Игры на выживание

|
Сборная России не допущена к Паралимпийским играм в Рио-де-Жанейро по итогам изучения доклада независимой комиссии Всемирного антидопингового агентства (WADA) во главе с Ричардом Маклареном. В спортивном смысле Паралимпийские игры изначально несправедливы, считает Алена Быкова, которая не раз присутствовала на тренировках паралимпийцев.

Члену российской паралимпийской сборной по плаванию Сергею Пунько, который с двух предыдущих Паралимпиад привёз 10 медалей разного достоинства, заниматься спортивным плаванием вредно. У него прогрессирующие проблемы со зрением, а перед соревнованиями он по пять часов в день плавает в бассейне и ещё по два часа тренируется в спортзале без всякого допинга.

Также у Сергея есть травмы плеч и спины: на лечение и реабилитацию уходит по полтора месяца каждый год. Сейчас ему 35 лет, и он готовится к Играм в Рио со своей обычной интенсивностью. “Боюсь ли я ухудшения здоровья? — размышляет он в своих интервью. — Меня поздно уже пугать. Посмотрим, что вылезет после сорока”.

Сергей Пунько. Фото: ria.ru

Сергей Пунько. Фото: ria.ru

Тотально слепому дзюдоисту Олегу Крецулу 41 год. Он уникальный спортсмен, потому что в полной темноте побеждает людей, имеющих остатки зрения, — правила паралимпийского дзюдо позволяют борцам с разными данными выходить на ковёр в одном поединке. И никакой допинг зрения ему не прибавит.

Перед Паралимпиадой в Лондоне Олег на ногах перенёс инфаркт и почти два года лечился от гепатита С, из которых девять месяцев принимал ежедневные уколы в живот и лекарства, вызывающие подавленное состояние. В Лондоне он проиграл в первый же день из-за английского врача: тот вколол ему в плечо лидокаин, чего категорически нельзя было делать, и сустав вылетел. Врач остался безнаказанным, а плечо вылетало ещё год, пока Олег — за свой счёт! — не долечил его окончательно.

В марте этого года в Рио на международном турнире Крецул победил четырехкратного паралимпийского чемпиона Антонио Тенорио да Сильва и теперь, с риском для жизни и здоровья, готовится к бразильской Олимпиаде. Я спрашивала, зачем ему нужна там победа. “Ну как? Либо грудь в крестах, либо голова в кустах”, — ответили они с тренером.

Олег Крецул. Фото: ria.ru

Олег Крецул. Фото: ria.ru

Российская паралимпийская сборная по футболу среди людей с церебральным параличом из года в год выигрывает мировые чемпионаты и международные турниры. Год назад в финале ЧМ они победили Украину, в этом году на Кубке трёх наций оставили позади Англию и Нидерланды. Молодёжный состав команды — тоже мировой лидер, в августе 2015-го одолел нынешнюю хозяйку Паралимпиады со счётом 3:2.

Команда тренируется на обычном школьном стадионе на северо-западе Москвы круглый год при температуре до минус 25 градусов. Пока они бегают, их физические особенности совсем не видны — но как только идут пешком, сразу заметны. Вам известен допинг, который мог бы это облегчить?

“Есть вещи, которые нельзя купить. Ты не можешь купить золотую медаль, мгновение победы. Это даётся через труд, через помощь государства, через тренера… Оно всё аккумулируется в одно большое слово «победа». Забил там Иван Потехин, а на табло написано: «Гол. Российская Федерация». Это и есть самое высокое в жизни”, — говорил главный тренер футболистов Автандил Барамидзе после лондонской Паралимпиады.

Фото: novayagazeta.ru

Фото: novayagazeta.ru

Функционеры IPC, объявляя 7 августа об отстранении российской паралимпийской сборной, подчеркнули, что сочувствуют чистым спортсменам, но они “часть системы”, поэтому у комиссии не было другого выхода, кроме как исключить и их. Со-чувствовать — это чувствовать то же самое, притом все четыре года подготовки. Чувствовать, например, недельный недосып из-за переживаний “едем — не едем”, в котором мне на днях признался Автандил Барамидзе. Чувствовать, что не можешь пробежать круг по стадиону, как Олег Крецул после своих уколов, а потом рвануть жилы и быть отобранным на Игры. Чувствовать боли в спине по нескольку недель, как Сергей Пунько.

В спортивном смысле Паралимпийские игры изначально несправедливы. Соперник Олега Крецула может видеть его силуэт, а Олег представляет его только со слов своего тренера перед боем. Сергей Пунько когда-то состязался со зрячими, а его соперник живёт в темноте с рождения и не проходил период адаптации к своему новому телу и к инваспорту. Именно поэтому, а не потому что паралимпийцы якобы априори слабее “больших” спортсменов, Паралимпиада является в большей мере состязанием с самим собой, а не с соперниками. Состязанием, где вред превалирует над выгодой.

Кстати, у наших паралимпийцев нет плановых заданий по завоеванию медалей или общекомандного места — такие задания Паралимпийский комитет признал неэтичными. Так что отстранение от Игр в Рио чистых спортсменов с инвалидностью — это запрет для них побеждать себя, а не наказание за то, что они “часть системы” по обману других.

И Сергей Пунько, и Олег Крецул, и футболисты подтвердили сегодня, что, как и остальные спортсмены, они продолжают подготовку к Рио, несмотря на решение IPC. Такие спортсмены часто говорят в интервью, что будут тренироваться, пока не подорвут своё здоровье совсем.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Паралимпиада: матери с неограниченными возможностями

Рекордсмены по терпению и выносливости – мамы паралимпийцев – об Играх в Рио и доступной среде…

ПКР начал сбор средств на защиту паралимпийцев в спортивном арбитраже

Арбитражное оспаривание решения Международного паралимпийского комитета — это последняя возможность вернуть спортсменов на Игры

О недопуске паралимпийской сборной и “лицемерных англосаксах”

«Все русские — жулики», «все англосаксы — невыносимо лицемерные жулики»?