Господин президент!

|

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! В Нижнем Тагиле на 3,5 года осужден Егор Бычков. За то, что боролся с наркоторговлей. За то, что выполнял функции, которые не выполняло в этом городе государство.

Господин президент, в России действует принцип разделения властей, поэтому просить вас вмешаться в ситуацию, оказать влияние на суд, пусть даже вынесший откровенно несправедливый приговор, я не имею права. Но вы как гарант Конституции и как руководитель всей исполнительной вертикали власти можете обратить внимание на то, как осуществлялось судебное преследование Егора Бычкова, а также на общее состояние, в котором находятся в Нижнем Тагиле структуры, призванные охранять общественный порядок, производить надзор и выносить судебные решения.

«Дело Бычкова давно перешагнуло границы собственно Дзержинского района города Нижний Тагил и стало лакмусовой бумажкой для нашей судебной системы, органов следствия и прокуратуры»

140255045Речь идет о деятельности руководителя прокуратуры Дзержинского района города Нижний Тагил прокуроре Кузнецовой Светлане Викторовне, руководителя Нижнетагильского МРО Управления ФСКН России по Свердловской области Бабине Александре Николаевиче и федеральной судьи Дзержинского районного суда города Нижний Тагил Петровой Юлии Сергеевне.

Музыкант Шахрин накануне рассказал вам, господин президент, о сути дела Егора Бычкова. Но я все же позволю себе вкратце еще раз остановиться на нескольких моментах из уже оглашенного сегодня судебного решения.

Суд установил, что 23-летний глава нижнетагильского фонда «Город без наркотиков» Егор Бычков вместе с сотрудниками фонда Александром Васякиным и 20-летним Виталием Пагиным в период с 22 ноября 2007 года по 28 мая 2008 года похитили и насильно удерживали семерых потерпевших в здании реабилитационного центра. Бычков признан виновным по статьям УК РФ «Побои», «Похищение человека» и «Незаконное лишение свободы». За это суд приговорил Бычкова к 3,5 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

При этом судом проигнорированы показания свидетелей и собственно «потерпевших», которые прямо утверждали, что сотрудники фонда действовали по просьбе родителей и в целях реабилитации наркозависимых, находящихся в крайней стадии. Своими действиями Бычков и его коллеги спасли жизни всем «потерпевшим».

Исходя из нормальной человеческой логики, никаких похищений Бычков не совершал. Сами наркоманы, что также очевидно, в состоянии наркотического опьянения не являются дееспособными. Наличие договоров с родителями по каждому наркозависимому говорит о том, что помещение в реабилитационный центр наркоманов, не осознающих реальности, осуществлялось с ведома и согласия родственников. Таким образом, статья «похищение» в отношении Бычкова может быть применена с той же степенью обоснованности, что и в отношении милиционеров, помещающих запойного алкоголика в соответствующее заведение.

«Незаконное лишение свободы» объясняется тем, что Бычков и его товарищи не выпускали наркоманов за новой дозой наркотиков. Вновь спасая жизни им самим, а возможно, и другим людям, живущим в Нижнем Тагиле. На что способен наркоман в поисках дозы, объяснять, наверное, не надо.

Надо сказать, что все первоначальные обвинения Бычкова в пытках, садизме и прочих издевательствах на суде были опровергнуты, доказать их прокуратуре и следствию не удалось. Так что из всех составов обвинения оставили «побои». Никто не скрывает, что сотрудники реабилитационного центра действовали по отношению к наркоманам во время ломки жестко. Но никто над наркоманами не издевался, не пытал их и не мучил. Цель Бычкова была не в глумлении над людьми, подсевшими на иглу, а в их возвращении к нормальной жизни.

Господин президент! Вы – юрист, и уже из этого краткого описания ситуации можете сделать вывод, что дело Бычкова расследовалось необъективно. Ведь имеющиеся на руках у фонда «Город без наркотиков» договоры с родителями прямо свидетельствуют о том, что помещение в реабилитационный центр наркоманов было сделано с их ведома и согласия. Таким образом, даже если исходить из логики следствия, что Бычков виновен, в первую очередь к ответственности должны были бы быть привлечены родные «потерпевших» как организаторы «преступлений».

Но этого не происходит. Потому что это был бы откровенный нонсенс. Но в результате суд над Бычковым даже де-юре превратился в судилище!

В судилище, где с одной стороны выступают прокуратура, следствие, органы по борьбе с наркотиками, вся правоохранительная система Нижнего Тагила и злорадно потирающие руки наркоторговцы, а с другой стороны – представители гражданского общества, которые ведут борьбу с наркоманией.

Дело Бычкова давно перешагнуло границы собственно Дзержинского района города Нижний Тагил и стало лакмусовой бумажкой для нашей судебной системы, органов следствия и прокуратуры. Множество откровенно сфабрикованных доказательств на суде было опровергнуто. Но есть ли хоть одно уголовное дело в отношении тех, кто их фабриковал? Таких уголовных дел нет.

Прокуратура просила для Бычкова 12 лет. Суд согласился дать 3,5. При этом сам факт преступления в глазах общественности отсутствует. Главный нарколог России Евгений Брюн уверяет, что сама эта драма является «следствием того, что у нас нет законов по лечению, профилактике и реабилитации больных наркоманией». То есть формально Бычкова осудили потому, что российское государство не озаботилось разработать законодательную базу по лечению наркомании.

К сожалению, реальность куда более неприглядная. Бычкова фактически осудили за то, что он занимался борьбой с распространением наркотиков. Представителям СМИ и общественных организаций трудно дать однозначный ответ, какую роль сыграла наркомафия в том, что прокуратура запросила для Бычкова срок, который нечасто дают и серийным убийцам и насильникам! Трудно сказать, что подвигло судью вынести приговор, в правосудности которого есть сомнения, и никаких сомнений нет в его несправедливости.

У общественности просто нет сил и возможностей для проверки многочисленных слухов о том, что в посадке Бычкова было слишком много заинтересованных лиц, которые и оказали соответствующее давление на нужные инстанции. Но эти силы есть у руководства страны.

Господин президент! Обращаюсь к вам с просьбой. Направьте в Нижний Тагил представителей Генеральной прокуратуры, СК, служб собственной безопасности МВД, ФСКН и других ведомств с целью провести комплексную проверку действий силовых и надзорных инстанций этого города. В том числе проверку следственных действий, а также хода судебных слушаний по делу Бычкова.

Господин президент! Для того чтобы избежать повторения таких диких случаев, поручите соответствующим органам в тесном контакте с общественными организациями разработать и внести в Государственную думу проект законодательства по реабилитации наркозависимых в нашей стране.

Я обращаюсь к вам, господин президент, потому что это тот самый минимум, который мы, граждане России, можем сделать сегодня.

Сегодня, после того как общество получило отчетливое послание от прокуратуры Нижнего Тагила и от суда Дзержинского района этого города: за попытку противостояния наркомафии, за попытку наведения порядка в городе, где этот порядок неспособны обеспечить представители государства, нам, гражданам России, грозит вполне реальный срок. В зоне строгого режима.

Источник: Взгляд

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Обезболивание и наркомания – само сравнение совершенно дикое

Может ли доступное для больных обезболивание привести к росту наркомании

Потому что мы не стукачи

Когда от наркотиков умирает одноклассник, как смотреть в глаза его родителям?

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: