Иеромонах Иларион: «Пастырь Церкви не может не быть богословом»

Иеромонах Иларион: «Пастырь Церкви не может не быть богословом»

Самый молодой богослов Русской Православной Церкви отвечает на вопросы “ВМ”

20.07.1999

http://www.vmdaily.ru/article/22503.html

Евгений Стрельчик

Самый молодой богослов Русской Православной Церкви иеромонах Иларион (Алфеев), руководитель Секретариата по межхристианским связям Отдела внешних церковных сношений, автор нескольких книг по учению Отцов Церкви и переводов их творений с греческого и сирийского языков — гость нашей редакции.

 

— Отец Иларион, первый вопрос вам как писателю-богослову. Сегодня издается очень много религиозных книг, и рынок, кажется, насыщен. Но соответствует ли количество выпускаемых книг их качеству? Те ли книги мы читаем для нашего духовного совершенства?

— Многое из того, что сегодня издается, я бы постеснялся рекомендовать интеллигентному, образованному человеку. Некоторые авторы, говоря от имени Церкви, имеют самые смутные представления о том, что такое христианство. В своих работах они иногда ссылаются и на творения Святых Отцов, однако в действительности совершенно не знают их учение. Так, например, в одной книжке я с изумлением прочитал такую фразу: «По учению Святых Отцов, вся зараза идет с Запада». Еще один пример — брошюра из серии «За советом к батюшке». В ней на вопрос, почему в посты супруги должны воздерживаться от брачного общения, следует ответ: «Потому что, по церковному преданию, Иуда был зачат в пост». В какой пост был зачат Иуда: в Великий пост или в Рождественский пост? Что это за «церковное предание», на которое ссылается автор? Иногда люди выдают себя за богословов, но пишут всякие глупости.

А поскольку их писания продаются в киосках православных храмов, верующие думают, что именно таково учение Церкви. Издаются, например, брошюры, содержащие списки грехов — иногда до двух тысяч (в том числе таких, о которых нормальный верующий и знать не должен). И считается, что, если человек будет исповедоваться по подобному списку, он полностью очистится. Заведомо ложные установки многие принимают как руководство к действию, не понимая, что они могут сбить их с правильного пути или просто оттолкнуть от Церкви.

— А в чем вы видите свою задачу как богослов?

— В том, чтобы сделать учение Святых Отцов, то есть подлинно православное учение, доступным для современного человека. Необходима адаптация — не святоотеческого текста к вкусам современного человека, а самого читателя к тому стилю и той духовности, которой этот текст пронизан. Кроме того, нужна литература, которая бы вводила современного человека в проблематику жизни Церкви, ее учения. Мне хотелось бы писать простые (но не примитивные!) книги для широкого читателя. Написав несколько специальных богословских трудов, я хотел бы больше времени уделять широкой публике.

Именно с целью достичь более широкой аудитории я в течение вот уже года веду на телевидении ежедневную передачу «Мир вашему дому», которая обращена не только к церковным людям, но и к тем, кто еще не пришел к вере.

— Один из характерных примеров вульгарного толкования наследия Святых Отцов мы видим в продолжающейся антисемитской истерии. Для придачи обсуждению этой проблемы церковного оттенка неизменно цитируется труд святителя Иоанна Златоуста «Против иудеев». Как понимает эту работу профессиональное богословие?

— Каждый труд Отца Церкви необходимо рассматривать в том историческом контексте, в котором он был написан. В своих произведениях они отвечали на те вопросы, которые ставила перед ними тогдашняя действительность. Взять цитату или один абзац из книги того или иного святого отца и использовать его без всякого комментария в своих, часто совершенно нецерковных целях — это не только не верно, но и кощунственно. Книга святителя Иоанна Златоуста направлена против иудейской религии, а не против еврейской нации. Святитель обличает иудеев за то, что они не приняли Христа. Именно в этом основной пафос книги. А никакого национализма или антисемитизма у Златоуста не было и в помине.

— Давайте обратимся к истокам вашего жизненного выбора. Что предшествовало решению посвятить себя служению Церкви: воспитание в семье или личный духовный поиск?

— В школьные годы я читал очень много художественной литературы. Детских книг не читал даже в детстве, за исключением «Винни Пуха», который и до сего дня остался для меня очень вдохновляющей книжкой.

Лет в 8 начал читать «взрослую» художественную литературу — Тургенева, Чехова, Достоевского. В 11 лет «проглотил» одну за другой несколько работ Гегеля, а через год-два познакомился с церковной литературой — «Добротолюбием», творениями святых Григория Богослова, Симеона Нового Богослова, Исаака Сирина. В этих книгах я нашел необыкновенную духовную и интеллектуальную глубину, которой так часто не хватает многим произведениям философов, и светских писателей. Чтение богословов древней Церкви я могу сравнить с тем ощущением, которое охватывает человека высоко в горах, где воздух настолько чистый и свежий, что ты начинаешь задыхаться, потому что привык дышать отравленным воздухом большого города.

В произведениях художественной литературы меня всегда поражало то, как их авторы долго и многословно описывают очень простые вещи (даже Достоевский при всей его глубине казался мне излишне многословным). А у Святых Отцов каждое слово в точности соответствует мысли. Их учение стало определяющим в моей духовной жизни. Изучая его, я в конце концов и пришел к решению посвятить свою жизнь служению Церкви.

— Получается, отец Иларион, в вашем детстве не было места играм, развлечениям…

— На игры и развлечения не хватало времени, так как я учился в музыкальной школе. Музыка была (да и по сей день остается) неотъемлемой частью моей жизни. С четырех лет я занимался на фортепиано, скрипке, впоследствии учился в Московской консерватории по классу композиции. Меня всегда тянуло к творчеству. И если раньше я находил самовыражение через музыку, то потом, когда избрал путь служения Церкви, мой творческий потенциал начал реализовываться в богословии.

— Серьезное занятие музыкой и интерес к творчеству Святых Отцов по времени совпали?

— В течение нескольких лет я, интенсивно занимаясь музыкой, все более и более вовлекался в жизнь Церкви. Одно время мне казалось, что музыку и служение Церкви можно совместить. Но в конце концов я понял, что надо делать выбор.

— Когда это произошло?

— Лет в пятнадцать я осознал, что хочу стать священником.

— А интерес к музыке у вас остался? Вы следите за новинками, бываете на концертах известных музыкантов? Сочиняете музыку?

— Сейчас уже нет. В течение некоторого времени после принятия монашества я светскую музыку вообще не признавал, на концерты не ходил и даже в записи музыку не слушал. Со временем стал воспринимать вещи несколько проще. Понял, что классическая музыка не наносит мне духовный ущерб. Мне кажется, что серьезная музыка даже человека религиозного, живущего Церковью, духовно обогащает. И есть некоторые музыкальные произведения, которые я сейчас воспринимаю гораздо глубже, чем когда изучал их в школе или консерватории. В них отражается духовный и жизненный опыт композитора, его страдания, утраты, радости.

— В воспоминаниях сына протоиерея Александра Меня Михаила есть эпизод, где он рассказывает, как священник воспринял оперу «Иисус Христос — суперстар». После прослушивания отец Александр сказал: «Музыка замечательная, а текст отвратительный!» Согласны ли вы с этой оценкой?

— Я думаю, что с профессиональной музыкальной точки зрения эта опера относится к произведениям очень высокого уровня. Что же касается богословской стороны, то в этой опере, так же, как и во многих произведениях западного искусства еще со времен эпохи Возрождения, Иисус Христос представлен как человек, а не как воплотившийся Бог. Именно поэтому в опере отсутствует Воскресение, все кончается распятием и погребением Христа. Но тем не менее эта музыка оказала и продолжает оказывать определенное духовное влияние на людей, в особенности на молодежь. Когда я служил в армии, разговор о Христе нередко начинался именно после того, как кто-то из солдат, послушав эту оперу, обращался ко мне с вопросами как к музыканту.

— Хочу коснуться ваших профессиональных интересов. Как вы оцениваете современное состояние богословской науки в России?

— Его можно охарактеризовать как достаточно плачевное. Богословская наука России конца ХIХ — начала ХХ века стояла на очень высоком уровне. Русские дореволюционные исследования в области литургики до сих пор остались практически непревзойденными. Но если говорить о других областях, например о библеистике, патристике, церковной истории, то здесь западная наука за те 80 лет, пока мы были оторваны от мира, сделала громадный скачок. И мы до сих пор находимся вне этого процесса.

Есть отдельные ученые, которые пытаются учитывать достижения западной науки в своих богословских трудах, но таких ученых слишком мало, и не они «делают погоду» в Церкви. Я не считаю, что мы должны просто трансплантировать западную науку на русскую почву: мы должны взять из нее все лучшее и творчески усвоить, при этом сохраняя верность традициям русской дореволюционной науки. Необходимо, чтобы студенты и преподаватели духовных школ изучали богословие не только у нас, в России, но и за границей. Если наши молодые богословы сумеют, не отрываясь от российской традиции, использовать достижения мировой науки, я думаю, что тогда произойдут серьезные сдвиги. Пастырь Церкви не может не быть богословом, так же, как врач не может не разбираться в анатомии. Священник — врач душ человеческих, который призван духовно лечить людей, и он должен получить обширные знания в области богословия.

— Вы молодой человек, монах… Многие ваши ровесники сейчас стали основой внутрицерковного течения, получившего название «младостарчество», которое пытается оказывать влияние и на церковную политику. Откуда у священников появляется желание поруководить, покомандовать, показать свою власть?

— Понятие «младостарчество» указывает не на юный возраст священника, а на его духовную неопытность. Слава Богу, у нас есть подлинные старцы, действительно просвещенные божественным Духом, способные руководить людьми на ином уровне, чем простой священник. Но сегодня на поприще духовного руководства часто приходят люди незрелые, которые могут дурно повлиять на духовное устроение человека, покалечить его жизнь. Они делают упор на внешние формы аскезы, которые, безусловно, важны, но только как вспомогательные средства к чему-то более важному. Когда происходит такая подмена, то вместо старца мы имеем лжестарца или «младостарца». Порой такие люди воспринимают себя как оракулов, считая, что все, что они говорят, исходит непосредственно от Бога. Община под руководством такого лжестарца превращается в подобие секты, где каждое слово священника его чада ловят как богооткровенную истину в последней инстанции, где он требует от них не только исполнять его духовные предписания, но и разделять его политические взгляды, его симпатии и антипатии, лишая духовных чад возможности самостоятельного мышления.

Досье «ВМ»

Иеромонах Иларион (Алфеев) в 20 лет принял монашество и стал священником. Окончил Московскую духовную семинарию и академию. Учился на богословском факультете Оксфордского университета, где ему было присвоено звание доктора философии. Владеет греческим, сирийским, английским, французским и немецким языками.

В 23 года стал настоятелем кафедрального собора в Каунасе. В январе 1991 года по каунасскому телевидению призывал солдат не стрелять в безоружных людей. Награжден медалью Президиума Верховного Совета Литвы.

Возглавляет Секретариат по межхристианским связям ОВЦС Московского патриархата, служит в храме св. великомученицы Екатерины на Всполье, ведет ежедневные телевизионные передачи «Мир вашему дому» (с понедельника по пятницу в 6.50 на ТВ Центре). Заместитель главного редактора журнала «Церковь и время».

Автор книг «Таинство веры», «Жизнь и учение св. Григория Богослова», «Мир Исаака Сирина», «Преподобный Симеон Новый Богослов и православное Предание», «Ночь прошла, а день приблизился». Переводчик творений Святых Отцов.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Что можно есть в Рождественский пост?

Что делать, если во время поста возникла нестандартная ситуация? Отвечают священники

Рождественский сочельник и Рождество Христово

Что значит поститься до первой звезды? Как поститься в этот день болящим? Обязательно ли посетить ночную…

Батюшка, а не грех ли это?

Попытка классификации интернет-вопросов священнику

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: