Господи, что с нами будет? (+видео: читает автор)

Сидели, печальные, после похорон моей крестной матери — Татьяны Снегиревой, просто — «мать Татьяны», вспоминали ее. Народу на поминках было много — ее любили, всем она была нужна… Христианская, благоуханная душа.

Дочь ее Маша наготовила поминального угощенья, все расположились за огромным столом и вспоминали, какой она была, что говорила, кому чем помогла…

Конечно, отмечали это удивительное сочетание в ней мудрости и простоты, поразительной интуиции и воображения, доброты и прямоты, сострадания и самоиронии. Как она умела порой посмеяться над собой! Совершенно не боялась выставить себя в каком-то невыгодном свете… Расскажет о себе что-то нелепое и сама хохочет, заливается.

Например, как-то раз призналась, что ей, много лет посещавшей богослужения первой седмицы Великого Поста, когда вся Церковь поет: «Господи Сил, с нами буди!», долгое время слышалось это как «Господи, что с нами будет?». И это, казалось ей, так точно передает ее затаенную тревогу, что всякий раз ее пробивала слеза.

Ведь действительно же — Господи, что с нами будет?

Словом, перебирали какие-то незначительные и забавные эпизоды, случаи, реплики, и от этого казалось, что мать Татьяна где-то здесь, неподалеку: вот-вот, как бывало, войдет в комнату с огромным блюдом, а на нем — жареный рождественский гусь, пасхальный поросенок или просто — великопостный плов…

Разошлись поздно. Андрюша, зять Татьяны, муж дочки Маши, умаялся за день: морг, храм, кладбище, поминки. Накануне еще за продуктами ездил, теперь вот грязную посуду на кухню перетаскал. Да еще и выпил как следует с гостями. Вот он и прилег на кухонный диванчик и тут же уснул.

Уснула и Маша у себя в комнате. Только слышит вдруг ближе к утру — шум в прихожей: что-то падает, что-то бьется, возня какая-то… Вышла она спросонья и видит, что муж ее нахлобучил шапку, накинул куртку и пытается в темноте входную дверь открыть. Бьется в нее, как птица, рвущаяся на волю. А самого — аж шатает.

— Андрей, ты куда? Ни свет ни заря…

— Да Татьяна Ивановна просила меня срочно привести к ней вот этого, вчерашнего, — отвечает он, все еще пытаясь отпереть замысловатый замок.

«Ну, — думает Маша, — все: крыша у мужика поехала».

— Ты в своем уме? Ты соображаешь, что ты говоришь? Кто тебя просил? Мама? К ней привести? Кого?

— Ну да, Татьяна Ивановна прямо так и сказала мне: срочно приведи его ко мне! Вот я и хочу до него добраться…

— Да кого привести-то?

— Писателя. Он тут вчера сидел с нами допоздна.

— Какого писателя? Тут много вчера писателей было… Был Гриша Корин, был Герман Плисецкий, был Юра Анохин, был…

— Да я забыл, как его зовут. Но Татьяна Ивановна мне его показала. В лицо-то я его знаю. Вот я за ним и иду.

— Андрей, — едва не заплакала Маша, — мама же умерла! Это тебе приснилось. Снимай шапку, иди спать.

…И тут раздался телефонный звонок.

— Маша, — послышался дрожащий женский голос. Это была жена Юрия Анохина.

Но Маша уже все поняла прежде, чем та успела сказать:

— Юра умер. Маша, что делать? Только что. Он теплый еще…

…Это его велела привести к ней мать Татьяна, явившаяся под утро своему зятю, иконописцу, чистому, простодушному человеку, уснувшему клубком на детском диванчике в кухне.

Господи, что с нами будет?

Читайте также:

Ангел (+видео: читает автор)

Деньги для Саваофа (+Видео: читает автор)

Повелитель дождя (+ видео, читает автор)

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Умер политолог и экс-советник президента США Картера Збигнев Бжезинский

Бжезинский долгое время являлся одним из ведущих идеологов внешней политики США.

Смерть может подменить собою Бога

Но после Воскресения она не может быть нашей надеждой

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!