«Тяжело ругательства про любимого человека читать»

Письма Святой Царицы-Мученицы Александры из заточения в Царском Селе в 1917 г. являют собой истинный образец христианской и монаршей мудрости.

Больно бывает, тяжело на душе, но горе нас очищает

От Государыни Императрицы Александры Феодоровны – С. В. Маркову (Царское Село, март 1917 г.)

Царица Александра в мундире Лейб-гвардии Уланского Её Величества полка, 1893 год.

Царица Александра в мундире Лейб-гвардии Уланского Её Величества полка, 1893 год.

Когда так тяжело на сердце, Вам безумно грустно — не унывайте, Маленький, помните, что есть душа, которая Вас лучше понимает, чем Вы сами знаете, и которая крепко, крепко ежедневно Бога за Вас молит. Вы не одни — не бойтесь жить, Господь услышит наши молитвы и Вам поможет, утешит и подкрепит.

Не теряйте Вашу веру, чистую, детскую, останьтесь таким же маленьким, когда и Вы большим будете. Тяжело и трудно жить, но впереди есть Свет и радость, тишина и награда за все страдания и мучения. Идите прямо Вашей дорогой, не глядите направо и налево, и если камня не увидите и упадете, не страшитесь и не падайте духом. Поднимайтесь и снова идите вперед. Больно бывает, тяжело на душе, но горе нас очищает.

Помните жизнь и страдания Спасителя, и Ваша жизнь покажется Вам не так черна, как думали. Цель одна у нас, туда мы все стремимся, да поможем мы друг другу дорогу найти. Христос с Вами, не страшитесь. “Начало конца”, Вы говорили, — да, Маленький, но не совсем, душа будет всегда близко, не забудет Вас Ваш новый друг и всегда и везде будет за Вами следить и Вас молитвами охранять от всякого зла. Останьтесь рыцарем, таким, каким Вы хотели быть.

Ш(еф)[1].

Всегда надо надеяться

От государыни Императрицы Александры Феодоровны – А. В. Сыробоярскому, 28 мая, Ц. С.

Все можно перенести, если Его (Бога) близость и любовь чувствуешь и во всем Ему крепко веришь. Полезны тяжелые испытания, они готовят нас для другой жизни, в далекий путь. Собственные страдания легче нести, чем видеть горе других, и не будучи в возможности им помочь.

Очень много Евангелие и Библию читаю, так как надо готовиться к урокам с детьми, и это большое утешение с ними потом читать все то, что именно составляет нашу духовную пищу. И каждый раз находишь новое и лучше понимаешь. У меня много таких хороших книг, всегда выписываю из них. Там никакой фальши.

Вы когда-нибудь читали письма Иоанна Златоуста к диаконисе Олимпиаде? Я их теперь опять начала читать. Такая глубина в них, наверное, Вам понравились бы. Мои хорошие книги мне очень помогают. Нахожу в них ответы на многое. Они силы дают, утешение и для уроков с детьми. Они много глубоко понимают — душа растет в скорби. Вы это сами знаете.

Завтра в 12 часов молебен. Татьяне будет 20 лет уже[2]. Они здоровы все, слава Богу. Надо Бога вечно благодарить за все, что дал, а если и отнял, то, может быть, если без ропота все переносить, будет еще светлее. Всегда надо надеяться. Господь так велик, и надо только молиться, неутомимо Его просить спасти дорогую Родину. Стала она быстро, страшно рушиться в такое малое время.

Но тогда, когда все кажется так плохо, что хуже не может быть, Он милость Свою покажет и спасет все. Как и что, это только одному Ему известно…

Хотя тьма и мрак теперь, но солнце ярко светит в природе и дает надежду на что-то лучшее. Вы видите, мы веру не потеряли, и надеюсь никогда не потерять, она одна силы дает, крепость духа, чтобы все перенести. И за все надо благодарить, что могло бы гораздо хуже… Не правда ли? Пока живы и мы с нашими вместе — маленькая крепко связанная семья. А они, что хотели?…[3]

Вот видите, как Господь велик. Мы и в саду бываем (т. е. на свободе). А вспомните тех других[4], о, Боже, как за них страдаем, что они переживают, невинные… Венец им будет от Господа. Перед ними хочется на коленях стоять, что за нас страдают, а мы помочь не можем, даже словом. Это тяжелее всего, больно за них, но и для них, я верю крепко, будет еще хорошее (мзда многая на небесах) и здесь еще. Но здоровье у них уже не то будет, а души у них растут, и Он им силы даст крест нести. Есть кому тяжело там без мамы, но вера спасет ее. Без слез не могу вспомнить. Но она знает (где бы она и ни была), душа моя с ней, и те, кто меня истинно любит, должны это вспоминать, а то разлука была бы невыносимой. Но быть без известий так тягостно, так тяжело.

Вы удивлены, что я так вдруг откровенно пишу, но письмо не пойдет почтой, а нашего нового коменданта[5] менее стесняюсь. Мы посещали его в Лианосовском лазарете, снимались вместе, так что совсем другое чувство, и потом он настоящий военный. Хотя не завидую ему — очень уж ему трудно должно быть. Но Бог его наградит за каждую доброту, Вы видите, опять Бог помог. Все-таки чувствуем себя иначе, раз он наш начальник и цензор. Прежде он сам страдал. Голова немного устала, много сегодня другим писала, а скоро урок. Пора вставать. Да благословит и хранит Вас Господь Бог на всех путях и да даст Он Вам внутренний мир и тишину. Самый сердечный привет.

Ваша сестра.

Господь спасет еще Родину

От Государыни Императрицы Александры Феодоровны – А. В. Сыробоярскому. 29-го мая (1917 г.) Ц. С.

Мама (М. М. Сыробоярская) мне переписала хорошую молитву, которую Она Сама каждый день читает. Она такая трогательная. Почему меня так полюбила, не знаю. Будьте нежны с ней, не стесняйтесь побольше о себе говорить. А то ей трудно, должно быть. Вы говорите, что не умеете, но это не так, только отвыкли и не хотите тяжести жизни с ней делить, хотите Ее беречь, но у матери чуткое сердце, и Она душой с Вами страдает. Понимая Ваш характер, знаю, что Вам не легко, и оттого дома пусто. Иные интересы, мысли, мечты. Она пишет, что сердце стало лучше, я так рада…

Как тяжело читать газеты… Где мы? Куда дошли? Но Господь спасет еще Родину. В это крепко верю. Только где дисциплина? Сколько гадостей о нем (Государе) пишут: слабоумие и т. д. Хуже и хуже, бросаю газеты, больно, все время. Все хорошее забыто, тяжело ругательства про любимого человека читать, несправедливость людей и никогда ни одного хорошего слова… не позволяют, конечно, печатать, но вы понимаете, что за боль. Когда про Меня гадости пишут — пускай, это давно начали травить, Мне все равно теперь, а что Его оклеветали, грязь бросают на Помазанника Божия, это чересчур тяжело.

Многострадальный Иов[6]. Лишь Господь Его ценит и наградит за Его кротость. Как сильно внутри страдает, видя разруху. Это никто не видит. Разве будет другим показывать, что внутри делается, ведь страшно Свою Родину любить, как же не болеть душой, видя, что творится. Не думала, что за три месяца можно такую анархию видеть, но надо до конца терпеть и молиться… молиться, чтобы Он все спас.

А Армия… плачешь, не могу читать, бросаю все и вспоминаю страдания Спасителя, Он для нас, грешных, умер, умилосердится еще, может быть. Нельзя все это писать, но это не по почте, и новый комендант (полк. Кобылинский) цензор не будет Меня бранить, я думаю, а Вы не теряйте веру, не надо, не надо, а то уже не хватит сил жить. Увидят сами, что дисциплина и порядок нужен, что не надо бояться быть сильнее плохих разрушительных элементов, которые только стараются скорее видеть гибель России. Они не патриоты, ничего святого у них нет… Наступления ждут, медлят опять…

О, больно, больно на душе, но Он спасет, поможет, услышит молитвы любящих Россию… Простите, что все это пишу, может, разорвут эту страницу. Вы бедную маму обрадуете Вашим присутствием. Вы знаете, что Вы ей нужны, разве это не хорошо? Я свою маму потеряла, когда мне было 6 лет, а отца в восемнадцать[7]. Большое утешение их иметь, знать, что она всегда Вас с любовью ждет, молится всеми силами за Вас. Вы ей нужны. Очень жаль Вас не видеть и не иметь возможности с Вами говорить. Настроение Ваше такое грустное, мрачное, безнадежный взгляд на все. Если бы виделись, может быть, могла бы немного помогать, облегчить и выяснить, а на бумаге не умею, не знаю, как писать, не то выходит и кажется так пусто.

Сильно хочется помочь и постараться мрак рассеять. Не надо так на все смотреть, не все потеряно, Господь спасет еще дорогую Родину, но терпеливо придется ждать (конечно, сложа руки самое трудное), но это должно кончиться. Вы про историю говорите. Да, все это было раньше и будет опять, все повторяется, но иногда Господь Бог по иным путям народ спасает.

Царица Александра в форме сестры милосердия

Царица Александра в форме сестры милосердия. 1916 год

В людей, Вы знаете, Я почти не верю, но зато всем Своим существом в Бога, и все, что случится, не отнимет эту веру. Не понимаю, но знаю, что Он понимает и все к лучшему творит.

Люди стали все хуже и хуже. Содом и Гоморра в столице, а на фронте?… Мало лучше в городах, за это наказание и много из таких уже пострадали. Все, которые (из хороших, но глупых и смешных) все ругали и осуждали, видят, какую кашу заварили, а теперь боятся, что крестьяне все у них отнимают, что кажется им несправедливо… потому что сильно больно. Для души это полезно. Те, кто в Бога крепко верует, тем это годится для (вот слова не могу найти) опыта совершенствования души, другим для опыта… Господь их наградит, верьте.

Я знаю одного старика, который долго сидел (в тюрьме), выпустили, опять сидит, и он стал светлым, глубоко верующим и любовь к Г(осударю) и веру в Него и Бога не терял[8]. Если награда не здесь, то там в другом мiре, и для этого мы и живем. Здесь все проходит, там — светлая вечность. О, верьте этому! Вы молоды, Вам трудно об этом думать, но раз в жизни пострадаете, найдете в этом утешение. Испытания всем нужны, но надо показать и твердость во всем и все перенести с крепкой верующей душой.

Нет таких невзгод, которые бы не проходили. Господь наш это обещал в Своем бесконечном милосердии, и мы знаем, какое непостижимое блаженство Он готовит любящим Его. Помоги Он всем перенести с такой покорностью Его святую волю… “Не все на небе будет ночь, авось и солнышко проглянет”. Его дорога оставлена, чтобы нам идти, путь тернистый, но Он его перед нами прошел, — пусть и крест наш так же, как Он, понесем.

Не умею писать, но молюсь горячо, да облегчит Он Вам Ваши страдания за других, да утешит и подкрепит Он Вас. Помните, как Ваш любимый Отец все жестокости и несправедливости перенес… Да, иногда жизнь, здоровье не выносят, а дух должен. Вы меня хорошо знаете и понимаете мое искреннее желание помочь Вам. Люди плохи, и Он наказывает, наказывает примером. Царство зла теперь на земле. Но Он выше всего, Он все может повернуть к лучшему. Увидим еще лучшие дни.

Вы молоды, увидите еще другое, не будьте малодушным. У кого совесть чиста, тот и клевету и несправедливость легче переносит. Не для себя мы живем, а для других, для Родины (так это и понимали). Больше, чем Он (Государь) делал, невозможно. Но раз сказали для общего блага…[9] Но не верю, что Господь не вознаградит за это. А те, которые так гнусно поступили, им глаза будут открыты, у многих это уже и есть.

Психология массы — страшная вещь. Наш народ уж очень некультурен — оттого, как стадо баранов, идут за волной. Но дать им понять, что обмануты, — все может пойти по иному пути. Способный народ, но серый, ничего не понимает. Раз плохие везде работают на гибель, пускай хорошие стараются спасти страну. Надо избавиться от врага внешнего — это первый долг, а с такими войсками стало безумно трудно, но не совсем безнадежно — есть патриоты настоящие, есть Бог. А мы в тылу должны молиться всеми слабыми силами — умолять Его спасти Родину. И Он услышит, умилосердится. Многое еще перенести придется. Плохие не станут лучше, но зато есть где-то хорошие, но, конечно, слабые «капли в море», как Вы их называете, но все вместе могут быть со временем поток очищающей воды и смоют всю грязь.

Надо кончать. Всегда за Вас молюсь. Все шлют горячий привет. Храни Вас Бог. Всего, всего наилучшего, скорейшего выздоровления и душевного спокойствия.

Старая Сестра А.

Зло великое в нашем мире царствует теперь, но Господь выше этого

От Государыни Императрицы Александры Феодоровны – М. М. Сыробоярской. (Царское Село) 29-го мая 17 г.

Милая моя, сердечное Вам спасибо за длинное письмо от 22-го, которое вчера получили. Все глубоко меня трогает — Ваша любовь и вера. Спасибо, что меня не забываете. Ваши письма для меня большая радость. Как Господь милостив, что дал нам познакомиться, теперь особенно ценна такая дружба.

Имею известия от сына (А. В. Сыробоярский), не был здоров, простудился, лежал, но теперь, слава Богу, ему лучше. Бывал у общих знакомых, скоро будет у Вас. Поздравляю Вас с его новым чином, наконец получил, год спустя. Все получаешь в свое время. Но теперь ему надо хорошее здоровье. Я утешала, что мы в переписке, он будет этому рад. Не бойтесь, что он веру потеряет, Бог услышит ваши молитвы и тех других, которых он стал верным другом.

Тучи черные, гроза, туман покрывают будущее, это бывает трудно без ропота выносить. Но и это пройдет. Солнце опять заблестит, а там впереди яркое солнце, там все будет нам ясно, там награда за все тяжелые переживания. Земная школа суровая, и впереди экзамен нас ждет, надо к этому каждому готовиться, трудные сложные уроки изучить. Все и везде и во всем борьба, но внутри должна быть тишина и мир, тогда все переносить можно и почувствуешь Его близость.

Не надо вспоминать огорчения — их столько, а принять их, как полезное испытание для души, а если начнешь роптать, то теряешь почву под ногами и становишься таким мелким, самолюбивым. Есть самолюбие, которое надо иметь, но есть и другое, которое надо топтать под ногами — это ложное. Что это я Вам все это говорю, Вы лучше меня знаете. Но надо во всем хорошее и полезное искать. Ведь в нашу пользу Он нас укоряет или попускает беды для испытания и укрепления души. Зло великое в нашем мире царствует теперь, но Господь выше этого, надо только терпеливо вынести тяжелое и не позволить худому брать верх в наших душах. Пускай зло помучает, потревожит, но душу ему не отдадим. Верим, глубоко верим, что награда там будет и, может быть, еще здесь…

Видеть, знать о страданиях дорогих сердцу людей — вот это мука великая, и ее перенести спокойно ужасно трудно. Передаешь их мысленно в Его милосердные руки и знаешь, что души их не погибнут. Растут они, как цветы открываются, если умеют верить и молиться.

Сам Спаситель перед глазами. Они с Ним крест несут… Боже, помоги им, умилосердствуй, спаси, тешь их. Сердце ноет, помочь нельзя… Вы спрашиваете, не утомляют ли меня уроки[10]. Нет, милая. Хотя голова иногда побаливает, когда подряд три урока Закона Божия, но это ничего, так рада с детьми заниматься. И это мне помогает. Потом бывает чтение и диктовка на других языках, но время оттого летит. До 12 лежу, и они около постели занимаются, а потом в классной или у Алексея. Вы хотели знать, как сплю — последнее время опять плохо, но это все равно. Когда жарко, то сердце шалит по-прежнему. Опять лежу в саду, или на кресле меня катают. Это лучше. Иногда цветы собираю, но сгибаться для сердца нехорошо и больно. Но пока не могу жаловаться.

Нежно Вас целую, родная, перекрещаю. Господь с Вами. Молитвенно и мысленно с Вами.

Сестра.

Александра Феодоровна. Царское Село, 1917 год

Александра Феодоровна. Царское Село, 1917 год

Невыносимо тяжело видеть эту быструю разруху во всем

От Государыни Императрицы Александры Феодоровны – М. М. Сыробоярской. (Царское Село) 4 июня (1917 г.)

Погода стоит очень хорошая. Каждый день маленький ветерок, который мне помогает жару переносить. Дети уже очень загорели, особенно Мария. Они все Вас целуют. Жизнь та же самая, учатся каждый день, надо побольше догнать, так как зимой болели, и при том время скорее проходит. Они не могут, как раньше, быть целый день на балконе или в саду… так что Он (Государь) и Алексей по утрам часок гуляют (маленький играет на островке). От двух до пяти все, а Он с девочками от 7 с половиной до восьми.

Все-таки много на воздухе, и это им полезно всем, и физическая работа для Государя необходима, с детства к этому привык. С покойным отцом вместе лес пилили и рубили, так Он и теперь со своими людьми делает. Иногда, если хорошие солдаты, то помогают нести дрова. Теперь у него есть много времени читать, что последние годы редко удавалось. Он страшно историческую и военную литературу любит, но трудно после стольких лет быть без бумаг, телеграмм, писем… С покорностью, без ропота все переносит, Его касающееся, но как за Родину страдает… за Армию – это Вы и Александр Владимирович (Сыробоярский) сами понимаете.

Невыносимо тяжело видеть эту быструю разруху во всем… обидно, больно — вся работа пропала. Один Господь может еще любимую Родину спасти, и я не теряю эту надежду, хотя много еще тяжелого придется перенести. Есть хорошие люди (хотя их мало). У меня вообще давно мало доверия к людям, слишком много зла видела в свою жизнь, но я Богу верю, и это главное, Ему все возможно.

Ну, пора кончать. Храни Вас Бог. Крепко целую.

Сестра.

Они всех обманули — мне жаль народ

От Государыни Императрицы Александры Феодоровны – Ю. Ф. Ден

Перевод с английского перевода подлинника, написанного по-русски[11].
Фрагменты письма: Царское Село, 5 июня 1917 г.

[О! как я рада, что они назначили нового Командующего Балтийским флотом (адмирала Развозова). Надеюсь на Бога, что теперь будет лучше. Он настоящий моряк, и я надеюсь, что ему удастся восстановить порядок теперь. Мое сердце дочери и жены солдата страдает ужасно при виде того, что происходит. Не могу и не хочу к этому привыкнуть. Они были такими героями, и как их испортили как раз тогда, когда настало время освободиться от врага. Придется воевать еще много лет.

Вы поймете, как Он (Государь) должен страдать. Он читает газеты со слезами на глазах, но я надеюсь, что они все же победят. У нас столько друзей на фронте. Представляю себе, как ужасно они страдают. Никто, конечно, не может писать. Вчера мы увидели совсем новых людей[12] — такая разница. Приятно было их видеть. Опять пишу то, о чем не должна писать, но это письмо пойдет не по почте, иначе Вы его не получили бы. У меня, конечно, нет ничего интересного, что написать. Сегодня в 12 часов будет молебен. Анастасии исполнилось сегодня 16 лет. Как быстро бежит время. (…)

Вспоминаю прошлое. Надо смотреть на все спокойнее. Что можно сделать? Если Он (Господь) посылает нам такие испытания, то очевидно Он считает нас достаточно подготовленными для них. Это своего рода экзамен — надо показать, что мы не напрасно через них прошли. Во всем есть свое хорошее и полезное, каковы бы ни были наши страдания — пусть будет так, Он пошлет нам силы и терпение и не оставит нас. Он милостив. Только надо безропотно преклониться перед Его волей и ждать — там, на другой стороне, Он готовит для всех, кто Его любит, несказанную радость.

Вы молоды, как и Ваши дети, — как много их у меня, помимо моих собственных, — Вы увидите и настанет ясное и безоблачное небо, Но гроза еще не прошла, и поэтому так душно, но я знаю, что потом будет лучше. Надо только иметь немного терпения, разве это так уж трудно? Я благодарю Бога за каждый день, который проходит спокойно. (…)

Три месяца уже прошло (после революции)!! Народу обещали, что будет больше продовольствия и топлива, но все стало хуже и дороже. Они всех обманули — мне жаль народ. Скольким мы помогали, но теперь все кончено. (…)

Ужасно думать об этом! Сколько людей зависело от нас. А теперь? Хотя о таких вещах не говорят, я пишу об этом, потому что мне так жаль тех, для кого жизнь теперь станет труднее. На то Божия воля! Дорогая моя, надо кончать. Нежно целую Вас и Тити[13]. Христос с Вами.

Сердечный привет (от Государя)

Любящая Вас
Тетя Бэби.

Царская семья. 1915 год

Царская семья. 1915 год

Дорогая моя мученица…

От Государыни Императрицы Александры Феодоровны – А. А. Вырубовой.

Перевод подлинника, написанного по-английски.
Август 1917. Царское Село
[14].

Дорогая моя мученица, я не могу писать, сердце слишком полно, я люблю Тебя, мы любим Тебя, благодарим Тебя и благословляем и преклоняемся перед Тобой, — целуем рану на лбу[15] и глаза, полные страдания. Я не могу найти слова, но Ты все знаешь, и я знаю все, расстояние не меняет нашу любовь — души наши всегда вместе и через страдание мы понимаем еще больше друг друга. Мои все здоровы, целуют тебя, благословляют и молимся за Тебя без конца.

Я знаю Твое новое мучение — огромное расстояние между нами, нам не говорят, куда мы едем (узнаем только в поезде), и на какой срок, но мы думаем, это туда, куда ты недавно ездила[16] — святой[17] зовет нас туда и Наш Друг[18].

Не правда ли, странно, и Ты знаешь это место. Дорогая, какое страданье наш отъезд, все уложено, пустые комнаты — так больно, наш очаг на продолжении 23 лет. Но Ты, мой Ангел, страдала гораздо больше! Прощай. Как-нибудь дай мне знать, что Ты это получила. Мы молились перед иконой Знаменья[19] и я вспоминала, как во время кори она стояла на твоей кровати[20]. Всегда с Тобой; душа и сердце разрывается уезжать так далеко от дома и от Тебя и опять месяцами ничего не знать, но Бог милостив и милосерд, Он не оставит Тебя и соединит нас опять. Я верю в это — и в будущие хорошие времена. Спасибо за икону для Бэби (Наследника Цесаревича).

Тексты и примечания публикуются по изданию: Письма Святых Царственных Мучеников из заточения. Изд-во Спасо-Преображенского  Валаамского монастыря. Санкт-Петербург, 1998.

Источник электронной версии текста

Подзаголовки и разбивка на абзацы – “Правмир”


[1]  Государыня Императрица Александра Федоровна была Шефом Крымского Конного Ее Величества полка, в котором служил корнет С. В. Марков.

[2] День рождения Вел. Кнж. Татьяны Николаевны – 29 мая 1897 г.

[3] Ее Величество имеет в виду попытку временного правительства отделить лишенного свободы Государя от Его Семьи.

[4] Государыня говорит о томящихся в тюрьмах русских людях, почитаемых новой властью “врагами русского народа”. (Прим. изд.).

Следует указать, что Государыня прежде всего имела в виду А. А. Вырубову и Царских министров, заключенных в Петропавловской крепости, ср. далее: «но вера спасет ее… но она знает…», что в контексте мыслей об узниках может относиться только к Анне Александровне, ближайшей подруге Государыни. См. ниже примечание издателей к письму Государыни А. А. Вырубовой. (Прим. редакции сайта «Наша эпоха»).

[5] Под именем “нового коменданта” Государыня имеет в виду полк. Кобылинского. Здесь уместно сказать о тех, кому в то время принадлежала непосредственная власть над Царской Семьей. Этими лицами были коменданты Александровского дворца, где Царская Семья содержалась под арестом. 8/21 марта комендантом был назначен штабс-ротмистр Коцебу, а начальником караула — полк. Кобылинский. Вскоре, через 2-3 недели, Коцебу был уволен, и обязанности коменданта временно исполнял Кобылинский, которого в конце марта сменил подполк. Коровиченко, назначенный на эту должность Керенским. П. А. Коровиченко, военный юрист по образованию и адвокат по профессии, был личным другом Керенского и его единомышленником. В Александровском дворце ему принадлежала вся полнота власти. Будучи грубым, бестактным и плохо воспитанным, Коровиченко не умел себя держать, и хотя сам он не причинял заключенным зла, Царская Семья его не любила. В конце мая он добровольно оставил свой пост, получив высокую должность благодаря революционным связям. Временное Правительство назначило этого полуштатского подполковника командующим войсками сначала Казанского, а затем Ташкентского военного округа, где впоследствии он был зверски убит большевиками.

После ухода Коровиченко комендантом был назначен Кобылинский, о котором, как это видно из настоящего письма, Государыня отзывается с большой теплотой.

Полковник Е. С. Кобылинский был доблестным офицером л.-гв. Петроградского полка. Находясь в действующей армии, он был ранен, по выздоровлении вернулся в строй и на этот раз был сильно контужен. Снова вернулся на фронт, но от последствий контузии потерял боеспособность. Государыня и старшие Княжны познакомились с ним в Лианозовском лазарете, где он находился на излечении. В дальнейшем он проявил исключительную преданность Царской Семье. Назначенный сопровождать Царственных Узников в Сибирь в качестве начальника караула, он оставался на этой должности до 28 апреля/11 мая 1918 г., когда был смещен большевиками, до конца самоотверженно стараясь облегчить тяжелые условия заточения Царственных Мучеников.

[6] Государь Император Николай Александрович родился 6/19 мая, в день памяти Св. Иова Многострадального.

[7] Государыня Императрица Александра Феодоровна была дочерью Великого Герцога Людовика Гессен-Дармштадтского (+1890 г.) и его жены Великой Герцогини Алисы, рожд. Принцессы Английской (+1878 г.), дочери королевы Виктории.

[8] Вероятно, речь идет о ген. Сухомлинове.

[9] Ее Величество имеет в виду вынужденное отречение Государя Императора.

[10] Вскоре после Пасхи, когда Августейшие Дети достаточно окрепли после перенесенной болезни, возник вопрос о продолжении учения Наследника Цесаревича и младших Великих Княжон. Так как преподаватели в Александровский дворец не допускались, решено было организовать уроки собственными силами. Государь Император взял на себя историю и географию, Государыня Императрица — Закон Божий, а другие предметы были распределены между лицами свиты и приближенными.

[11] Перевод с английского перевода имеет пропуски и стилистические отличия от подлинника (прим. издателей 1996 г.).

[12] Новая часть, назначенная для несения караульной службы.

[13] А. К. Ден, сын К. А. и Ю. Ф. Ден.

[14] Это письмо не датировано, но как явствует из текста, оно написано 1 августа, непосредственно перед отъездом в Сибирь, который имел место рано утром во вторник 1 августа.

[15] А. А. Вырубова, бывшая фрейлина и личный друг Государыни Императрицы Александры Феодоровны, была арестована по приказанию Керенского 21 марта в Александровском дворце, где с начала революции она разделяла заключение вместе с Царственными Узниками. В этот день ее перевезли в Петроград, а на следующий день отправили в Трубецкой бастион Петропавловской крепости. Условия заключения А. А. Вырубовой, несмотря на то, что она была калекой и только что перенесла тяжелую болезнь, были чрезвычайно жестокими. Она подвергалась невероятным издевательствам со стороны тюремного начальства, караульных солдат и даже тюремного врача, которого в своих воспоминаниях она называет своим главным мучителем. “Жизнь наша была медленной смертельной казнью”, — рассказывает она о своем пребывании в каземате Трубецкого бастиона. Ее оскорбляли, били по лицу, плевали в лицо. Она буквально голодала. В миску с отвратительной едой, нередко полугнилой, солдаты часто плевали, подбрасывали толченое стекло. Несколько раз ей угрожал кровавый самосуд. Рана на лбу, о которой Государыня пишет в этом письме, была получена А. А Вырубовой, когда один из караульных солдат в припадке злобы толкнул ее на косяк железной двери. Это была большая и долго не заживавшая рана. А. А. Вырубова оставалась в Петропавловской крепости до середины июня, когда ее перевели в арестантский дом, а в конце июля освободили. Произвольные аресты и содержание под стражей ни в чем не повинных людей в течение многих месяцев в ужасающих условиях, без предъявления им обвинений — одна из позорнейших страниц деятельности Временного правительства и его представителей.

[16] См. выше письмо к Ю. А. Ден от 30 июля 1917 г.

[17] Св. Иоанн Тобольский (из рода Максимовичей).

[18] Г. Е. Распутин. – Прим. ред. сайта «Наша эпоха».

[19] См. выше письмо к Ю. А. Ден от 30 июля 1917 г.

[20] А. А. Вырубова заболела корью одновременно с Августейшими Детьми в первые дни февральской смуты.

 

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
«После 2 марта Романовы стали не нужны»

Императорская фамилия перестала поминаться на Литургии

“Государь понял, что есть Божия воля отступить…”

Почему царь не стал бороться за Россию? Проект «Настоящий Николай»

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: