«Христос Воскресе, что задали по русскому?»

Любой современный родитель, чей ребенок учится в школе, смело может говорить «в наше время такого не было». Непонятно только, что с этим теперь делать. Ксения Кнорре рассказывает.

1. Чаты и мессенджеры: «Христос Воскресе, что задали по русскому?»

Ксения Кнорре Дмитриева

Ксения Кнорре Дмитриева

Только ленивый не попинал чаты, где родители общаются между собой и с классным руководителем. Все, кто ненавидел друг друга на «мамских» форумах, переехали сюда со своей затейливой орфографией, невероятной логикой и тревожностью 80-го уровня. Есть всё: последние новости в стране и мире, взаимные претензии, лесть учителю, бесконечные разговоры про домашние задания. Это современные летописи школьной жизни.

Иногда они пугают: «дети вели себя на уроке неадыкватно», «кто еще не сдал на конставары?». Кстати, почему-то именно эти родители чаще всего волнуются, что дети вырастут неграмотными: «А я вобще не понимаю как можно учить русский по этому Соловейчику, как-будто специально учат русскому так, что бы они его не выучили». Иногда предупреждают: «В магазинной молочке нашли Ящура. Берегитесь!». Иногда смешат: «Христос Воскресе, что задали по русскому? – Воистину Воскресе, упражнение 110». Иногда сообщают: «Классный руководитель: Дорогие родители, не хочется портить субботний вечер, но мы не оплатили уборку за октябрь. Казначей: В кассе денег нет».

Все это непрерывно дзынькает, блямкает и позвякивает, пропустил вечерний час пик – 80 непрочитанных сообщений.

Сюда же переехало все то, что раньше решалось лично: разборки, кто кого ударил, кто и почему не заплатил. Если кто-то один сделал что-то хорошее, все 25 вежливых родителей обязательно скажут «спасибо».

При пользовании чатами по умолчанию предполагается, что в семье непременно есть смартфон, что не всегда так. В каждом классе есть одна-две-три семьи, по разным причинам не входящие в чат (нет смартфона, не имеют права регистрироваться в мессенджерах по условиям службы и так далее). Эти маргиналы (или счастливчики, как посмотреть), которые не участвуют в решении самых важных школьных вопросов, пребывают в сладостном неведении относительно сбора денег на экскурсии, подарки и новые шторы и умудряются каким-то неведомым способом узнавать домашнее задание вне чата.

Getty

Getty

2. Электронный журнал: кто несет ответственность за «домашку»?

Чтобы узнать, насколько эффективно эти программы решают поставленные перед ними задачи, достаточно сказать современному московскому учителю «элжур» – и посмотреть на то, как он будет топать ногой и подбирать цензурные слова. Профессиональные интернет-сообщества засыпаны бесконечными жалобами на эти, безусловно, нужные устройства, которые непрерывно виснут, уничтожают внесенную информацию, подолгу не работают.

Во многом благодаря этим новинкам вдруг стал очень актуальным вопрос о том, кто несет ответственность за запись домашних заданий. Учителя недовольны, что дети не записывают домашку, родители недовольны, что учителя сразу же не выкладывают ее в электронном журнале. Тысячи родителей ежедневно узнают в чатах, что же задано, и пытаются понять, почему в журнале до сих пор нет домашнего задания.

Нелишне было бы задаться и такими вопросами: почему дети не могут записывать задание сами или, как в старые добрые домобильные времена, позвонить одноклассникам и узнать его самостоятельно?

3. Электронные доски, устройства и программы: попробуй школу прогулять!

Телефоны и планшеты изменили нашу жизнь, и в школе занимают видное место. Они отвлекают детей от урока, используются для списывания и развлечений, бьются и теряются, вносят социальное неравенство в пространство школы. Однако иногда они полезны: на них можно сфотографировать домашнюю работу и листочки с заданиями, быстро найти перевод или произношение нужного слова, и учителя потихоньку включают их в процесс обучения.

Например, электронные учебники. Там, где они уже есть, дети радуются, им это нравится. Правда, почему-то во многих школах требуется вместе с электронными носить обычные, аналоговые, что вызывает, мягко говоря, недоумение, потому что сводит ситуацию к привычному нам абсурду.

Что же касается электронных досок, то сомнения в их целесообразности выражают прежде всего офтальмологи и неврологи. Доски часто бледные, с искаженной цветопередачей; чтобы что-то на них увидеть, необходимо организовать полное затемнение, а если они ломаются – например, начинают мерцать, – их ремонт занимает недели.

Еще одна новинка – проход по карточкам: во многих школах поставили турникеты, и теперь ребенок не может просто так взять и прогулять школу, ведь мама сидит и ждет, когда ей придет сообщение о том, что он в эту школу зашел. Это действительно удобно, хотя несколько нервирует то, что дети постоянно карточки забывают и теряют.

sobesedovanie-1

4. Сложный доступ к учителям: и в то же время «будет ли физкультура?»

Вход родителей в школу сегодня ограничен, и чтобы лично поговорить с учителем, надо заранее записаться. В некоторых школах администрация запрещает учителям личное общение с родителями вне собраний и специальных мероприятий, а также обязывает их составлять письменный дайджест того, что обсуждалось с родителями в чатах. Вообще, дистанция между учеником, учителем и родителем претерпела значительные изменения.

Учителя жалуются, что дети и родители звонят им в 11 вечера, чтобы узнать, будет ли завтра физкультура и что задали по математике. Современных учителей терзает департамент, администрация школы, а теперь еще и родители, почему-то решившие, что учитель должен быть на связи 24 часа в сутки. Вот почему многие из них выглядят усталыми и задерганными.

5. Сложные задания: «лендровер» из спичечных коробков

Многие учителя потеряли чувство реальности. Упражнения по английскому с использованием слов и выражений, которых не знает даже закончивший американский вуз папа, требование в московской школе принести на урок труда сено – естественно, в январе, задание первоклашкам от учителя музыки – нарисовать симфонический оркестр, компьютерная презентация во втором классе – все это реальные примеры.

Такой подход делает участие родителей в учебном процессе ребенка не просто желательным, но необходимым: ребенок выполнить задание сам не может, и начинается история на тему «папа у Васи силен в математике», потому что иначе – двойка.

Мамы жалуются друг другу: «Делаем уроки всей семьей, распределяем, а то просто нереально успеть. Самое ужасное, что я не понимаю многого из того, что им преподают».

Родители традиционно участвуют в подготовке на школьные выставки поделок из каштанов, сухих листьев, пластиковых стаканчиков, пустых рулонов от туалетной бумаги и прочего неожиданного сырья. Мало кто всерьез верит, что Петя Иванов, 1-й класс, сам склеил из спичечных коробков «лендровер»: всем более или менее очевидно, что это плод бессонных маминых и папиных ночей.

Более предприимчивым родителям можно спать спокойно, потому что в интернете вовсю работает черный рынок, где можно купить или заказать поделку (а точнее, подделку) на школьную выставку.

09843ab15aad

Грииюк И. А. «Проверка уроков»

6. Возрастные маркировки книг: обойдемся без «Грозы»

К неописуемой радости детей, введение ограничений по возрасту привело к тому, что дети чисто технически не могут читать то, что должны прочесть по программе. Так, в десятом классе, где ученикам 15-16 лет, части из них недоступны книги «16+», то есть содержащие сцены насилия, описание катастроф и болезней, а также описания половых отношений между мужчиной и женщиной – по программе это «Обломов» и «Обрыв», «Отцы и дети», естественно, весь Достоевский, «Гроза» и «Бесприданница», «Война и мир» и «Анна Каренина».

7. Рейтинг школ: избавиться от первых классов и натаскать детей как собак

Теперь школа не просто учит – она борется за место в рейтинге. Следует при этом заметить, что рейтинг департамента образования в том виде, в каком он существует сегодня, не вполне объективно отражает реальное качество образования, потому что показатели сильно зависят от количества учеников в школе. Поэтому большие комплексы средней руки заведомо будут впереди маленьких хороших школ. Естественно, на самой верхушке – школы, куда дети попадают по отбору, то есть школы без первых классов.

Еще одна проблема рейтинга – он не учитывает, с какими детьми работает школа, однако учитывает множество показателей, не имеющих прямого отношения к качеству обучения (перевод в 1-й класс из детского сада комплекса, отсутствие правонарушений у состоящих на учете в ОВД, и т.д.).

К чему приводит гонка за рейтингом? Например, к добровольно-принудительному участию детей в различных олимпиадах, к тому, что школа работает на натаскивание, а не на обучение.

К тому, что родители тратят бешеные деньги на репетиторов. К тому, что школам невыгодно иметь первые классы, куда нельзя отбирать детей, и лучше избавиться от тех, кто портит рейтинг.

Все эти нововведения делают нашу жизнь бурной, полной резких поворотов и неожиданных сюжетных линий, но главное – нескучной. Впрочем, произведения русской литературы учат нас тому, что скучно тут никогда не было – те самые, которые теперь детям читать нельзя.

Ксения Кнорре Дмитриева

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Родители, вы сочинение написали?

Или как школа поможет вырастить инфантила

Три врага православной школы

Как не стать комбинатом по выпуску дипломированных фарисеев

Пять признаков тяжелой болезни российского образования

Открытое письмо министру образования от профессора Саратовского университета

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!