Кто же совершает литургию?

О том, что такое на самом деле божественная литургия и почему так страшно, когда человек не желает причащаться во время службы – священник Константин Камышанов.

Священник на литургии совершает самую маленькую ее часть – проскомидию. Прихожане ее не видят. Она происходит в алтаре, за закрытой завесой и вполголоса. Проскомидия (приношение) расположена в самом начале богослужения и занимает от силы минут двадцать. Потом, после негромкого возгласа дьякона:

– Время сотворити Господеви!

за дело принимается Сам Бог. Об этом времени можно догадаться по тому, что дьякон вышел на амвон, а священник дал возглас:

Благословенно царство Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Началась работа Бога.

Далее мы все: и священник, и народ – только помощники и зрители крестной жертвы Бога, свидетели хода шествующих с ним Сил Небесных.

Владыко Господи, Боже наш, уставивый на небесех чины и воинства ангел и архангел в служение Твоея славы, сотвори со входом нашим входу святых ангелов быти, сослужащих нам и сославословящих Твою благость.

С сими блаженными Силами, Владыко Человеколюбче, и мы грешнии вопием и глаголем: Свят еси яко воистинну и Пресвят, и несть меры великолепию святыни.

Священник ничего сам не пресуществляет и не творит. Все таинства только в руках Бога. А священник «точию свидетель при таинстве». Все маневры священника в алтаре и на солее – это только хлопоты пожарного за кулисами.

Думают, что вот однажды преломил хлеб и принял вино с учениками в сионской горнице. Что вот распялся, воскрес и вознесся от трудов на небо, оставив нам литургию в Свое воспоминание. И все.

Иначе говоря, Христос есть первосвященник в таком же смысле, как и заслуженный учитель или министр, который носит этот титул пожизненно, и даже после смерти титул остается, но не служба и не обязанности. Правда, этот титул обоснован настоящим делом. Однако как бы то ни было, все дела уже совершены и завершены.

Но нет. Литургия – это не воспоминание. Это не театральное действие. Это реальное взаимодействие Бога и человека.

Совершается то же самое, что и в творении мира – непрерывное участие Бога. Тварные существа в своем существовании нуждаются в постоянной поддержке Творца, чтобы они не смогли возвратиться в небытие, из которого призваны.

Спасаемый мир нуждаются в поддержке Бога. Как никогда не прекращается творение тварей, так никогда не прекращается и их искупление.

Иначе говоря, Христос вечно приносит Себя в жертву за грехи мира Отцу Своему Небесному и тем самым поддерживает человечество в искупленном состоянии.

Христос – Первосвященник. Не только потому, что Он единожды принес Себя в жертву на кресте, но и потому что Он, будучи в славе, вечно приносит Себя в жертву.

Его священническое служение никогда не кончается, ибо никогда не кончается искупление в смысле поддержания сотворенного. Христос есть Вечный Первосвященник в подлинном и прямом смысле этого слова.

Об этом говорит апостол Павел:

Главное же в том, о чем говорим, есть то: мы имеем такого Первосвященника, Который воссел одесную престола величия на небесах и есть священнодействователь святилища и скинии истинной, которую воздвиг Господь, а не человек.

У нас Первосвященник: святой, непричастный злу, непорочный, отделенный от грешников и превознесенный выше небес, Который не имеет нужды ежедневно, как те первосвященники, приносить жертвы сперва за свои грехи, потом за грехи народа, ибо Он совершил это однажды, принеся в жертву Себя Самого. 

ОТМЕЧУ:

Принеся в жертву Себя Самого.

Мы приносим записки, хлеб, муку, мандарины, деньги, подсолнечное масло или яблоки. Кто-то ничего не приносит и думает, что его приход – и так одолжение церкви. А Господь приносит Себя.

Конечно, в храме не стучат мистические гвозди, не стоят невидимые римские солдаты. Но происходит нечто подобное во глубине космоса, приоткрывающегося алтарной дверкой в наших храмах.

Великий непостижимый Бог жертвует до крови среди миров и пространств. Что-то такое грандиозное и такое же важное, как и то, что было принесено им на Голгофе.

Жертва предвечна и совершается среди лиц Таинственной Троицы. Ее отблеск падает к нам в храм. Ложится лучом в потир и наше сердце. Она тем самым и нас делает косвенными участниками Совета Троицы.

Таинственная Голгофа открывается нам прямо в храме. И капли божественной крови материализуются из недр вселенной и существа непостижимого Бога прямо в Чаше. Никто не знает, как Бог-Сын приносит предвечную жертву Отцу. Но все знают, что небесная жертва есть. И проще всего это изображено на иконе Троицы.

Самое удивительное в том, что в храме находятся НЕЖЕЛАЮЩИЕ принимать Его жертву.

– Ты пролей Кровь и ломи Тело в другой раз. Сегодня мне Твоя Кровь не нужна. И забери Свое Тело обратно. Мы просто посмотрим на Твои повторные страдания и любовь. Мы не готовы.

Как будто кто может быть достоин и готов так сказать:

– Я готов и я достоин. Вот теперь приму Жертву. Так и быть.

Удивительно, но приходя в храм, мы не чувствуем и не понимаем того, что Бог совсем рядом. И что рядом с Ним великие и таинственные Силы Небесные, которые спускаются в наш тесный храм, складывая свои огромные крылья. А наши ангелы-хранители обнимаются и приветствует друг друга святым лобзанием.

Наше сердце ни о чем не говорит. И мы своими очами видим только таких, как мы прихожан, певчих и иконы.

Почему молчит сердце? Потому что не любит ни людей, ни Бога. Не любит Бога, значит, пренебрегает Им.

Многие из нас бывали отвергнуты в любви. Кто по молодости, по первой любви. Кто как. Когда говорят ласково:

– Нет.

Темнеет в глазах, нападает страшная тишина, земля плывет под ногами, и все становится серым, словно пропало Солнце. Боль и белое пламя палит душу.

А тут Прекраснейшая Личность, могучая, полная любви, из глубин вселенной протягивает нам Свои Руки с таинственной жертвой, и мы ударяем по этим рукам равнодушием и холодностью, отталкивая и пренебрегая Дары, оставляя их потребить священнику одному.

Как это холодно и жестоко – молча смотреть на Его раны и быть невозмутимым при виде жертвоприношения творимым Богом.

Служба, литургия – это и есть Брачный Пир, дарованный нам уже здесь. И уже сейчас нас можно спросить:

Царь, войдя посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду, и говорит ему:

ДРУГ! как ты вошел сюда не в брачной одежде?

Он же молчал.

А мог бы извиниться. Мог бы сказать – «прости». Нет. Надулся, обиделся, молчал.

Потому что не любит и не любил. Пришел поесть.

Так мы приходим в храм что-то выклянчить для себя. Если бы любил, то все было по-другому.

Разве на свадьбе ради радости не простят, если повинишься? Простят, еще и нальют штрафную.

Бог не честолюбив. Он не потому удивился невеже, что тот грязным пришел за праздничный стол, а потому, что тот не захотел быть чистым и радостным. Бог удивился тому, что человек не хочет быть счастливым.

Он только думал, почему человек не хочет быть похожим на Бога и сам себе избирает вместо дома праздника дом скорби.

Принять любовь Бога просто. Надо самому уметь или хотя бы хотеть любить.

Мы все в эти годы любили, но, значит, любили и нас, – этими словами автор поймал мысль о том, что любовь вещь взаимно обусловленная.

Наша любовь к людям, открывает нам любовь к Богу. А любовь к Богу приводит сначала в храм к алтарю, где трудится Бог, накрывая пасхальный стол, а затем, после смерти, допускает к пиру любви вечной. А от нее отказываться совсем глупо.


Читайте также:

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Лицом к Востоку

Нуждается ли Русская Церковь в «литургическом обновлении»

Можно ли сделать литургию общим делом?

Священник, дьякон, пономарь – с ними всё понятно. Но как простому прихожанину понять, что и он…

Литургия никогда не заканчивается

Бог благороден, в отличие от нас. Поэтому, если мы помолимся хоть немного, то Он щедро воздаст…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: