Икона Божией Матери Владимирская

|

Портал Слово

Владимирская икона многажды спасала Россию от бед и напастей, потому в честь чудотворной Владимирской иконы Божией Матери в Русской Православной Церкви установлено больше всего праздников: 21 мая (3 июня) — в память о спасении Москвы от нашествия Мухаммед-Гирея в 1521 г., 23 июня (6 июля) — в память о спасении от нашествия Ахмата в 1480 г. и 26 августа (8 сентября) — в память о спасении от нашествия Тамерлана в 1395 г.

Владимирская икона Божией Матери – главная и самая чтимая из всех русских икон. На этой иконе Богоматерь с младенцем Христом на руках изображены в иконографическом типе Умиление – умильно прильнувшими друг к другу. По церковному преданию икона писана Святым Евангелистом Лукой. В Киев из Константинополя образ был доставлен около 1131 г. и помещен в женский Вышгородский монастырь под Киевом.

Особое почитание этой чудотворной иконы Богородицы началось при великом князе Андрее Юрьевиче Боголюбском (ок. 1110–1174). В 1149 году сын великого князя Юрия Долгорукого, Андрей Юрьевич, стал удельным князем города Вышгорода. В 1155 году князь Андрей Юрьевич без согласия отца решил покинуть свой удел и уехать в Ростово-Суздальскую землю. Князь был человеком боголюбивым, и потому стал он расспрашивать об иконах, которые мог бы взять с собою в дорогу. Тут ему и рассказали об иконе Пресвятой Богородицы из Вышгородского монастыря, которая до того уже трижды сходила с места: впервые, когда вошли в церковь и увидели ее посреди храма, то поставили на другое место; во второй раз видели ее, обратившуюся ликом к алтарю, и потому поставили в алтарь; в третий раз видели ее, стоявшую вновь отдельно вне престола. Услышав о таких чудесах, князь Андрей Юрьевич пришел в церковь и, узрев икону, полюбил ее всем сердцем. В молитве перед иконой, он смиренно просил Богородицу быть заступницей и посетить “новопросвещенных людей” в Ростово-Суздальских землях, которых князь полностью отдает под власть Богородицы. “Да будут все в Твоей воле”, — такими словами закончил он свою молитву. А когда отправился князь в Ростово-Суздальское княжество, то икону из Вышгородского монастыря взял с собою.

По мере продвижения в ростово-суздальские земли, Андрей Боголюбский все больше убеждался в правоте своего выбора, доказательством чего послужили многочисленные чудеса, совершенные иконой по дороге. А главным чудом стало явление князю Божией Матери. Произошло это так. В десяти верстах от города Владимира лошади княжеские, везшие икону, вдруг остановились и более не шли вперед. Конюхи запрягли новых лошадей, но и те не двигались с места. Во время ночной молитвы князю Андрею явилась Богородица и объявила, что Ее икона должна быть в городе Владимире. Так князь понял, что столицей его княжества отныне будет город Владимир.

Обосновавшись во Владимире, Андрей Юрьевич построил в честь Божией Матери Успенский собор, а саму икону окружил особым почитанием. Собору была выделена “десятина” “в торгах и стадах”, а также села и слободы “с данями”. В летописи особо подчеркнуто, что это был каменный собор, в отличие, видимо, от дубовой церкви, построенной Владимиром Мономахом в Ростове. Андрей Юрьевич считал эту икону и вообще Божию Матерь покровительницей своего княжества. Икона была украшена князем более чем 30 гривнами золота, серебром, драгоценными камнями и жемчугом. С тех пор эта икона получила свое имя, под которым вошла в историю — чудотворная Владимирская икона Божией Матери.

Андрей Боголюбский видел во Владимирской иконе державную заступницу создаваемой им новой столицы Северо-Восточной Руси. Именно вокруг Владимирской иконы на Северо-Востоке Руси начинает развиваться и особое почитание Пресвятой Богородицы, столь характерное для русского православного сознания. “Как Бог сотворил солнце, не на одном месте поставил его сиять; в своем движении оно всю Вселенную лучами освещает, — так и этот образ Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии, – писали древнерусские книжники, – не на одном месте чудеса и дары исцеления источает, но, обходя все страны, весь мир просвещает и от недугов исцеляет”.

Вообще, согласно преданию, Пресвятая Богородица оказывала Свое покровительство двум доставшимся ей земным уделам — Иверии и горе Афон. Под Ее покровительством находился также и Константинополь, который неоднократно спасался от нашествия различных племен и народов благодаря заступничеству Божией Матери. Особенно стало почитаться чудо, совершенное в 910 году, — Богородица явилась во Влахернском храме Константинополя, простерла над верующими белый покров (омофор) и вознесла молитву о спасении мира от невзгод и страданий.

Религиозно-философский смысл этого чудесного явления оказался более чем значительным. С тех пор Покров Богородицы становится сначала местным, а затем и общеправославным символом Божией Матери как защитницы мира. Ведь Богородица рассматривалась как главная Заступница за людей перед Господом, покрывающая Своим Покровом все истинное христианство. Через чудотворные иконы или собственными явлениями Богородица показывала людям Свою волю, и Сама решала, кто должен быть под Ее защитой.

С принятием христианства почитание Божией Матери сразу же утверждается и на Руси. Владимир Святой посвящает Пресвятой Богородице главный храм Киева (известный также как Десятинная церковь), а в память о торжестве по случаю освящения храма устанавливает праздник — первый христианский праздник собственно Русской Церкви (отмечался 11 или 12 мая ежегодно). В числе первых икон, вывезенных Владимиром из Корсуни, были три иконы Божией Матери, получившие позднее прозвание Корсунских. В честь Успения Богородицы был освящен и главный храм Киево-Печерского монастыря — Великая Успенская церковь. Причем, согласно преданию, Богородица Сама явилась греческим зодчим, построившим позднее этот храм, со словами: “Хочу церковь воздвигнуть Себе на Руси, в Киеве”.

В XII столетии именно князь Андрей Боголюбский придавал огромное значение утверждению почитания Божией Матери во Владимирской земле. Вдохновленный видением Божией Матери, князь повелел написать икону, изобразив Пречистую такой, как Она явилась ему. Эта икона стала называться Боголюбской иконой Божией Матери. А на месте явления Богородицы князь Андрей основал церковь и монастырь в честь Рождества Богородицы, где и хранилась вновь написанная икона.

Тогда же по велению князя Андрея Юрьевича было написано “Сказание о чудесах Владимирской иконы Божией Матери”. В этом “Сказании” и утверждается, что Сама Пресвятая Божия Матерь, по воле Божией, устанавливает над Русью Свое особое покровительство. А это значит, что Русь, тоже подпадает под благодатный Покров Пресвятой Божией Матери и становится Третьим Домом Богородицы на Земле, наряду с Иверий и Афоном.

И знаменательно, что, по преданию, именно Андрей Боголюбский установил на Руси праздник Покрова Пресвятой Богородицы, который стал отмечаться ежегодно 1 (14) октября. В честь нового праздника князь основал храм Покрова Божией Матери на Нерли — истинную жемчужину древнерусского зодчества. Вскоре праздник Покрова Богородицы вошел в круг Двунадесятых праздников Русской Православной Церкви. Более того, он отмечался и отмечается как один из главных православных праздников только на Руси.

И Богородица являла все новые знаки Своего покровительства Владимирской земле и ее князю. Так, именно новым чудом от Владимирской иконы Божией Матери современники объяснили победу Андрея Боголюбского над волжскими булгарами в 1164 году.

В последующие столетия Владимирская икона не раз являла чудеса спасения Русской земли от многочисленных врагов.

В 1395 году над Русью нависла очередная беда. К русским границам подошли полчища среднеазиатского правителя Тимура. Это был уже известный на весь мир завоеватель, покоривший Хорезм, Персию, государства Закавказья и создавший свое государство со столицей в Самарканде. В Европе Тимура звали Тамерланом, а на Руси — Темир-Аксаком, то есть “Железным Хромцом”. Дело в том, что в одном из сражений он был тяжело ранен в бедро и остался хромым, откуда и появилось это его прозвище.

В 1389 году Тимур начал войну с золотоордынским ханом Тохтамышем. И вот в 1395 г. Тимур пришел к русским границам, разорил г. Елец. Василий Дмитриевич с войском вышел из Москвы и встал на берегах Оки. Но не было уверенности, что русское войско устоит в битве.

И тогда митрополит Киприан решил обратиться к помощи Пресвятой Богородицы. Из города Владимира в Москву привезли чудотворную икону Владимирской Божией Матери. 26 августа 1395 г. множество народу с молитвами и благодарственными песнопениями встречали икону у стен Москвы, восклицая: “Матерь Божия! Спаси землю Русскую!” Икону с крестным ходом с молебнами внесли в Кремль и поставили в Успенском соборе. И произошло чудо! В тот самый день и час, в который принесена была в Москву икона Богородицы, Тимур неожиданно отступил от границ Руси.

Вот как об этом рассказывает летопись: “Темир-Аксак стоял на одном месте уже две недели. И в тот самый день и час, в который принесена была в Москву икона Пречистой, охватили его страх и ужас, словно от некоего воинства, идущего из Руси. Испугался он и ушел в свою землю. Так проявилось милосердие Божие и Пречистой Его Матери, скорой помощницы всему роду христианскому. Услышав об этом, великий князь и все христиане воздали хвалу Богу и Пречистой Его Матери, а на том месте, где встретили чудотворную икону, поставили церковь в Ее имя и устроили монастырь и установили праздновать память сего чуда 26 августа”.

На Руси отход Тимура связали с заступничеством Божией Матери. Рассказывали, что Тимур увидел во сне великую гору и с вершины ее идущих многих святителей с златыми жезлами, и над ними в воздухе величественную и благолепную Жену, с тьмами молниеобразных воинов, которые все устремились на Тимура. На храброго “Железного Хромца” нашел жуткий страх и он “убоялся воевать Русскую землю”. “По Божией благодати неизреченной милости, молитвами Святой Богородицы, город наш Москва цел и невредим остался, а Темир Аксак-царь возвратился назад…”, — записал древний летописец.

День 26 августа стал церковным праздником — Сретения (встречи) иконы Владимирской иконы Божией Матери, в память спасения Москвы от нашествия Тимура. Монастырь, основанный на месте встречи Владимирской иконы, назвали Сретенским, который и сейчас стоит в Москве на улице Сретенке.

В том же 1395 году Тимур победил хана Тохтамыша, сжег Сарай, затем разгромил Азов и г. Кафу в Крыму (ныне – г. Феодосия). Казалось бы, русским землям стало жить лучше — Московское великое княжество перестало платить дань в Орду.

Но новые ордынские правители не могли простить Руси такой вольности. И вот в 1408 году новая беда постигла московские земли — на этот раз покорить и наказать Русь явился эмир Едигей. Он не принадлежал к ханскому роду, но при поддержке Тимура, в 1397–1410 гг. был фактическим правителем Золотой Орды. “Этот Едигей был первым среди князей ордынских и сам правил Ордою, а на царство в Орде сажал кого хотел”, — рассказывал русский летописец.

В Москве не ждали нашествия. Как вдруг огромная ордынская армия появилась под стенами русской столицы. Князь Василий Дмитриевич не успел собрать даже малой дружины, и потому уехал из города вместе с семьей, оставив Москву на попечение дяди Владимира Андреевича Храброго. 1 декабря 1408 года войска Едигея осадили Москву. Но опытный полководец, Владимир Андреевич так сумел организовать оборону города, что Едигей даже не стал пытаться штурмовать городские стены. Зато он начал разорять соседние города — Серпухов, Дмитров, Ростов, Переяславль, Нижний Новгород и другие.

А в Москве в это время православный люд неустанно молился перед Владимирской иконой Божией Матери: “О Заступница наша неотступная! Еще раз не предай нас в руки врагов наших!”. И снова молитвы москвичей были услышаны. В это время Едигей получил сведения о перевороте в Орде. И решил изменить планы. 20 декабря, накануне дня церковной памяти митрополита Петра, Едигей взял с москвичей выкуп в 3 тыс. рублей и отступил. Русский летописец записал: “Так избавили Господь и Пречистая Его Матерь и чудотворец Петр град свой от великой печали”.

Новое чудо через свою Владимирскую икону Богородица даровала Руси в 1480 г. В июне 1480 г. татарский хан Ахмат выступил в “великий поход” против Москвы, чтобы заставить великого московского князя возобновить выплату дани в Орду. Еще до прихода Ахмата, летом, 23 июня 1480 года, в Москву была принесена Владимирская икона Божией Матери, перед которой стали свершать непрерывные молебны о спасении Руси.

А русские рати по приказу великого князя Ивана III Васильевича вышли навстречу ордынскому войску. Подойдя к реке Оке, Ахмат увидел, что все переправы через нее заняты московскими полками под командованием сына великого князя Ивана Ивановича Молодого и воеводы, князя Данилы Дмитриевича Холмского. Ордынское войско двинулось к реке Угре, левому притоку Оки, надеясь там переправиться в московские земли. Однако русские полки успели перебраться к Угре, в район Калуги. И русские войска успешно отразили несколько попыток татар форсировать реку, умело применяя пушки и ручное огнестрельное оружие. 26 октября ударили морозы, и Угра покрылась льдом. Со дня на день ожидалось решительное наступление татар.

В Москве православный народ усердно молился перед Владимирской иконой Божией Матери. И неожиданно, 9 октября татары поднялись и стали отходить в степь. 11 ноября 1480 г. ушел и Ахмат. Летописец записал: “Бежали же татары с Угры, а были наги и босы, ободрались”. Вскоре, не успев возвратиться в Орду, Ахмат был убит. С ордынским игом на Руси было покончено навсегда.

А само освобождение Руси от ордынского ига церковное и народное сознание связало с заступничеством Божией Матери от Ее Владимирской иконы. “И случилось тогда преславное чудо Святой Богородицы: когда отступили наши от берега, тогда татары, охваченные страхом, побежали, думая, что русские уступают им берег для того, чтобы биться…” — записано в одной из летописей. Да и сам великий князь всемерно “хвалил” Господа и Пречистую Богородицу за чудесное спасение от Ахматовой орды: “Пришел великий князь в Москву из Боровска и воздал хвалу Богу и Пречистой Богородице и святым чудотворцам, избавившим от поганых, и возрадовались все люди и возвеселились, и восславили Бога и Пречистую Матерь, говоря: “Ни ангелы, ни люди спасли нас, но Сам Господь, по молитвам Пречистой и всех святых””. И буквально сразу же, зимой 1480/81 года, был установлен новый церковный праздник в память спасения Москвы от нашествия Ахмата23 июня (6 июля), день второго Сретения Владимирской иконы Божией Матери, а место стояния на Угре современники назвали “поясом Богородицы”.

И еще одно чудо от Владимирской иконы Божией Матери вошло в церковный календарь Русской Православной Церкви. Летом 1521 года в Москве стало известно, что крымский хан Мухаммед-Гирей с огромным войском стремительно движется к русским границам. У Оки войско, посланное великим князем Василием III, оказалось наголову разбито крымчаками. Орда захватчиков ринулась разорять Коломенские и Московские земли. Летопись так передает рассказ об этих событиях: “Начал царь (т.е. крымский хан. — C.П.) разорять Коломенские места, и разорил их, и многих взял в плен… А сам стоял на Северке (правый приток Москвы-реки. — C.П.) две недели, а войско свое распустил; и иные из них пришли изгоном к Острову, селу великого князя под Москвой, и на Угреше монастырь сожгли. А москвичи и пришедшие в Москву из уездов сидели в ту пору в городе, в осаде. Великий же князь ушел из Москвы на Волок и начал с воеводами и с людьми своими собирать войско. И узнал о том окаянный царь Махмет-Гирей, и вскоре ушел восвояси, не дожидаясь, пока великий князь соберет силы…”

К сожалению, в тот раз все оказалось намного страшнее, нежели кратко описал летописец. По другим свидетельствам мы знаем, что и окрестности Москвы были сильно разорены, а крымчаки увели с собой огромный полон. Но стольный город Мухаммед-Гирей взять так и не смог. И православный народ знал почему — Сама Божия Матерь явила Москве свое заступничество от Владимирской иконы Божией Матери.

Во все время осады Москвы, митрополит Варлаам вместе с жителями столичного града усердно молился об избавлении от гибели. И в разных письменных источниках были записаны сведения о чудесах, произошедших в этот момент. Например, Степенная книга сообщает, что некой престарелой монахине было видение: из Кремля, с Владимирской иконой Божией Матери, стал уходить сонм святителей, забрав иконы и святыни – в наказание Божие за грехи ее жителей. По выходе из кремлевских ворот святители были встречены преподобными Сергием Радонежским и Варлаамом Хутынским, которые умолили святых не уходить, а совершить совместный молебен за спасение Москвы. Все они вместе принесли Господу пламенную молитву о прощении согрешивших и избавлении Москвы от врагов. После этой молитвы святители возвратились в Кремль и внесли обратно святую Владимирскую икону. Подобное же видение было и московскому святому, блаженному Василию, которому было открыто, что заступлением Божией Матери и молитвами святых Москва будет спасена. То же видение было еще трем женщинам, о том же было поведано некому пономарю. Поэтому в народе справедливо посчитали, что заступничеством преподобных Сергия и Варлаама отшествие святых, а значит и благодати, из Москвы не произошло, а по молитвам перед Владимирской иконой Божией Матери небесные силы вступились за Русскую землю и крымские татары сами собой бежали из-под Москвы. Несколько позднее, в память о чудесном спасении столицы от  нашествия Мухаммед-Гирея был установлен еще один праздник в честь главной русской святыни — 21 мая (3 июня).

И до сегодняшнего дня Владимирская икона Божией Матери является общерусской святыней, главной и самой чтимой из всех русских икон. Имеется также множество списков Владимирской иконы, значительное число которых также почитаются как чудотворные.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Церковь празднует день Владимирской иконы Божией Матери

Татарскому хану было видение Божией Матери, окруженной грозным войском, устремившимся на их полки

В Россию возвращается уникальная икона, украденная более 20 лет назад

«Воскресение — Сошествие во ад, с праздниками и историей Страстей Христовых в 18 клеймах» нашли случайно…

Успение – на руках у Бога

В этот день умерла Богородица. Но разве это грустный праздник?