Государство слишком мягко относится к производителям суррогатного алкоголя

Число жертв отравления «Боярышником» в Иркутске выросло до 74 человек. В рамках расследования дела за четыре дня в городе было изъято более 22 тысяч литров алкоголя, который продавался с нарушениями законодательства. Власти уже задумались об ужесточении законодательства об обороте спиртосодержащей продукции. Епископ Каменский и Алапаевский Мефодий (Кондратьев), заместитель сопредседателя совместной рабочей группы Государственного антинаркотического комитета и Русской Православной Церкви, поделился с «Правмиром» мнением о том, почему борьба государства с алкоголизмом и наркоманией недостаточна.

В Иркутске от паленого алкоголя умерло уже более 70 человек, и это настоящее серийное убийство: наверное, только Чикатило такую цифру достиг как серийный убийца. Только тогда это можно будет искоренить, когда будут публичные судебные процессы, и сажать за такие преступления начнут на пожизненный срок.

Государство, мне кажется, занимает по отношению к таким явлениям слишком мягкую позицию. Наказывать за такие преступления надо крайне жестко. Что касается наркоторговли, то там такой комплекс преступлений, что этих людей надо судить по самым суровым статьям, в том числе применять максимальную меру наказания — в данном случае это пожизненное заключение. Но такое же пожизненное наказание надо применять к людям, которые разливают суррогатный алкоголь и отправляют его по подложным документам в торговые точки. Формально на бутылке написано, что это средство для ванн, но на самом деле дураков нет — все знают, что люди это пьют, и этот «Боярышник», и паленую дешевую водку.

Кто-то и из наркоманов тоже уходит из жизни таким образом, потому что когда нет возможности достать наркотик, они травятся, чем попало… Можно, конечно, сказать, что это их выбор. Но это люди, попавшие в беду, больные люди: не надо к ним относиться чрезмерно снисходительно, но надо и понимать, что этим людям можно помочь — можно их вернуть, можно вылечить.

Церковь не может заниматься пресечением деятельности по распространению наркотиков или по распространению такого «паленого» алкоголя. Церковь не может повлиять на это. Но каждый священник у себя на приходе так или иначе сталкивается с алкоголиками или с родственниками алкоголиков, занимается с ними. Священник в этом смысле это социальный служитель. Храм — это в том числе и социальное учреждение, которое занимается с алкоголиками и наркоманами. Другой вопрос — насколько квалифицировано, но это уже другой вопрос.

Есть церковные центры реабилитации, они появляются и по инициативе архиереев, и священников, а иногда и мирян. Кто-то из мирян, может, сам был зависимым, вышел из этого состояния и хочет помочь таким же, как он. Священник такой центр окормляет, но основная работа ведется мирянами — такое есть.

Государство помогает нам как НКО. Пока, на мой взгляд, недостаточно, но в последнем своем послании Федеральному собранию президент говорил о том, что надо поддерживать некоммерческие учреждения.

Если алкоголик или наркоман приходит в Церковь за помощью, нужно знать, куда такого человека направить. То, что я курирую, это по большей части центры реабилитации наркоманов, а алкоголики и наркоманы — это немножко разные социальные группы Алкоголики спиваются публично, на корпоративах, на праздниках и так далее. Наркоманы прячутся, и, если семья обнаруживает, что у них есть наркоман, они это скрывают, боясь получить «волчий билет», попасть в категорию неблагополучных. Люди не идут за помощью до тех пор, пока ситуация не достигнет уже терминальной стадии, когда становится уже все равно, как погибать…

Я думаю, что отношение к этой проблеме в обществе надо просто менять. Больше могу говорить о своем профиле, помощи наркозависимом: вокруг наркомании выросла огромная мифология, поэтому мы не можем с этой проблемой справиться. Например, считают, что наркомания неизлечима. Или что наркоманы выходят из неблагополучных семей — нет, они выходят из любых семей. Или что это уроды, вырожденцы, дегенераты — нет, это не так. В общем, проблема немножко иначе выглядит, чем обычно понимается.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Россияне одобряют повышение возрастного ценза для продажи алкоголя

Женщины, люди средних лет и пенсионного возраста чаще одобряют эту идею

Валокордин и боярышник будут продавать в аптеках по рецепту

Будут ограничения и по таре, и ограничения по местам продажи. сказал вице-премьер Александр Хлопонин

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: