Грязная война с обеих сторон

|

Ее жертвы – все те же доверившиеся власти граждане

Максим Шевченко

Очевидец

ВЫ КОГДА-НИБУДЬ видели, как здоровый, налитый бычьей силой тренированный мужик дерется с подростком? Как он “учит его жизни”, наказывая за “неправильное поведение”? Как он размеренными, точными ударами, наслаждаясь собственным превосходством, разбивает ему лицо, отбивает почки, печень, проламывает голову? И как с каждым ударом он приговаривает: “Ну что, щенок, теперь понял? Отвечай, понял?”

Если нет, то включите телевизор и посмотрите новости. Агрессия НАТО против Югославии – именно такая драка.

О том, что это воздушные каратели прилетели, вы, находящийся в каком-нибудь из югославских городов, узнаете по глухому, сотрясающему землю грохоту – в зависимости от удаленности он воспринимается или как раскаты грома (помните песню “просыпаешься ты, и грохочет над полночью то ли гроза, то ли эхо прошедшей войны”? Она абсолютно точна), или как ни на что не похожее НЕЧТО, резко раздирающее прямо над головой полотно воздуха и швыряющее в лицо пыль и горячий пороховой запах, опрокидывающее навзничь.

В Белграде в первые дни бомбардировок было темно. По черным улицам огромного города двигались, звеня, черные трамваи, ехали невидимые машины, тенями проскальзывали молчаливые люди. Но уже на пятые сутки атак сербские власти сообразили, что в современной войне затемнение бессмысленно – в любой темной комнате инфракрасный прибор какого-нибудь F-117A все-равно найдет черную кошку. К тому же затемнение могло  послужить формальным оправданием летчикам, попавшим бомбами по гражданским объектам. Сегодняшний Белград отлично различим с любой высоты – фонари вдоль широких проспектов, огни витрин и реклам как бы взывают к беспощадным небесам о милости.

“Гуманитарная акция” НАТО начинается в Белграде около 4 часов ночи (как правило, в 4.20-4.30). К этому времени на улицах остаются только полицейские, бомжи, случайные гуляки, возвращающиеся из ночных клубов, и журналисты. Маршруты передвижения по югославской столице в это время четко ограничены мерами личной безопасности: не рекомендуется проходить мимо так называемых стратегических объектов – зданий МВД, Минобороны, почты, телеграфа, вокзала и т.д. Из основных административных зданий эвакуируются люди и документы, живущие окрест стараются хотя бы закрыть окна ставнями.

Есть ли у югославов эффективная ПВО? Несмотря на многозначительные выступления российских военных экспертов, с этакой кутузовской хитрецой в уголках глаз намекающих на нереализованные сербами ресурсы защиты собственного неба, увидеть их в действии практически невозможно. Несколько раз в Приштине, после того как облегчившиеся от смертоносного груза натовские бомбовозы улетали восвояси, мы видели, как их отлет очень эффектно украшали длинные трассы пуль зенитных пулеметов.

Журналисты, ехавшие на поезде из Нови-Сада в Белград в ночь уничтожения F-117A, вроде бы заметили несколько ракет и вспышку в небе. По слухам, была сбита одна ракета из целого роя, уничтожившего белградскую ТЭЦ.

Хотя в ночь именно этой атаки ничего, кроме регулярной ежевечерней сирены, не предвещало прилета “томагавков”. Они прошли над нашими головами этакими ревущими призраками Апокалипсиса, появившись из “ниоткуда”, и ни хлопки зениток, ни трассы пулеметов, ни ракетные залпы не предварили их появления. Первая и вторая – просто рев воздуха. Третью удалось увидеть – промелькнувшее в свете городских фонарей бревно без огненного следа за ним исчезло в направлении реки Савы. Раз-и, два-и, три – ослепительная вспышка – низкие облака создали пугающий отсвет, заставивший в первое мгновение подумать, что все, конец – применили
нейтронную бомбу. Но это всего-навсего “рванули” баки с горючим. Тушить их бессмысленно – рабочие ТЭЦ (или, как ее называют в Сербии, “топланы”) во главе с директором Предрагом Васичем молча топтались у проходной, угрюмо смоля сигареты.

А накануне авиация НАТО аккуратно “положила” ракеты в нижние этажи зданий МВД Сербии и СРЮ, стоящие друг напротив друга. То, что буквально в двухстах метрах за МВД Сербии на холме расположен огромный клинический центр, позволяет назвать этот удар “хирургическим”. Западные стратеги просчитали все – в больнице не вылетело ни одного стекла. В зарядах были преимущественно зажигательные вещества, исключающие мощную детонацию – недалеко располагаются акушерский и кардиологический корпуса, сотрясение почвы могло быть смертельным для новорожденных и больных (что бы сказало общественное мнение Европы?).

Но не все можно просчитать. Даже суперкомпьютеры ошибаются. Рано или поздно западные “гуманисты” должны были сделать промах. Так и случилось в Приштине в ночь с 6 на 7 апреля, очевидцем чему был корреспондент “НВО”.

В огромном пустом “Гранд-отеле”, на пятом этаже, в эту ночь были пять греков, один голландец, лишенный сербскими властями аккредитации, и четверо русских журналистов – два телевизионщика, один независимый фотограф и корреспондент “НВО”.

Мы уже легли спать (одетыми), как примерно в 0.20 страшный удар потряс здание “Гранд-отеля”. Окна нашего номера были открыты, и поэтому только куски щебня и волна горячего воздуха, ворвавшаяся в комнату, дали знать о том, что взрыв произошел совсем рядом. В комнате съемочной группы “ТВ-центра” вылетели огромные стекла, и только тяжелые и плотные занавески спасли ребят от серьезных неприятностей.

Вслед за первым раздались подряд еще несколько оглушительных взрывов. Мы выскочили в коридор и побежали к боковым окнам. Ночь уже озарилась красным заревом огромного разгоравшегося пожара. Огонь полыхал метрах в двухстах. Практически ничего не было видно – в воздухе стоял плотный пороховой дым и висели тучи пыли.

Прибежав на место пожара через двадцать минут, когда стало ясно, что повторных ударов именно по этому месту не будет (этого вообще можно не опасаться, если речь не идет о военной базе – натовские ракеты и бомбы, как правило, высокоэффективны и уничтожают цель с первого раза), мы застали страшную картину.

Самолет выпустил семь ракет по многоэтажному зданию центральной приштинской почты. Ошибка натовского летчика была в том, что он не рассчитал прочности железобетонной многоэтажной башни, и первые залпы просто срезали ее верхние этажи. Две ракеты прошли под углом над основной целью и ударили в дома прямо за ней…

В радиусе примерно ста с лишним метров валялись куски бетонных конструкций, обломки автомобилей и осколки стекла. Какие-то обезумевшие люди метались в дыму и то кричали, что дальше идти нельзя, что под ногами разбросаны кассетные бомбы, то звали помочь вытащить из-под обломков раненых.

Пожарные машины уже работали на месте, посылая в ревущее пламя струи воды и пены. Вокруг одного бывшего здания суетилось особенно много людей. В этом доме жила турецкая семья (которую местные жители-сербы все равно называли албанской) Масуда и Дианы Гаши. У них было четверо детей – три девочки 9, 7 и 6 лет и двухлетний сын. В живых остался именно он. Выброшенный взрывной волной через окно. Запах опаленного человеческого мяса (заживо горели дети) доносился из пылающих развалин. Утром, на дымящихся кучах щебня (и все тот же проклятый запах!) мы нашли домашний фотоальбом семьи Гаши – несколько поколений людей, воевавших за Сербию на фронтах разных войн, оканчивавших институты и справлявших свадьбы, смотрели с его обгоревших страниц. Красивые, молодые Масуд и Диана на своей свадьбе… Старшие девочки… Примет ли оставшийся в живых единственный продолжатель этого рода “I`m sorry!” госпожи Олбрайт и объяснения, что это была просто ошибка в процессе реализации великой миссии избавления Югославии от Милошевича?

Весь квартал, в котором жили преимущественно не сербы, был уничтожен. Из рухнувшего соседнего дома была извлечена 70-летняя албанка Джиха Шевкия. Из другого – 60-летняя Миленка Драган. Из здания почты вытащены тела 15 мирных рабочих, пятеро из которых были уже мертвы. Дежурившая на коммутаторе контуженная Лана Йованович час пролежала под кучами щебня в луже крови раздавленного бетонной плитой коллеги, убитого буквально в полуметре от нее.

Ошибки в компьютерной игре, затеянной НАТО (миллиметр в сторону, воздушная яма, неучтенная жесткость уничтожаемой конструкции и т.д.) обернулись, по словам директора приштинской больницы Раде Грбича, уже 60 ранеными и 11 убитыми мирными жителями (в том числе двумя детьми) – преимущественно албанцами. Разве одиннадцатилетняя мусульманка Джилита  Ахмети из Косовской Митровицы поймет, что натовская бомба оторвала ей ногу по колено только из-за того, что высокие конфликтующие стороны не нашли другого способа разрешить политические проблемы Косово и Метохии?

Албанские (или, как их здесь называют, “шептарские”) села в окрестностях Приштины пусты, выжжены и разбиты. Для лучшего представления о пейзаже добавим дым над сжигаемыми домами, стоящий столбами до горизонта, застреленных собак, валяющихся комками грязной шерсти у перекошенных, выломанных ворот и кое-где бродящих по улицам среди куч мусора стариков, отказавшихся покинуть родные места.

Албанское население ушло. Офицер безопасности (по-сербски, “безбедности”) узнал от нашего шофера, что, возможно, мы сделали пару снимков этих столбов дымов и сказал: “Мы доверяем вам, русские братья. Запомните – это от натовских самолетов”. Любой другой, кроме нас, по его словам, не снес бы головы.

Сами мы не видели карательных акций, проводимых сербскими военными, не снимали рвы с расстрелянными “шептарями”. Поэтому повторим только то, что знаем – по словам сербских военных, горящие села в Косово – последствия натовских бомбардировок.

И возможно, что это правда. Массовая депортация албанцев, решительные карательные акции сербской армии против мирного населения начались именно после того, как по Югославии ударили первые бомбы.

Чего хочет НАТО, абсолютно понятно. Главная цель альянса – не защита албанцев, не наказание сербов, а устранение от власти Слободана Милошевича. Западные психологи наверняка просчитали поведение югославского населения. Первые удары – единение, концерты на площадях, эйфория, надежда на помощь России, Китая и т.д. Сильная антимилошевская оппозиция вынуждена консолидироваться с человеком, которого она считает диктатором и которого обстоятельства выдвигают на роль национального вождя.

Продолжение ударов – ежедневное разрушение югославской экономики, дестабилизация общественной жизни. НАТО старается избегать жертв среди мирного населения – возможно, именно среди сербского (поэтому так безжалостно бомбится Косово, поэтому погибшие от бомб в основном среди албанцев). Со временем НАТО сможет заявить: “Видите, мы воевали не с сербским народом, а с кровавым тираном и его армией. При этом иногда гибли сербы. “Sorry”. Ведь всех убитых албанцев все равно спишут на счет сербских “зондеркоманд”.

Рано или поздно люди устанут. Сейчас они просыпаются и узнают, что в их городе больше нет горячей воды (взорвана ТЭЦ), что нет возможности перебраться к любимой девушке на другой берег реки (взорван мост), что они остались без работы (взорвана фабрика), что не работает телефон (взорвана почта), что машина не может никуда ехать (взорваны все нефтехранилища – бензина больше нет).

А по радио “Голос Америки”, Би-би-си, “Немецкая волна” и т.д. намекают, что бомбежки прекратятся в ту же секунду, как от власти уйдет Милошевич. А после этого в Югославию будут вложены инвестиции, и она займет полагающееся ей место в содружестве европейских государств, включится и в НАТО, и в ЕЭС. Зачем ей подозрительная, нищая Россия?

Сотни тысяч югославов имели выгодный бизнес с Западом. Сотни тысяч работали на Западе. Югославия была связана с финансовыми структурами Европы как никакая другая из бывших стран социализма.

Есть и еще одна деталь, которую надо учитывать при понимании того, что происходит на Балканах. Несмотря на то что формально Югославия находится в состоянии войны с Западом, самой ходовой валютой на ее территории является немецкая марка. Осуществляется хождение доллара и всех валют Общего рынка. Как совместить заявления о войне до победного конца и легальный оборот денег агрессора на своей территории?

На Балканах идет грязная война. Грязная с обеих сторон. Грязная потому, что ни косовские албанцы, ни сербы, ни черногорцы не являются подлинными ее участниками. Они жертвы, приносимые в угоду играм, затеянным политиками в разных концах света.

Запад хочет убрать Милошевича и для этого провоцирует геноцид албанского населения, своими бомбами доводя сербских националистов до озверения. Милошевич хочет сохранить свою власть любой ценой и готов принести в жертву население своей страны (а заодно не прочь, по-видимому, прихватить и население России). Российские парламентарии, распевающие на улицах Белграда патриотические песни, лгут сербам, что наша страна якобы может оказать им военную помощь (в то время как зарплата в самой России раздается из траншей МВФ). В России тем временем затевают интриги в предстоящей борьбе за власть, подогревая антизападную, антиевропейскую истерию. Для того чтобы захватить президентское кресло, они готовы втянуть Россию в прямой конфликт с силами, мощь которых они даже и представить себе не могут. В конфликт, после которого Россия уже перестанет существовать как субъект истории.

В ХХI век Европа вступает под все тот же аккомпанемент провозглашаемых утопий и пикирующих бомбардировщиков.

Белград-Приштина-Москва

/(С) “Независимое военное обозрение” (НВО), электр. версия прил. к “НГ” (ЭВНВО). Номер 014 (137) от 16 апреля 1999 г., пятница. Полоса 8

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: