Хорошо бежать со Христом гонимым

|
«Человек приходит в мир из небытия – он не помнит себя, он не знает, что было до него, вся история человечества словно начинается опять с него». Ольга Шульчева-Джарман о вечном человеческом пути.

Ольга Шульчева-Джарман

Один ученый, биолог, на заре 90-х говорил нам, студентам, что Книга Бытия описывает возникновение человека в утробе матери – возникает среди вод единственной клетки, уже ставшей человеком, а не просто клеткой, разделение на верх и низ, далее идет дробление, деление, размежевание – дифференцировка тканей, органов, и, наконец, человек рожден.

«Потому и нет ничего до начала этого гимна в начале Книги Бытия, что ничего не существует до того, как из отцовской и материнской клеток образовался новый человек, новое творение Бога – из ничего, из ничтожества. И тот удивительный танец хромосом мейоза, после которого образовалось множество клеток, в том числе и отцовская, и материнская, остается как бы за кадром – словно танец ангелов, о котором Бог говорит Иову, вспоминая о творении мира», – говорил он, а мы (среди нас были и атеисты, и агностики) внимательно слушали. И он цитировал Екклесиаста: «Все соделал Он прекрасным и вложил мир в сердце их».

Другая наша преподаватель медицинской генетики на последнем занятии цикла по этому предмету призналась нам, что тот восторг, который вызывал у нее танец хромосом и тайна кода ДНК и РНК, окончательно убедил ее в юности (а это были 70-е) в том, что Бог – есть. И еще она сказала, что свт. Григорий Богослов говорил: «Человек – великий мир в малом».

Каждый человек – это мир, что огромнее, чем Вселенная!

Можно по-разному относиться к попыткам соединить тексты Библии и открытия современной науки, но те занятия запомнились всем студентам нашей группы.

 

Человек приходит в мир из небытия

…Да, человек приходит в мир из небытия – он не помнит себя, он не знает, что было до него, вся история человечества словно начинается опять с него. «Человек – это большой мир в малом, является средоточием воедино всего существующего, возглавлением творений Божиих», – писал свт. Григорий Палама.

Это он наслаждается безмятежием детства, это он его теряет в буре отрочества и потом ищет, ищет, ищет, учится, как Сиф, призывать Имя Господа или умножает оружие, чтобы отомстить за себя, как Ламех, всякому обидчику семь раз всемеро. И до его сердца доносится зов Божий, и он, как Авраам, может стать другом Божиим – со всеми своими несовершенствами.

И он избавится от смерти неминуемой и перейдет Чермное море, и узнает, что «Я – Господь твой».

И он примет Закон, и сделает тельца. И так будет долго продолжаться, до плена. Ведь «само сердце – малый сосуд, но там есть все», – сказал преп. Макарий Египетский.

И он в ревности своего обращения сначала будет как Иисус Навин, «боевой топор», как назвал его Честертон, не разбирающий, разящий за «веру» и «каноны» направо и налево всех своих ближних в первые годы обращения, и совершит, может быть, страшные, необратимые поступки, как Иеффай, думая, что тем служит Богу…

Он окунется в страдание, как Иеремия, поймет, что Бог являет Себя в Страждущем Рабе, как Исайя, и узнает тайное, только ему понятное, глубокое внутреннее откровение, как Иезекииль.

И он, усталый и измученный, пойдет за волхвами и за звездой. Ибо «великая Церковь есть всякая душа во всяком народе, уверовавшая во Христа», – писал священномученик Ириней Лионский.

И не будет вместе с учениками понимать Иисуса – долго, долго, очень долго. Пройдет много Пасх и много крестных ходов, и все равно только к старости или в глубине страдания вдруг он поймет Иисуса Христа Сына Божия – поймет край сияющей бездны, сияющего кристалла, словно схватит искру в ладонь. И поймет свободу, о которой говорил Павел, и справедливость, о которой говорил Иаков, и верность, о которой говорил Петр, и любовь, о которой говорил Иоанн.

 

«Хорошо бежать со Христом гонимым»

«Вскоре потом увидишь и очищающегося в Иордане Иисуса – мое очищение, или, лучше сказать, через это очищение делающего чистыми воды, ибо не имел нужды в очищении Сам Он – «взявший грех мира» (Ин. 1:29); увидишь и «разверзающиеся небеса» (Мк. 1:10); увидишь, как Иисус и приемлет свидетельство от сродственного Ему Духа, и искушается, и побеждает, и окружен служащими Ему ангелами, и «исцеляет всякую болезнь и всякую немощь» (Мф. 4:23), и животворит мертвых (о, если бы оживотворил и тебя – умершего зловерием!), и изгоняет бесов, то Сам, то через учеников, и немногими хлебами насыщает тысячи, и ходит по морю, и предается, и распинается, и сораспинает мой грех, приводится как агнец и приводит как Иерей, как человек погребается и восстает как Бог, а потом и восходит на небо, и придет со славой Своею. Сколько торжеств доставляет мне каждая тайна Христова! Во всех же в них главное одно – мое совершение, воссоздание и возвращение к первому Адаму!

А теперь почти чревоношение, и скачи, если не как Иоанн во чреве, то как Давид при упокоении Киота; уважь перепись, по которой и ты вписан на небесах; поклоняйся Рождеству, через которое освободился ты от уз рождения; воздай честь малому Вифлеему, который опять привел тебя к раю; преклонись перед яслями, через которые ты, сделавшийся бессловесным, воспитан Словом. Познай (повелевает тебе Исаия), как вол Стяжавшего и как «осел ясли Господина своего» (Ис. 1:3).

Принадлежишь ли к числу чистых, и законных, и «отрыгающих жвание» (Лев. 11:41) слова, и годных в жертву, или к числу еще нечистых, не употребляемых ни в пищу, ни в жертву, и составляешь достояние язычества; иди со звездой, принеси с волхвами дары – золото, и ладан, и смирну – как Царю, и как Богу, и как умершему ради тебя; прославь с пастырями, ликуй с ангелами, воспой с архангелами; да составится общее торжество небесных и земных Сил. Ибо я уверен, что небесные Силы радуются и торжествуют ныне с нами; потому что они человеколюбивы и боголюбивы, – как и Давид представляет их восходящими со Христом после страдания Его, встречающимися и повелевающими друг другу «поднять врата» (Пс. 23:7). Одно только можешь ненавидеть из бывшего при Рождестве Христовом – это иродово детоубийство, лучше же сказать, и в нем почти жертву единолетних со Христом, предварившую новое заклание.

Бежит ли Христос в Египет, с Ним и ты охотно беги. Хорошо бежать со Христом гонимым. Замедлит ли Он во Египте, призывай Его из Египта, воздавая Ему там доброе поклонение. Шествуй непорочно по всем возрастам и силам Христовым. Как Христов ученик, очистись, обрежься, сними лежащее на тебе с рождения покрывало, потом учи в храме, изгони торгующих святынею. Претерпи, если нужно, побиение камнями, хорошо знаю, что укроешься от мечущих камни и пройдешь посреди их, как Бог, потому что слово не побивается камнями.

Приведен ли будешь к Ироду – не отвечай ему больше. Твое молчание уважит он более, нежели длинные речи других.

Будешь ли сечен бичами – домогайся и прочего, вкуси желчь за первое вкушение, испей уксус, ищи оплеваний, прими удары по щеке и побои. Увенчайся тернием – суровостью жизни по Богу, облекись в багряную ризу, прими трость, пусть преклоняются перед тобой ругающиеся истине. Наконец, охотно распнись, умри и прими погребение со Христом, да с Ним и воскреснешь, и прославишься, и воцаришься, видя Бога во всем Его величии, и Им видимый, – Бога в Троице поклоняемого и прославляемого, Которого молим, да будет и ныне, насколько это возможно для узников плоти, явлен нам, о Христе Иисусе Господе нашем», – пишет краткую биографию христианина в своей проповеди на Рождество Христово святитель Григорий Богослов.

 

И в Нем – каждый единственный и возлюбленный

…Каждый – возлюблен и единственен, потому что ради него одного пришел Возлюбленный и Единственный, и в Нем – каждый единственный и возлюбленный. Но оттого и шагнул от Отчего Престола во тьму недо-бытия Возлюбленный и Единственный Сын на смерть, что каждый для Него – возлюбленный и единственный и умирающий.

И за жизнь возлюбленного – умирает Возлюбленный, и за надежду единственного – Единственный.

И все, что могло бы, но никогда не станет с возлюбленным и единственным – ибо по действию безглазой и незрячей силы тления он умрет и исчезнет – все это поднимает на руки и уносит прочь из страшного места тьмы и глухого молчания Возлюбленный Сын Отчий.

Он сохраняет эти слабые ростки, эти надежды, которым никогда не дано сбыться, это безумное и неуместное стремление смертного и единственного, умирающего и возлюбленного. И Он отогревает желание сердца его у груди Своей – на которой оскал тления оставил след своих сломанных навек резцов. И невозможное становится живым и действенным в Единородном Сыне.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Все, что нужно знать о завтра, Господь уже сказал

Но мы все равно беспокоимся и не живем сегодняшним днем

Мы веруем не потому, что нам некуда деваться

Архимандрит Андрей (Конанос) о том, что христианин не боится искать истину

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!