Иеромонах Макарий (Маркиш): Ничего личного, или Сталинград в Хамовниках

Иеромонах Макарий (Маркиш)

Со времен фон Клаузевица известно, что война продолжает политику, лишь иными средствами. В наше «миролюбивое» время никто не усомнится в том, что международная политика – продолжение войны, будь то иными средствами, или теми же самыми: горячими, холодными, военно-морскими, военно-воздушными, террористическими, информационными, экономическими, идеологическими, хулиганскими. Примеры множатся ото дня ко дню.

К сфере международной политики относится и дело о хулиганстве в московском Храме Христа Спасителя. Убеждать в этом читателя нет ни малейшего резона: кто еще сам не убедился в этом исходя из обстоятельств дела, от похабного английского лозунга в самоназвании подсудимых и тщательной организации хулиганской выходки, и до перечня чужих и чуждо-финансируемых СМИ, которые, вполне по-большевицки выполняя задачу пропаганды, день за днем, как заведенные, бьют по указанному поводу в русофобский и антихристианский бубен, тому уже навряд ли чем-то поможешь.

Однако на общем фоне других событий так называемые «последние слова» подсудимых дают повод для любопытных наблюдений. Как подметил еще Гюстав ле Бон, в политике дела куда менее важны, чем их названия: взять хоть «марш миллионов», хоть публичный коитус в исполнении тех же подсудимых – в согласии с их самоназванием, – заявленный как «произведение современного искусства».  Так же и тут: опубликованные отрывки – поток нытья о недостатке свободы в сегодняшней России, безо всякой связи с обвинением.

Серенады о свободе иллюстрируют геббельсовский принцип: «чтобы ложь действовала, она должна быть чудовищной». Не что иное, как их собственная «акция», доказывает наличие у нас произвола и безнаказанности, немыслимых в цивилизованной стране, в том числе и откуда поступил на нее заказ. С дрожью представляю себе такую же «акцию» где-нибудь в синагоге на Истерн Паркуэй в Бруклине: трупов бы не нашли, а дело об убийстве, даже и начавшись, закончилось бы оправданием.

Выделяется самодовольное заявление одной из подсудимых: «Нет у меня сожаления о содеянном». – Как тут не вспомнить реплику подсудимого на другом процессе с религиозным подтекстом, когда в XIX в. англичане очищали Индию от адептов одного своеобразного культа: «Сожаление, сагиб? – Никогда! Радость и возбуждение – нередко…».

Тысячи расстрелянных и сгнивших в тюрьмах индусов – жертвы войны за свои убеждения и ритуалы. Ненавистный им закон одержал верх, и война окончилась разгромом. Очень жаль каждого из них… Но ничего личного.

То же самое скажем о трех подсудимых по делу о хулиганстве: ничего личного. Они ведут свою войну; им не угрожает ни заряд орудийной картечи в спину, ни пожизненный каземат, но они должны быть побеждены. Alaguerre comme ala guerre.

Пусть так; но сравнить мелкое дело о хулиганстве со Сталинградом?… – Зимой 43-го года узкий участок фронта вдоль берега недаром был залит кровью: отдать его значило открыть врагу путь за Волгу. А за Волгой для нас земли нет.

И если мы отдадим наши святые храмы для подобных «акций»» – как отдали для позорных гомонстраций славные площади своих древних столиц народы Западной Европы – нам не будет земли на нашей Родине.

Сталинград – это точка невозврата, узкий участок фронта, уступая который, мы открываем для удара свою яремную вену. Беда в том, что мы не всегда видим эти Сталинграды, а когда видим, медлим с решительными действиями.

«Государство жуликов и воров!» – трубят те же самые СМИ, в том же контексте, с тем же послушным постоянством. А нам и невдомек, что это очередной Сталинград: принять этот тупой лозунг, согласиться, привыкнуть к нему – значит распахнуть настежь двери двум другим лозунгам, реальным средствам международной политики (сиречь войны), не раз доказавшим свою убойную силу в ХХ веке.

А именно: «Государство чурок и жидов!» (по способу Розенберга-Гитлера) и «Государство богачей и попов!» (по способу Ленина-Сталина). Поскольку я принадлежу к двум из четырех упомянутых групп населения, то знаю, о чем говорю.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Протодиакон Андрей Кураев: Мария Алехина умнее не стала

Страдания улучшают не всех, но только умных. Металл в огне переплавляется. А ветошь сгорает.

Мария Алехина не сожалеет о сделанном в храме Христа Спасителя

"Я горжусь тем, что я сделала", - сказала амнистированная участница "панк-молебна".

О российских тюрьмах и плохих христианах

Сидя в своем компьютерном кресле, я вчера несколько минут сочувствовал Надежде Толоконниковой, а потом закрыл страничку…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: