“…И встала увядшая нива”

|

Источник: Православный Санкт-Петербург

“Причастие — самая большая сила в мире, которая может изменить человека. Пьющие люди, порой горькие пьяницы, становятся трезвенниками. Наркоманы бросают наркотики. Соединяются семьи. Но там, где нет каждодневного или частого причастия, — все увядает”, — считает о. Димитрий Амбарцумов, настоятель церкви во имя свт. Николая, что во Всеволожском районе Ленобласти.

О том, как должно готовиться к исповеди и причастию, как часто следует причащаться беседует с о. Димитрием корреспондент газеты “Вера” И. Вязовский.


О. Димитрий: – Дело в том, что традиционная подготовка с постами — это неправильно, это местный обычай. Он сложился из-за того, что люди причащались один раз в год — в Великий пост. Тогда, естественно, перед причастием нужно было и говеть, и постится. Если же человек хорошо постится в Великий пост, любит Успенский и Петровский посты, почитает среду и пятницу, часто ходит на службу (на утреннюю и вечернюю), сам молится дома, то зачем ему еще и поститься перед причастием?! Он и так живет жизнью Церкви. Его подготовка должна состоять из того, что нужно постоянно, каждый день, читать Евангелие. Читать Феофана Затворника, толкования на Евангелия, стараться постичь в отеческом духе Евангельскую глубину.

–Многие думают, что если часто причащаться, может наступить “фактор привыкания”, утеря благоговения. Получается, что, редко причащаясь, люди редко и исповедуются. Но ведь можно прийти просто исповедоваться, без причастия. И чем чаще — тем лучше?

–Конечно! Хотя исповедь тоже требует духовного сосредоточения, она должна быть настоящей. Хочу вспомнить о.Александра Ельчанинова. Однажды он исповедовал одного белого офицера, и тот, перечислив свои грехи, добавил, что в нем нет раскаяния. Тогда батюшка ему посоветовал прийти на следующий день на службу, встать перед народом и все это сказать всем. И когда офицер стал каяться перед народом, то все заплакали. Это были грехи общие, грехи того времени, грехи каждого человека, стоявшего в храме. Через некоторое время заплакал и сам офицер. К нему пришло истинное покаяние — исповедь свершилась.



Исповедь рождает раскаяние. И я не могу сказать, что на свою совесть беру чей-то грех, чью-то неготовность к причастию. Как говорил прп.Серафим Саровский, человек очищается потихоньку и потом станет весь чистым, если он будет причащаться. Я не причащаю только тогда, когда есть открытое святотатство. Во всех остальных случаях, считаю, нельзя ставить преграды между Богом и любым человеком. Батюшке положено не охранять Таинства, а “проповедовать Евангелие всей твари”. У нас же очень часто в жизни наблюдается позиция священника-охранника.

Возьмите для примера наши семьи. Какой смысл караулить человека, нарушающего закон, правила, когда в семье нет атмосферы любви? Эту атмосферу надо взращивать и лелеять, а в христианской семье в первую очередь. Если же случается проступок, то нужно проявить определенную суровость и решить проблему, которая привела к данному проступку. Нужно, чтобы люди жили в поле любви — и в Церкви, и в семье.

На каждом приходе есть люди, которые опаздывают на службу. Когда я только начинал служить, то к опоздавшим относился так: “Опоздал — значит, виноват!” Хотелось наказать. Потом понял, что многие из них более заняты в семье, на производстве. И я увидел, что они сокрушаются по поводу своего опоздания. Другой пришел вовремя и может всю службу простоять равнодушным, а опоздавший — переживает. У него появляется живое чувство, как у того мытаря в храме. Хотя это не надо понимать так, что опоздание я воспринимаю как норму.

–Как можно человека привести к вере?

–Насильно это сделать еще никому не удавалось. Меня мой отец, например, не заставлял ходить в церковь. И все же у меня на всю жизнь осталась тяга к Господу. Мои родители были верующими людьми, и я по жизни видел, как им помогал Господь. Я видел, как молились мой батюшка, моя матушка. В такой семье неизбежно пойдешь по этому пути… А где есть насилие, там происходит отторжение, и дорога к Богу прерывается.

Я принципиально против того, чтобы учить детей молиться. Не надо заставлять их зубрить “Отче наш”, “Богородицу”… Положил младенца в колыбель и не качай его, а встань на молитву. И ребенок привыкнет к словам молитвы. Он этой молитвой утешался и радовался в младенчестве и, подросши, захочет сам утешаться этим и утешать других.

Самое главное — поддерживать в детях страх Божий. В сельской местности у ребенка страха Божия больше, чем у городского. Дело в том, что он воочию ощущает последствия природных явлений. Помолились — и встала почти увядшая нива. Помолились — пошел дождик, когда он не должен был бы пойти. В городе же мы живем, заслоненные от всего этого. Задача городских семей вырвать ребенка, хотя бы на лето на природу, к солнцу, к морю, в деревню… А в Москве и Поволжье есть детские лагеря духовных обществ. Я сам отправлял туда на лето своих ребятишек. Там дети помогают восстанавливать церкви, трудятся на огородах… И это полезнее ребенку в плане познания Бога, его пути к Господу. На природе ребенок становится открытее.

–У вас небогатый приход, средств мало, а нужно все поднимать, восстанавливать храм… Предположим, трудности позади — в храме достаток, прихожан много, и однажды вы выходите к исповедникам, и мелькает мысль: “Ой, как их много! Проведу-ка я общую исповедь…” Потом дальше: “Зачем тебе часто причащаться? Придешь через месяц!” Не секрет, что такое в храмах бывает…

–Я могу отвечать только за себя. У меня сельский храм, и я стараюсь узнать каждого прихожанина. Не просто в лицо запомнить, а по возможности посетить каждую семью. У меня примерно ходит 100-200 семей на службы. Среди них может быть и один человек из семьи, а может и двадцать. Семьи-то большие, и когда-то, может быть, на отпевание они придут все. А когда священник знает, чем живет человек, знает его проблемы, тогда на исповеди он раскрывает самые главные моменты: “Как у вас идет борьба с этим грехом?” Ответ: “Так-то, так-то. Все хорошо”. Я знаю, что человек сейчас не пьет и что в семье у него с этим делом борются. Или кто-нибудь в семье бесноватый. Спрашиваю: “Как ситуация?” — “Нормально, есть улучшения”. И мне не нужно вытягивать из человека главного. В городе это невозможно. Там очень редко, когда на исповедь приходит знакомый человек. С незнакомым исповедником очень трудно за пять минут что-то решить, нащупать его основную проблему. Ведь люди на исповеди частенько говорят про всякую ерунду. Не умеют исповедоваться. Батюшка призван решить проблему: “починить” семью, наладить отношения с детьми, он должен работать, а ему дают что-то общее типа “грешна во всем”. И тогда батюшка не имеет возможности помочь. Если вернуться к семье, то сейчас у всех родителей одна общая проблема — непослушание детей. Но эта проблема в определенной степени была всегда, и самый верный рецепт здесь — любить друг друга. Жена должна нежно встречать мужа с работы, не говорить при этом безконечно с кем-то по телефону, а ему бросать реплики: “Не мешай мне. Еда в холодильнике”. Если же родители любят друг друга, не ссорятся между собой, то и дети будут послушными.

Чем может помочь священник? В нашем храме службы идут и по будням — потому что надо все время молиться за всех. У меня есть на каждую семью записочки: там не только адрес указан, но и кто есть кто, возраст, день ангела, усопшие родственники… А семьи наших самых активных прихожан мы стараемся поминать на проскомидии каждый день. Когда я помолюсь за 100 семей, то потом уже могу продолжить канон словами: “Господи, и о здравии всех, кто здесь живет…”

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: