Игорь Кириллов: «Телевидение – это искусство, а не бизнес»

14 сентября легендарный диктор отмечает юбилей – 80 лет. Корреспондент “Вечерки” побеседовала с одним их мэтров отечественного телевидения.

Но на дне рождения праздники для Игоря Леонидовича не заканчиваются. 27 сентября он отпразднует 55 лет со дня своего первого эфира на телевидении. Мы сидим в гостиной Игоря Кириллова в доме на Смоленской набережной. И вот снова звучит его голос, такой родной и привычный, который так много лет звучал с экрана телевизора. Игоря Кириллова по праву можно назвать главным человеком Советского Союза, ведь с программой «Время», «Голубым огоньком» он приходил в каждый дом. Телевидение стало для него не просто работой, а целой жизнью.

– Игорь Леонидович, вы мечтали о карьере диктора телевидения?

– Я не хотел быть ни актером, не тем более диктором телевидения. Я мечтал стать кинорежиссером. Но эта мечта детства не осуществилась, потому что я не поступил во ВГИК на режиссерский факультет. Там курс набирал великий режиссер Михаил Чиаурели, который мне сказал: «Молодой человек ты должен пожить, чтобы иметь жизненный опыт, а потом приходи». Меня рекомендовали на актерский факультет. Но даже после его окончания я не понимал, чего я хочу. Наверное, лет до 25 я жил как в тумане. Я не нашел себя. В театре на Таганке я работал два года, были некоторые роли, но все не то. И я все-таки решил осуществить свою мечту на телевидении. Я пришел туда и предложил свои режиссерские разработки по произведениям моих любимых писателей Мопассана, Куприна, Чехова, Марка Твена. Сергей Петрович Алексеев, главный режиссер Центральной студии телевидения, опустил меня с небес на землю. Он объяснил, что никто мне сразу не доверит заниматься режиссурой. Он сказал: «Ну что ж, давай, но только нужно сначала быть помощником режиссера, если покажешь себя с хорошей стороны потом ассистентом режиссера, правда для этого нужно сначала пройти годичный курс, чтобы пульт знать хорошо, какие кнопки нажимать, ну а если будешь хорошим ассистентом, потом можно быть и режиссером – сначала третьей категории, потом второй, если действительно талант есть, ну а если станешь режиссером первой категории, то есть возможность стать режиссером-постановщиком. «Сколько же лет нужно?», – спросил я дрожащим голосом. Он ответил «25». Я поработал 2,5 месяца помощником режиссера в музыкальной редакции, потом был конкурс дикторов. Я долго сомневался вместе со своей супругой Иринушкой надо ли мне это. Но пошел. И в тот же день, 27 сентября, в четыре часа дня закончился конкурс, а в шесть вечера я уже вышел в эфир и читал новости.

– Какие самые яркие воспоминания остались от работы на ТВ?

– Конечно, это первая неделя работы, когда я приходил в себя, когда  познакомился с Ольгой Сергеевной Высоцкой – моей учительницей с большой буквы. Высоцкая была одним из первых дикторов экспериментального малострочного телевидения. На уроках мы разбирали тексты, которые накануне я произносил в эфире. Еще, это встречи с такими людьми как Ираклий Андроников, Юрий Левитан. А самый запоминающийся эфир – с Юрием Алексеевичем Гагариным 14 апреля 1961 года, который длился с семи вечера до часу ночи. Гагарин был на Красной Площади, на трибуне мавзолея. Со всех уголков Советского Союза приехали представители всех заводов,  фабрик, совхозов. Я мальчишкой был 9 мая 1945 года на Красной Площади – вот та, естественная радость, слезы, рыдания, которые я там видел – радость победы, понимая, что она досталась нам за счет огромнейших жертв. И такой вот праздник, действительно со слезами на глазах, как поется в замечательной песне о победе, это на всю жизнь осталось, и я забыть не могу. Но, а 14 апреля, когда по Красной Площади люди шли и приветствовали Юрия Алексеевича Гагарина, мне напомнило вот ту Красную Площадь 1945 года, только без рыданий, а с такой радостью, с такой гордостью за страну, с таким восторгом за нашего соотечественника – молодого, красивого, обаятельного Юрия Гагарина. Вот это и оставило глубочайший след в моей жизни.

– Игорь Леонидович, вас знали миллионы людей. Не страдали «звездной болезнью»?

– Ольга Сергеевна Высоцкая, великая учительница моя, она меня предупреждала об этом, говорила, что будут люди, которые меня полюбят, а кто-то и наоборот. Но писем приходило много, я молодой еще был, симпатичный, казалось, что все меня обожают. Но во время съемки на ВДНХ я услышал, как разговаривали две женщины. И одна сказала: «А Кириллов мне не нравится. Вот Балашов – вот это да! Такой голос, такая фигура, а Кириллов ну так…» И у меня похолодело сердце. И я вспомнил слова Ольги Сергеевны Высоцкой и стал истерически над собой смеяться. И с тех пор никакой «звездной болезни». Вообще, я не очень публичный человек, я хотел быть режиссером для того, чтобы быть за кадром.

– Какие у вас впечатления от современного телевидения?

– Телевидение – это искусство. Но некоторые журналисты считают, что ТВ –  всего лишь бизнес. Вот это меня ужасно расстраивает, настораживает. Раньше считали, что телевидение – окно в мир. Кто работал на телевидении, все старались создать что-то доброе, вечное, радостное. Одним словом, хотели расширять кругозор людей, воспитывать их на прекрасном русском литературном языке. Телевизор я смотрю, в основном информационные программы. С моей точки зрения, неправильно подают новости. Все каналы сходятся в одном – начинают с негативных новостей, как бы бьют по голове своего зрителя. Кроме того, сейчас все используют суфлер. Я называю его врагом для нашей профессии. Иногда возникает ощущение, что на экране не человек, а робот. Диктор, ведущий должен быть собеседником, самим собой. Тогда информация запоминается. А когда бежит суфлер у ведущего задача быстрей проговорить слова, он сам не понимает, о чем рассказывает.

– Игорь Леонидович, как будете отмечать юбилей?

– Буду отмечать позже, 27 сентября. Придут друзья, бывшие начальники, но они и были настоящими друзьями. У нас дружба была подлинная, не в чинах дело. Дочка, к сожалению, не приедет. Она пианистка, давно живет в Германии. Но благодаря Скайпу мы с ней на связи каждый день.

Надежда Дунаева

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Владимир Познер попросил организаторов ТЭФИ отказаться от названия и статуэтки

Журналист заявил, что нынешний порядок выбора победителей далек от демократического

Николай Солодников: Жизнь нашей страны – движение «сквозь зиму»

Диалоги Открытой библиотеки и шанс услышать человека

Программа «Жди меня» перестанет выходить на «Первом канале»

Причиной закрытия стали разногласия производителя передачи и телеканала по кандидатуре ведущего

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: