“Государственный статус для религии – смертельный яд”

Источник: КоммерсантЪ FM
|
Пакистанские власти заблокировали на некоторое время доступ к социальной сети Twitter в связи с публикацией ссылок на конкурс карикатур на пророка Мухаммеда. Обозреватель “Коммерсантъ FM” Константин Эггерт увидел в случившемся параллели с происходящим в России.
Константин Эггерт

Константин Эггерт

Те православные активисты, которые требуют максимальных тюремных сроков для участниц скандальной акции Pussy Riot в Храме Христа Спасителя, вероятно, сильно удивятся, если я скажу, что их духовный идеал – Исламская Республика Пакистан. Однако это так. Пакистанский госрегулятор телекоммуникаций – это не просто чиновники, раздающие лицензии на частоты радио и телевидения. Это своего рода министерство общественной нравственности. В ноябре прошлого года оно уже потребовало от компаний мобильной связи блокировать SMS-сообщения сексуального характера. Чиновники представили компаниям список запретных слов. Список, ясное дело, немедленно стал достоянием широкой общественности. Благодаря так оригинально оберегающему их мораль государству озабоченные темой секса пакистанские подростки узнали для себя массу нового и интересного.

А теперь отставим иронию. Нашим доморощенным любителям восхищаться брутальными методами исламских государств (а такие есть) хочу напомнить: три миллиона христиан в Пакистане (1,5% населения) там находятся фактически в положении изгоев, которые вынуждены постоянно бояться за свою жизнь.

Действующие в стране законы о клевете на веру, защищающие ислам, делают публичное исповедание Христа смертельно опасным делом. Первый и единственный министр-христианин в пакистанском правительстве, католик Шахбаз Бхатти активно боролся за отмену законодательства о богохульстве. В прошлом году Бхатти настигла пуля фанатика-исламиста. Быть христанином в Пакистане и ряде других стран Азии и Африки – значит быть настоящим героем, а иногда и мучеником. И тем не менее именно в Азии и Африке, несмотря на террор и запреты, сегодня взрывными темпами растет число христиан – католиков и сторонников протестантизма.

Для сравнения, самая религиозная и самая христианская страна западного мира – это Соединенные Штаты. Там действует первая поправка к конституции, обеспечивающая практически неограниченную свободу слова, и принципиальный запрет устанавливать государственную религию. При этом президент там приносит присягу на Библии, статус капелланов в армии выгодно отличается от статуса российского полкового священства, а христианские благотворительные фонды и масс-медиа – самые богатые в мире.
Теперь сравните Америку с Норвегией, которая на этих днях официально лишает лютеранскую церковь, казалось бы, важнейшего конституционного статуса государственной. Но христианство в стране, где 72% населения, согласно статистике, не верит в Бога вообще, умерло, и мы просто присутствуем при его запоздалых похоронах. Государственный статус для любой религии – смертельный яд, подавляющий иммунитет и, на самом деле, парализующий живую веру. Запрещать идеи, в отличие от запрета определенных действий, этой основы любого права – путь в никуда. И, что самое главное, это всегда признак слабости.
Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!