Иерей Сергий Сидоров

7 мая, в Светлую Субботу отошел ко Господу самый молодой священник храма свт. Николая у Соломенной Сторожки иерей Сергий Сидоров. Нить его земной жизни прервалась в 14.40, когда еще по–пасхальному открыты были Царские врата. Ему не было и 33 лет…

О. Сергий родился в 1972 году в Москве, в семье физиков. Долгое время проживал в г. Сарове (тогда – Арзамас – 16). Семья его была верующей, и он с детства жил полноценной церковной жизнью.

В 1989 году Сергей Иванович Сидоров поступает в МИФИ, где получает незаконченное высшее образование. После третьего курса он поступает в Московскую Духовную Семинарию, которую заканчивает в 1996 году. Во время обучения в МДС был экскурсоводом по территории Троице – Сергиевой Лавры. Это послушание не полностью закончилось с окончанием Семинарии – еще много раз о.Сергий возил прихожан храма свт. Николая у Соломенной сторожки и воскресную школу храма в Лавру. Эти паломничества, удивительно интересные и всегда прекрасно организованные, останутся надолго в памяти у прихожан, а для многих детей, наверное, станут одним из счастливейших воспоминаний детства.

24 ноября 1996 года архиепископ Одинцовский Иов рукоположил Сергея Ивановича во диаконы. Служение о. Сергия начинается в храме иконы Знамения Божией Матери в Ховрино (г. Москва). Диаконом о.Сергий был немногим более двух месяцев: накануне Сретения Господня, 14 февраля 1997 года он был рукоположен во иереи архиепископом Истринским Арсением.

О. Сергий был одним из тех священников, кто служил в храме свт. Николая у Соломенной Сторожки с самого основания, с закладки первого камня. Он служил, когда храм еще только строился, когда не было даже крыши – только стены. Служил о.Сергий и зимой, когда в храме не было отопления. Зимой 1998–1999 годов он служил поочередно с другим клириком – о. Орестом Оршаком. Служить приходилось всю неделю подряд (службы в храме совершались неопустительно – вечерние и утренние), между службами – непрерывные требы.

С 1998 по 2001 год о. Сергий окормлял заключенных в СИЗО № 5 г. Москвы. С 2001 года батюшка окормлял храм св. блгв. кн. Димитрия Донского при Первом Московском Кадетском корпусе (храм приписной к храму свт. Николая у Соломенной сторожки). Активное участие принимал о.Сергий и в восстановлении другого приписного к храму свт. Николая храму – храма свт. Иннокентия в Бескудникове.

Немногословный, о. Сергий не любил говорить о себе, но все прихожане, несомненно, помнят его проповеди. Проповедовал он не часто, но каждое его пастырское слово было наполнено настоящими жизненными примерами и удивительно яркими образами: говорил ли он о том, что, прося благословение, нужно быть готовым к тому, что священник не благословит и иметь решимость послушаться, или о том, как ослеп ребенок, отец которого воскликнул, что не хочет, чтобы его сын видел Крест Господень, о том, что духовная жизнь может начинаться с малого – пройти 5 минут по улице, не смотря по сторонам, или о том, как поразила его чистота души людей в русской глубинке.

Долгое время о. Сергий был духовником Воскресной школы при храме свт. Николая у Соломенной Сторожки, а в 2004 году с радостью принял новое сложное послушание – вести занятия Воскресной школы для взрослых. Сложное – потому что вести занятие нужно было для очень разных людей – кандидатов наук преподавателей ВУЗов и бабушек к 7 классами образования. И эти занятия сразу полюбились прихожанам. Особенно интересны они были и потому, что о.Сергий всегда отводил определенную часть занятия живому диалогу со слушателями. Каждый мог задать любые интересующие его вопросы, ведь, особенно у недавно пришедших к вере людей, вопросов о правильном устроении духовной жизни – множество.

О себе батюшка не любил рассказывать. Помню, как долго мы пытались взять у него плановое интервью для газеты, в котором надо было рассказать о своем воцерковлении, приходе к вере. «Я с детства был верующим, семья у меня была верующая, никакого особого прихода к вере не было».

Еще он, наверное, не считал, что умеет хорошо говорить. Проповеди он говорил нечасто. Но те немногие – прекрасно запоминались – настолько яркими, жизненными и простыми они были. Одну проповедь я знаю в пересказе о. Димитрия: в семье ждали прибавления, верующая была одна только бабушка. Перед тем, как забрать жену с малышом из роддома, глава семьи сказал бабушке: «Сними со стены Распятие, я не хочу, чтобы мой сын видел Крест!». И было ему по слову его – оказалось, что ребенок слепой и креста видеть он не сможет. Как и хотел его отец. Это видимое чудо Божие послужило всей семье во вразумление.

Еще была проповедь, где о. Сергий говорил, что, если мы просим у священника благословения, то нужно быть готовым его исполнить, независимо от того, то ли это, что мы хотим услышать. Благословение нужно принять как Волю Божию. И рассказал о знакомом семинаристе, который хотел жениться. Духовник указал ему на девушку, стоявшую в храме. Девушка оказалась из близкой семинаристу среды, с похожим воспитанием. Однако спустя некоторое время семинарист решил жениться на другой, которая, казалось, намного более ему подходила. Женился. И после свадьбы жена решила, что матушкой она быть не хочет и что жить будет отдельно. Так происходит, если не слушаться Воли Божией.

Проповедь о. Сергия на Прощеное воскресенье 1999 года, думаю, запомнилась многим. Он с большой искренностью говорил о том, что постом мы должны понять слова старца Зосимы из «Братьев Карамазовых»: «Всякий перед всеми за всех и за все виноват!».

Еще одна великопостная проповедь – о. Сергий рассказывал о домостроительстве нашего спасения, о том, что наше спасение строится как дом, начиная с фундамента. Каждым поступком мы кладем по кирпичику или отнимаем по кирпичику. Например – дали кому–то милостыню рубль – положили кирпичик в свое спасение. Дали 10 рублей – положили два кирпичика. Рассказали о милостыне кому–то или внутренне возгордились – отняли 10 кирпичиков. Говорил батюшка о то, что внутренняя жизнь начинается с малого – пройти 5 минут по улице, ни на кого не посмотрев. Это ничего от нас не отнимет, но сколько прибавит!

Он умел говорить кратко. «Вы бы еще покаялись, что идете по рынку и Вам запах шашлыка в нос попадает, чем не нарушение поста?».

о. Сергий Сидоров
о. Сергий Сидоров

Рождественский пост 2000 года: о. Димитрий Туркин трудился над эскизом иконы «спас Златые Власы». О. Сергий сел рядом на скамеечку (и на эту скамеечку через 5 лет поставят гроб с его телом): «Можно посмотреть на работу мастера, о. Димитрий?». И долго сидел и смотрел. Потом сказал: «Спас Златые Власы – моя самая любимая икона»…

Когда в воскресной школе для взрослых его беседы стали записывать на диктофон, он как–то пошутил: «А это что, заговор такой?»

В нем было что–то удивительно детское и непосредственное. Например, вечером после службы он мог запросто приласкать забравшегося в храм местного кота – батюшка любил кошек. Любил рисовать смешные картинки на доске в воскресной школе. Любил учить новые грузинские слова…

Как–то один раз, рассказывая что–то, он упомянул об отце. «Папа», – сказал он. Было непривычно слышать слово «папа» от взрослого человека, батюшки, «папа», а не «отец», к тому же сказанное с настоящей детской теплотой, сказанное, как только мог сказать ребенок.

По–особенному о.Сергий читал разрешительную молитву после исповеди – перед тем как сотворить крестное знамение он возлагал руки на голову исповедующегося так, словно укрывал голову под епитрахилью, стараясь оградить от будущих грехов. Помню – это многие отмечали, как особенно торжественно и широко он воздевал руки горЕ на Великом славословии, на словах «Слава Тебе, показавшему нам свет!». Сразу было чувство чего–то особенно величественного.

Действительно, жизнь и кончина праведного человека имеет много значимых минут. Почил о. Сергий в самом конце Светлой седмицы. Он успел насладиться Пасхальной радостью, но отошел ко Господу, когда еще были открыты Царские врата жизни вечной. Отпевание было совершено накануне Радоницы, а похороны – на саму Радоницу. 9 дней – 3 неделя по Пасхе, неделя жен–мироносиц.

Один из святых храма свт. Николая у Соломенной Сторожки – о. Владимир Амбарцумов, настоятель нашего храма с 1930 по 1931 годы. Он был расстрелян на Бутовском полигоне. В его житии говорится, что среди близких ему людей был иерей Сергий Сидоров, принявший мученическую кончину в Бутове 27 сентября 1937 года. Возможно, промыслительно, о. Сергий был назначен служить в тот храм, с которым связана жизнь и тезоименитого ему святого.

… На отпевании казалось, что о. Сергий в храме. Что сейчас он выйдет из алтаря и произнесет возглас. Или выйдет на исповедь. Или приедет из храма свт. Иннокентия и пройдет в алтарную дверь. ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ, дорогой о. Сергий! «ВОИСТИНУ ПАСХА»! – Так он всегда отвечал….

Анна Любимова

Светлой памяти о. Сергия Сидорова

Ушел из жизни близкий мне и родной человек. В нем удивительно сочетались искренняя вера, необыкновенная жизнерадостность, тонкий ум и бесконечная доброта ко всем людям. Мы познакомились с ним, когда он только окончил духовную семинарию при Троице-Сергиевой Лавре и был рукоположен в священники. Он жаждал духовного общения, зачитывался книгами и заразил меня тягой к путешествиям по святым местам. Вместе, мы побывали на острове Залит у о. Николая, в Псково–Печерском монастыре, в Санаксарах, в Дивеево. А уж, сколько раз мы были в Троице-Сергиевой Лавре и Малинниках, я и сосчитать не сумею. Это были драгоценные минуты общения с о. Сергием, который с глубокой искренностью и верой рассказывал о многочисленных чудесах, происходивших в тех, куда мы направлялись.

До учебы в семинарии он несколько лет был иподиаконом у Патриарха Алексия. Жил в старых храмах в центре Москвы. Питался, чем Бог пошлет. Рассказывал, как однажды пару дней ел одни только бананы из гуманитарной помощи и потом мучался с желудком. По его мнению, священник не должен обременять себя материальными узами. Свой телевизор он подарил, большой новый холодильник поменял на маленький. Он всегда жил на «чемоданах», готовый к переезду. К счастью, вокруг него всегда находились добрые люди, которые помогали и с жильем и со всем остальным. Своей добротой он и людей вокруг себя делал добрее, заставлял задуматься о тщете материальных благ. Воистину, спасись сам, и рядом с тобой спасутся тысячи.

В наших паломнических поездках я видел его святящиеся глаза при общении с о. Николаем на острове Залит и с о. Иеронимом в Санаксарском монастыре. Мне тогда казалось, что и о. Сергий, тоже когда-нибудь станет таким же старцем и я буду приезжать к нему за советом или просто, чтобы взглянуть в его добрые глаза и ощутить, что есть человек, который молится о тебе и станет легче.

Как мне выразить словами то огромное горе, которое обрушилось на нас при известии о кончине бесконечно любимого о. Сергия. Единственное, что меня утешает — это то, что скончался он на Светлую Седмицу. У Господа не бывает случайностей.

Христос Воскресе!

р. Б. Димитрий
О.Сергий- сын моего близкого друга Ивана Ильича Сидорова. Моя семья и семья Сидоровых близко знакомы с 1986 г. Иван Ильич- крестный отец нашего старшего сына Сергея. Дети, их духовное и светское образование и развитие, планы на будущее – одна из центральных тем нашего общения и нашей родительской заботы.

Мы вместе обсуждали, куда поступать после школы будущему о.Сергию. Его отец и мать, наши общие с Сидоровыми друзья и я, в том числе, закончили Московский инженерно- физический институт. Конечно, уважая свой ВУЗ, традиции, добрую память о студенческих годах, когда бурно происходило развитие наших характеров, когда наиболее интенсивно мы впитывали знания и не только по физике и математике, мы посоветовали Сергею тоже поступать в МИФИ. Тем более, что он вырос в г. Сарове – городе физиков, где в страшной гонке по разработке ядерного оружия был создан тот самый ядерный щит нашей Родины.

О.Сергий родился в православной, воцерковленной семье, он был свидетелем того, как его отец занимался очень серьезной и тонкой миссионерской работой среди своих друзей – ученых. Он наблюдал многочасовые дебаты по вопросам веры, когда нас – «очень умных»- его отец вовлекал в дискуссии, снабжал православной и философской литературой (преимущественно трудами русских православных философов и литераторов), помогал воцерковиться. Мама о.Сергия постоянно уделяла внимание нескольким пожилым и больным бабушкам, делала это незаметно для всех. Это нам стало известно совершенно случайно. И это не могло не наложить отпечаток на сознание и мировоззрение юного Сергея. Так формировались в его сознании два начала – одно определялось физ.-мат. образованием, а второе – религиозным. Перед поступлением в МИФИ стало это очевидным. Мы неоднократно беседовали с Сергеем, пытаясь помочь сделать сознательный выбор. Конечно, это было очень трудно для молодого человека, но он послушался нашего совета, что лучше получить фундаментальное светское физико-математическое образование, а потом уже духовное. Он закончил первые три, самые трудные, курса нашего института. Надо вспомнить, что в это время рухнул СССР, а только такая крупная держава могла тратить достаточно средств на содержание науки. Бедственное положение ученых было заметно, хотя Саров пострадал поначалу в меньшей степени. Многие ученые меняли род своих занятий, многие уезжали за рубеж. В то же самое время происходил подъем Православия. В 1991 г. состоялось перенесение мощей преп. Серафима Саровского в Дивеево. Иван Ильич – отец о.Сергия- был одним из главных организаторов этого мероприятия. Он собрал в это время всех своих друзей, был основным связующим звеном между иерархами православной церкви и ВНИИЭФ (Федеральный ядерный центр). ВНИИЭФ взял на себя значительную часть материальных расходов на проведение этого праздника. Вместе с отцом был и студент Сергей. Он был рядом с руководителями науки и церкви, все видел, все впитывал. Я думаю, что тяжелая атмосфера в науке и подъем Православия способствовали тому, что Сергей не закончил МИФИ, но накопленные знания позволили поступить на 2-й курс семинарии, хотя ему предлагали учиться сразу на третьем.

Во время учебы в институте Сергей регулярно посещал храм, помогал восстанавливать Знаменский храм около гостиницы «Россия» его настоятелю о.Иосифу, приглашал нас в этот храм. В год его открытия о.Сергий собрал своих друзей на первое пасхальное богослужение в этом храме. Мы были впервые в своей жизни алтарниками, несли хоругви во время крестного хода. Второй раз в своей жизни я нес хоругви на отпевании о.Сергия… До работы в Знаменском храме и в организации первых служб в Кремле он работал сторожем в Донском монастыре, когда там настоятелем был архимандрит Тихон. Он был свидетелем обретения мощей Патриарха Тихона.

О.Сергий часто бывал в нашей семье, иногда проводил вместе с нами несколько дней. Мы чувствовали настоящее родство. Во время его учебы в семинарии мы неоднократно были участниками организованных им экскурсий по Троице-Сергиевой лавре. Там же в Лавре он организовал крещение нескольких близких нам друзей.

О.Сергий был очень воспитанным человеком. Как и его родители, он никогда не навязывал собеседникам свою точку зрения. Как в математике, он неспешно вместе с ними «выводил теоремы». Эта деликатность привлекала к нему людей, он легко становился «душой компании» везде – в МИФИ, в семинарии, в пастырском служении. Он умел терпеливо слушать, делать аккуратные замечания, обладал тонким чувством юмора. Он жил, некоторым образом, не в свое время, когда люди зачастую «берут горлом», используют любую возможность для карьерного роста, обогащения, когда в моде кипучая энергия и напор. Работая на послушании в семинарии рядом со Святейшим на богослужениях в Кремле, будучи при этом очень заметным (красивый, высокий, умный), он мог бы при желании «устроиться». При этом ему было достаточно вовремя за себя попросить. Но его интересовали больше вопросы устройства и жизни души. Он часто посещал Санаксарский монастырь, ездил на острове Залит к о.Николаю (Гурьянову), к духовнику нашей семьи схиархимандриту Макарию.

Как бывают домашние доктора, так о.Сергий для нашего окружения был как бы домашним священником. Он отзывался мгновенно на любые просьбы, будь то освятить квартиру, офис, крестить наших детей, венчать наших друзей, проводить на экскурсию в Лавру.

О.Сергий жил скромно. Как и все мы, он знал периоды подъемов и спадов, переживал и мучился. Но он делал это тихо. Он никогда и ни в чем нам не отказывал, поэтому в тяжелые для него минуты был тоже с нами. Как ни скрывай, а по лицу можно было прочитать о бурлящих переживаниях, но он всегда уходил от разговора о своих трудностях. Так было и теперь. Он не обратился ни к кому из нас за помощью. У всех немало знакомых врачей. Он отказался от госпитализации, когда о том настаивали врачи «Скорой помощи», приезжавшие к нему накануне. Как жил скромно и тихо, так и отошел к Господу на пасхальной неделе, никого не беспокоя. Вечная память тебе, дорогой о.Сергий.

Мы благодарны тем священнослужителям, отпевшим о.Сергия. Это было очень торжественно. Помяни, Господи, во Царствии твоем нашего дорогого о.Сергия!

Жолудев И.С.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Илья Глазунов: Главное — воспитать волевую верующую элиту

О феномене по имени Илья Сергеевич Глазунов, настоящем искусстве, коммунистических стройках и любви к России

Дорогой староста, а теперь ключи от храма отдайте мне!

Авторемонт, шитье, земляные работы - как живет сельский пастырь

Отец Павел Адельгейм. Бодрствуйте. Радуйтесь.

Памяти священника, которого считали несгибаемым оловянным солдатом

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!