Игумен Петр (Еремеев): Ближайшая задача Русской Церкви — воспитать 30 000 миссионеров

Вышедшее недавно определение Священного Синода о подготовке миссионеров — правильное и своевременное решение, но Церкви нужно подготовить минимум 30 000 миссионеров, чтобы исполнить требование Патриарха и Синода, по которому в каждом приходе должен быть штатный миссионер. Именно на образовательные учреждения ложится ответственность за подготовку и переподготовку церковных работников. Своим мнением о развитии этого направлении профессионального образования делится игумен Петр (Еремеев), ректор Российского православного университета и Православного института святого Иоанна Богослова, наместник Высоко-Петровского ставропигиального монастыря.

Игумен Петр (Еремеев)

Игумен Петр (Еремеев)

Миссионер должен быть лучшим из лучших

— Кто такой современный православный миссионер?

— В идеале, каждый крещеный христианин может и должен быть проповедником Евангелия. На практике, лишь те из нас, кто обладает минимумом знаний о православии, хотя бы новоначальным опытом духовной жизни и ревностью служить Богу, ведут миссионерскую работу, так востребованную сейчас.

Миссия — одна из важнейших задач Церкви, но для достижения успеха проповеди необходимо создавать условия для деятельности самих миссионеров. Наличие учебных площадок является одним из них. Образовательные программы для подготовки миссионеров существуют уже во многих семинариях, и можно видеть, как это влияет на активизацию и раскрытие потенциала наших мирян.

Часто бывает и так, что иные образовательные программы, например, по подготовке церковных работников в области катехизации и религиозного образования — курсы при храмах и монастырях, или обучение теологов в вузах, — также становятся стимулом к развитию миссионерского делания. И это тоже хорошо. Но все же, правильнее готовить людей к конкретному служению с учетом всех его особенностей.

— Как готовить таких специалистов?

— Сейчас созданы образовательные стандарты по подготовке специалистов церковного служения, и любое православное образовательное учреждение может начать по ним работать.

Наряду с этим мне видится очень эффективной работа различных курсов катехизации и воскресных школ для взрослых. Это такой начальный этап православного образования, повышающий уровень компетентности наших прихожан в богословских вопросах, позволяющий им свидетельствовать о Боге и Церкви. Именно из этой среды и появляются будущие активные прихожане, в том числе и миссионеры.

В некотором смысле и православная образовательная компонента в нашем вузе служит этой же цели. Получая знания о вероучении и истории Церкви, будущие экономисты, юристы, психологи, историки, все наши выпускники, могут стать для Церкви помощниками в деле проповеди Евангелия.

Когда на приходах появится достаточное количество штатных миссионеров, то именно такие образованные в вопросах веры миряне будут их первыми помощниками.

— Согласно решению Патриарха Кирилла, в каждом приходе должен быть штатный миссионер. Кто это должен быть — миссионер-проповедник или организатор миссионерского дела?

— Очевидно, что организатор миссионерского служения на приходе и сам должен быть успешным миссионером. Он вообще должен быть лучшим из лучших, иначе он не сможет стать примером ни для народа Божиего, ни для своих помощников.

Решение Священноначалия нашей Церкви о включении в штаты приходов должностей работников церковного служения позволяет правильно выстроить саму приходскую структуру. Потому что без правильной организации приходской деятельности рассчитывать на подъем трудно. Священник, не имеющий помощников, которые бы каждый день занимались миссионерским делом, катехизацией, социальной сферой, не в состоянии сам вести эту работу. Ведь сейчас священник не имеет физической возможности сам делать все. Особенно в условиях больших городов, где все еще не хватает ни храмов, ни духовенства.

Ближайшая задача Русской Церкви — воспитать 30 000 миссионеров

— Можем ли попробовать подсчитать, сколько штатных миссионеров сегодня необходимо подготовить учебным заведениям, чтобы удовлетворить нужду Церкви в проповедниках Евангелия? Например, у нас в России сегодня порядка 30000 приходов, значит, если в каждом приходе был бы штатный миссионер, то в Церкви должно быть 30 000 миссионеров. Или нам нужны миссионеры безотносительно количества приходов?

— Я бы так рассуждал — никакая миссионерская деятельность не будет плодотворна, если она не будет привита к христианской общине. Миссия в отрыве от общины, от богослужения, от Таинств Церкви невозможна. Когда мы проповедуем о Христе там, где все еще нет храма и общинной жизни, то в момент первых обращений ко Христу наших слушателей происходит рождение этой общины, этой Христовой семьи.

30 000 тысяч специалистов — это большая цифра, но таковы сегодня реалии нашей церковной жизни. Большинство наших соотечественников нуждается именно в миссионерском призыве ко Христу. Это в том числе и те, кто иногда заходят в храм возжечь свечу, но Евангелия и своего Спасителя все еще не ведают. Поэтому на каждом приходе должен быть миссионер, он должен быть помощником настоятеля, должен быть вовлечен в приходскую деятельность и работать на ниве духовного просвещения далеко за церковной оградой. Поэтому — да, я убежден в том, что ближайшая задача Русской Церкви — воспитать 30 000 миссионеров, чтобы в каждом приходе был свой миссионер, и даже более того.

— От кого больше зависит трудоустройство миссионеров — от приходов, или эту задачу должна решать вся Церковь?

— Приходские общины сами призваны к рождению, к выдвижению из своей среды и будущих священников, и будущих миссионеров. Это в определенной степени вообще показатель качества духовной жизни приходской семьи. Поэтому лучше, если духовенство и актив прихода будут сами выбирать и обеспечивать подготовку работников церковного служения.

Но пока еще чаще всего общины не готовы к этому. Поэтому мы наблюдаем дефицит миссионеров. В своей практике я часто встречаюсь с тем, что настоятели ищут сотрудников на вакансии миссионеров в своих храмах. К нам в университет также приходят такие просьбы, и мы по возможности помогаем. Но в этом случае всегда важно достижение взаимопонимания духовенства прихода, настоятеля и такого привлеченного специалиста. Если миссионер не является воспитанником прихода, то в первое время ему необходимо будет учиться понимать характер и ритм своей новой общины, он должен по-настоящему стать ее членом. Впрочем, это не только забота миссионера, но и отца настоятеля. Просто взять человека на зарплату и ждать, что он «увеличит численность прихода на определенный процент за определенный промежуток времени» — неправильный подход.

Дежурный священник пока все еще и есть «штатный миссионер»

— А в Вашей практике Вы встречались со многими штатными миссионерами?

— Это не очень частые встречи, пока еще преимущественно на приходах такое служение осуществляется на добровольческих началах и в свободное время. Это тоже неплохо, но твердой основой для серьезной и постоянной миссионерской деятельности не станет. Волонтеры могут и должны быть, только это не приходские работники, а скорее помощники штатного миссионера.

Могу поделиться еще одним наблюдением. Часто очень хорошие миссионеры, катехизаторы, организаторы молодежной работы появляются именно в тех храмах, где налажено дневное дежурство священников. В этом случае у миссионера, например, всегда есть возможность посоветоваться со священником, пригласить людей в храм для общения с пастырем в любую минуту. Возникает нужная концентрация, нужная ритмика жизни на приходе.

К сожалению, в отдельных случаях дежурный священник пока все еще и есть тот самый единственный штатный миссионер на приходе. Надеюсь, что скоро ситуация изменится.

— Все же, к дежурному священнику люди приходят сами, а миссионеры — это, по сути, посланники, они идут к людям.

— Я бы обобщил: во-первых, по моему опыту, те христиане, которые изредка приходят в храм во внебогослужебное время поставить свечу — люди, нуждающиеся в слове проповедника, миссионера. Большей частью у них нет элементарных представлений о христианских основах духовной жизни, о Боге. А ведь этих людей очень много. Странно было бы идти проповедовать на улицы и проспекты, когда у тебя в храме прямо сейчас находится ищущая душа. Поэтому в городском храме дежурный священник и правильно подготовленные для общения с приходящими в храм людьми приходские сотрудники — это безусловный минимум миссионерской работы.

Конечно, эта работа отличается от миссионерского дела вне церковной ограды. В первом случае речь идет о людях невоцерковленных, хотя большей частью крещенных некогда, но все же расположенных к разговору. А вот проповедь вне храмовых стен требует больших знаний, умения и особой харизмы. Но все это вместе одно — проповедь Евангелия, миссионерство.

— А много представителей духовенства выходят из стен храма на проповедь?

— Каждый священник это делает почти каждый день, он идет в больницы, в тюрьмы, в школы, освящает дома и рабочие места, и везде проповедует. Будь это треба или просто встреча. Кто-то из людей, к которым мы приходим, возможно, впервые видят священника. Повторюсь еще раз, все мы, общаясь с людьми в обычной жизни, являемся проповедниками, свидетелями Христа Воскресшего.

— Сколько миссионеров выпустил РПУ за годы своего существования?

— Российский православный университет создавался как вуз, ведущий подготовку светских специалистов по государственным стандартам. В 2011 году Святейший Патриарх Кирилл принял решение о расширении функционала вуза, и теперь мы имеем два учебных заведения на одной базе. Российский православный университет, как религиозное образовательное учреждение, осуществляет подготовку специалистов церковного служения, а входящий в его состав светский аккредитованный по государственным специальностям Православный институт святого Иоанна Богослова продолжает готовить специалистов по светским направлениям. В первом случае на выходе мы имеем приходских работников, во втором случае это работники государственных, частных и иногда церковных учреждений.

В прошлом учебном году мы совместно со Школой православного молодежного актива «Вера и дело» обучили и выпустили более 150 специалистов по работе с молодежью и миссионерскому служению. Это не считая катехизаторов и социальных работников. Большинство из них были направлены на обучение приходами города Москвы. Для нас это принципиально важно. Мы должны знать, куда именно и к какой работе готовим выпускников. В ближайшее время будет объявлен набор на очередную программу подготовки и переподготовки специалистов.

— Какие у РПУ планы по подготовке миссионеров в будущем?

— Мы рассчитываем продолжить выпускать примерно 150 миссионеров и работников церковного служения в год. Сейчас наши специалисты работают над созданием Центра дистанционного образования по направлениям церковного служения мирян. Это позволит существенно расширить возможности и географию обучения.

В любом случае, хотелось бы надеяться, что каждый наш выпускник, по церковному или светскому профилю подготовки, словом и делом будет верен Богу и без стеснения станет свидетельствовать миру о Спасителе нашем Иисусе Христе.

Беседовал Александр Филиппов

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
«Секты – вон!» – это православная миссия?

Когда вместо того, чтобы проповедовать внешним, стоит заняться своим собственным устроением

«Закон Божий» Слободского переведен на лаосский язык

Перевод сделал первый коренной лаосец, ставший православным священнослужителем

В долганском поселке Якутии впервые совершено таинство крещения

Архиепископ Якутский и Ленский Роман также совершил в селе первую в истории литургию