И о сподобитися нам…

Думаю, многие священники подтвердят: один из наиболее частых предметов  исповеди – рассеяние на домашней молитве и во время службы.

Каждому  знакомо: читаешь текст молитвы  или слушаешь чтение в храме –  и обнаруживаешь, что уже давно  отключился и служба идет мимо тебя.

Разумеется, Священник Федор Людоговский всё это отнюдь не новшество  двадцать первого века: склонность к отвлечению внимания была известна столетия назад – и потому составители  богослужебного чина озаботились тем, чтобы постоянно встряхивать  молящихся, возвращать их внимание к  тому, что читается и поется. Отсюда многочисленные “вонмем”…

А перед чтением Евангелия – даже особая краткая молитва: “И о сподобитися нам слышанию святаго Евангелия Господа Бога молим”! Понятно, что речь идет прежде всего о слышании сердцем, умом, духом – но также и о возможности хотя бы элементарного восприятия читаемого текста.

И всё же, при всей нашей  несосредоточенности, мы, должно быть, помним слова Писания: …Когда исполните всё повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать (Лк 17:10). Это – если мы исполнили всё. А если не всё?

Та история, которая приключилась на днях в Новодевичьем монастыре, – большинство из нас узнали о ней из Фейсбука. Я не был свидетелем этой сцены, я не знал до сего дня о девочке Соне и ее маме, я не знаком с игуменьей Маргаритой. И я, ценой собственных ошибок и ошибок других людей, давно уже понял, что истинное положение дел в той или иной истории может кардинальным образом отличаться от того, что мы читаем в СМИ и в блогах. И тем не менее я позволю себе высказаться об этой ситуации. (Да-да, предвижу неоригинальную иронию: мол, не читал, но…)

Фактами мы здесь можем  считать то, что никто не подвергает сомнению: девочка тяжело больна; мама вошла в храм с коляской; монахиня в какой-то форме сделала ей по этому поводу замечание; мама на это замечание бурно отреагировала.

Если вернуться к цитировавшимся выше словам нашего Спасителя – то что в данной ситуации означало бы сделать всё повеленное? То же, что и в прочих случаях – проявить любовь, заботу. Если видно, что ребенок болен (вероятно, это можно было заметить) – посоветовать маме с дочкой встать в таком месте, где их бы никто не толкал и они никому бы не мешали.

Спросить, не нужна ли какая-то помощь – сейчас, в храме, и потом, за пределами храма.Вообще – проявить заинтересованность в ближнем. И вот если после этого мама стала бы кричать и возмущаться – то тогда монахиня могла бы сказать: я, раба неключимая, сделала всё, что могла. По своему несовершенству большего сделать я не могу.

Но ведь, насколько мы знаем, было не так. А раз не так – то какой должна быть реакция христианина (не хочу нажимать на то, что речь именно о монахах)? Наверное – попросить прощения. Да, возможно, и мама неправа, да, всё это, быть может, и в самом деле бесовское искушение или простое недоразумение. Но ведь мы с такой лёгкостью и так привычно просим в молитвах простить нам согрешения ведомые и неведомые, вольные и невольные. Ну так вот, если мы согрешили невольно – простите нас! Но этого нет, к сожалению.

Меньше всего мне хотелось бы вставать в позу учителя и назидать игуменью и сестер Новодевичьего монастыря, которые ведут непрестанную брань с духами злобы и имеют гораздо больший духовный опыт, нежели автор этих строк.

Мне самому подчас очень трудно признать свою неправоту и попросить прощения. Еще труднее просить о прощении, когда не чувствуешь за собой вины.

Всё же очень горько, когда Евангелие оказывается книгой, к которой мы только прикладываемся на службе, а слово “прости” мы приберегаем лишь для известного ритуала, совершающегося раз в году.

Читайте также: Неуставная коляска

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: