. Она ушла со сцены, воспитывала детей. Частым гостем в семье был, например, Дмитрий Шостакович, – такая вот образованнейшая, культурнейшая семья. И после революции будущий отец Всеволод, – он был кадетом, участвовал в белом движении, – оказался в эмиграции в Болгарии. А после войны в 1950 году он вернулся в Россию. У него был сын Ваня. Естественно, он был воспитан совсем по-другому, и ничего он о России не знает, ему тогда 14 было. И его мальчишки все время задирали, он приходит к папе – раз, другойтретий. А тот ему говорит: терпи. А в очередной раз он приходит – ну, пап, ну как же так? А тот ему говорит: ” Ну, чтож, ударь. Но с любовью.” То есть без всякой злобы и ожесточения.

Православный – это не значит какой-то тюфячок, о который можно ножки вытирать. И святые князья рубились в честном поединке – и стояли насмерть, и погибали, если надо. Это утрата такого аристократического отношения и к жизни, и к себе, и к окружающим, и к противнику,   такое холопское отношение – меня бьют, а я… Нет, это совсем не то. Это утрата здравого православного христианского воспитания. Не то что христианин должен всегда драться, быть задирой каким-то, но мальчишка не должен допускать каких-то оскорблений. Пусть он ищет какие-то выходы, сила – это последнее, когда все другие возможности уже исчерпаны, но постоять за себя он должен, иначе он будет каким-то тюфяком, половичком.

Мне рассказывала моя сослуживица, они ехали в метро с мужем – он такой могучий был. Сидит, развалясь, парень. Входит беременная женщина. Ее муж просит этого парня – мол, встань, пожалуйста, уступи, а тот смотрит на него наглыми глазами. Тот просит, – ну, встань, пожалуйста, а парень сидит. Тогда он взял его так – р-р-раз! – и сорвал с места. Ну, парень ему чуть не вмазал, но тут, как по сценарию – двое других пассажиров парню руки за спину, как раз поезд подъехал к станции, двери открылись, – они его выпихнули из вагона и поезд уехал.

– Скажите, а какие молитвы лучше читать о детях?

– Мне кажется, что лучше всего читать свои молитвы от души. Всегда есть конкретные проблемы, и нужно просить, чтобы Господь их разрешил. Можно молиться Божией Матери или святому, чье имя носит ребенок. Все люди разные, и обстоятельства у всех разные. Есть в молитвенниках молитвы матери о детях. Можно их читать. Но молитва всегда должна быть от души.

– Батюшка, если с раннего детства ребенок привык читать известные молитвы “Отче наш”, ”Богородицу”, уже засыпая в кроватке. Но потом он вырос, и уже надо встать перед иконами помолиться. Нужно ли на этом настаивать? Потому что ребенок говорит: ”Какая разница, где и как молиться? Главное, мысленно молиться”.

– Молитва освящает дом, а иконы помогают нам сосредоточенно обратиться к Господу, Божией Матери. Мы же не кое-как должны это делать. Пусть это будет кратко, но кое-как нельзя. Стержень должен быть обязательно.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Как расчесаться перед зеркалом, или Еще раз про многодетность

Священник Федор Бородин о том, что делать, когда не хватает сил

Незаметная ловушка многодетности, или О нелюбовной дискуссии вокруг любви

Жена – это не «детородный механизм». И не просто «помощница» и «вдохновительница». Это такой же живой,…

Жить по-христиански гораздо труднее, чем кажется

Если люди не хотят иметь детей и не могут воздерживаться, частое причащение для них невозможно, да…