«Именно дети получили психологическую травму»

Источник: Лента.Ру
«Именно дети получили психологическую травму»

В ноябре прошлого года Приморский районный суд Санкт-Петербурга заочно арестовал по подозрению в педофилии священника Глеба Грозовского — его обвинили в растлении двух девочек 9 и 12 лет в детском православном лагере. Вскоре его объявили в международный розыск — как раз тогда священнослужитель отправился с паломнической миссией в Израиль. На родину отец Глеб, считавшийся духовником футбольного клуба «Зенит», так и не вернулся. В интервью «Ленте.ру» Грозовский рассказал, почему не собирается приезжать в Петербург и как он относится к запретившему его к служению священноначалию. Вопросы священнику были отправлены в начале января, он ответил на них по почте спустя месяц, согласовав ответы с адвокатами.

Отец Глеб Грозовский, фигурант двух дел по обвинению в насильственных действия сексуального характера в отношении несовершеннолетних, до того, как в октябре прошлого года покинуть страну, выполнял функции духовного наставника в футбольном клубе «Зенит», а также руководил приходом в Ленинградской области. В Израиле, где, по его словам, он находится в «бессрочном паломничестве», он нашел много сторонников — в то, что он действительно развратил в детском православном лагере на греческом острове Кос летом прошлого года двух девочек, 9 и 12 лет, верят, как выяснилось, далеко не все. Что до церковного начальства, то его отстраненную позицию Грозовский понимает: Церковь не должна допустить, чтобы ее заподозрили в том, будто «она своих “отмазывает” от уголовной ответственности».

Грозовский считает, что против него развязана «травля», к которой присоединились Следственный комитет и «желтая пресса». Доказательством этого он полагает, например, тот факт, что записанное с ним больше месяца назад интервью для гостелеканала «Россия 2» так и не вышло в эфир. Заказчиками «кампании шельмования» он называет некоторых «интересантов», об именах которых, впрочем, предпочитает молчать. Раньше Грозовский предполагал, что «заказчиком» уголовного преследования мог быть отчим одного из воспитанников православного лагеря, Сергей Зазимко ― отчисления его пасынка из лагеря якобы добился Грозовский. Но сейчас виновными он считает тех, кто пошел против него «из меркантильного интереса» или «из зависти».

На родину отец Глеб Грозовский возвращаться пока не собирается: якобы следственные органы не дадут ему шанса на справедливое судебное разбирательство.

«Лента.ру»: Где вы сейчас находитесь в Израиле? Насколько я понимаю, вы не задерживаетесь на одном месте. Чем занимаетесь и чем намерены заниматься?

Глеб Грозовский: Волею Божьей, когда на моей Родине против меня была организована травля, я оказался на Святой Земле. Каждый год осенью я бываю здесь с паломниками. Можно сказать, что я нахожусь сейчас в бессрочном паломничестве. В Израиле живет много православных христиан, которые тоже нуждаются в общении. Это касается как русскоговорящих прихожан Иерусалимского Патриархата, так и прихожан Русской Духовной Миссии. Многие из них спрашивают меня: «А почему бы вам не остаться здесь? Вы нам тоже нужны. Если вас преследуют в России, зачем вам возвращаться?»

В библейской истории известны случаи, когда пророки, цари, апостолы, даже Сам Господь и Матерь Божия, были гонимы. Сегодня мои передвижения по стране связаны с отсутствием постоянного жилья. Наш семейный бюджет не рассчитан на аренду квартиры, поэтому приходится пользоваться гостеприимством людей, которые мне помогают. При всем ужасе положения, в котором я оказался, благодарю Бога, что Он подарил мне столько друзей и молитвенников.

Чем занимаюсь? Встречаюсь с людьми, которые приглашают меня к себе для духовного общения, просят помочь разобраться во внутрисемейных неурядицах. Вместе молимся, совершаем паломничества по Святым местам. Ну и православные друзья отвечают мне тем же, укрепляют своими молитвами и словами утешения.

Ко мне приезжали мои братья, супруга с детьми. Новый год мы встречали с мамой и братом, меня посещала моя сестра и друзья. Большую часть времени я сопровождал их всех в паломничестве по Святым местам.

Недавно играл в футбол с местными ребятами и получил огромную радость от общения. Сейчас в Тель-Авиве моя любимая команда «Зенит», они приехали на футбольный турнир, надеюсь со всеми увидеться. Молюсь и о них. Отдельное человеческое спасибо синьору Спалетти (главный тренер «Зенита» Лучано Спалетти ― прим. «Ленты.ру»), который не безучастно и искренне поинтересовался моим состоянием души, спросил о моих переживаниях, да и руководство и футболисты тоже поддерживают и все понимают несмотря на такое количество грязи, вылитое на меня в последнее время.

Вы уехали в Израиль, зная, что вам могут быть предъявлены обвинения? Или узнали уже во время командировки?

Поездка в Израиль была запланирована еще летом, поэтому я должен был поехать в любом случае. Когда в августе 2013 года до меня дошли слухи, что мое имя упоминают в связи с какой-то скандальной историей, то сначала я не обратил внимания и не придал этому особого значения, мало ли что говорят. Но когда мне стали звонить знакомые и друзья с вопросами, то я обратился к адвокату Светлане Шипулиной, чтобы она разобралась, и полностью ей доверился. Она убедила меня, что мне не о чем беспокоиться. Но получилось так, что, когда я улетел в Израиль, «слухи о жалобах» превратились уже в судебное расследование, о чем мне сообщил следователь 14 октября 2013 года по телефону, когда я находился в Ашдоде, и попросил меня 16 октября явиться в СК для дачи свидетельских показаний в качестве свидетеля.

Потом выяснилось, что «дело» было начато задолго до моего отъезда в Израиль. Для меня до сих пор непонятно, как меня выпустили за границу, а спустя несколько недель после возбуждения уголовного дела мне позвонил следователь, как будто дождавшись моего отъезда, и говорит: «Вы, наверное, догадываетесь, почему я вам звоню?» ― и пригласил меня для дачи свидетельских показаний по делу, о котором я должен был догадываться сам.

Естественно, все бросить и прилететь я не мог, у меня не было обратного билета, да и командировку никто к тому времени не отменял. После этого мне никто из СК уже не звонил. Спустя некоторое время я узнал из СМИ, что стал фигурантом уголовного дела, обвиненным и арестованным заочно.

Почему вы не готовы вернуться в Россию, хотя говорите о своей невиновности? Вы боитесь, что следствие и суд могут пройти незаконно? Почему вы называете следствие «бездушной машиной»?

Я готов вернуться в Россию, но в качестве свободного человека, имеющего право на презумпцию невиновности. Я готов давать свидетельские показания, но у меня вызывает опасение сам ход следствия, во время которого произошел взброс информации в СМИ, что нарушает тайну следствия. В конце концов заочное обвинение и заочный арест в совокупности дают ощущение заказного дела без перспективы адекватной защиты с моей стороны.

То, как начиналось разбирательство по данному делу, вселяет сомнение в честности и справедливости расследования. Мне известны факты давления на свидетелей, изменения свидетельских показаний, исправления дат в обвинительных заявлениях. У меня есть свидетели того, что оказывалось психологическое давление на родителей, например, заставляли писать против меня заявления. По-хорошему, надо заново отправлять все показания на проверку, опрашивать девочек, проводить психологические экспертизы, но уже с помощью независимых психологов, а не психологов при РУВД! Тогда неправда вскроется, и дело само развалится.

Однако у меня есть небезосновательные подозрения, что могло послужить причиной кампании, развернутой против меня. Могу также предполагать, что существуют некие интересанты, которым моя деятельность в сфере организации православных лагерей и работы с алко- и наркозависимыми мешала. Кто-то из чисто меркантильных соображений, а кто-то просто с завистью относился к моей деятельности как священника. Безусловно, из христианских соображений я не могу обнаруживать конкретные фамилии, возможно, вскоре они себя сами проявят и покаются перед Богом. Это будет самым ценным для меня.

Кем и зачем, как вы говорите, сфабриковано дело против вас? Расскажите свои версии.

В интервью телеканалу «Россия 2» ― [журналисту] Сергею Пашкову ― я подробно изложил все возможные версии, указывающие на заказной характер этой ужасной истории, однако этот видеоматериал, записанный 29 декабря, до сего дня так и не вышел в эфир, что еще раз убеждает меня в подозрениях, которые я озвучил в данном интервью. Выводы напрашиваются сами, сфабриковано это дело или нет!

Фактически мне неизвестно ничего, что касается моего дела, более того, запрещено законом говорить об обстоятельствах оного, но необходимо сказать, что если бы следствие было заинтересовано в честном разбирательстве, то во-первых, они не выпустили бы меня за границу, во-вторых, сохраняли бы тайну следствия и не допустили бы вброс информации в СМИ. А поскольку есть предположение, что существует внегласная договоренность между желтой прессой и Приморским РУВД [Санкт-Петербурга] за вознаграждение выдавать информацию, то подобное беззаконие будет продолжаться и дальше.

На запрос моих друзей о предоставлении информации по обстоятельствам дела был получен отказ из прокуратуры. На заявление родителей, которые испытали на себе психологическое воздействие со стороны следствия, был получен ответ, что оперуполномоченная [Екатерина] Шалимова действовала исключительно в рамках закона. То есть «в рамках закона» ― это когда следователь звонит родителям детей, побывавших в православных лагерях, и просит написать заявления и требует от них подписать разрешение допросить их детей? В рамках ли закона приезжать к родителям домой с требованием дать свидетельские показания, угрожая статьей о противодействии следствию? В настоящее время следствие оказывает давление практически на всех родителей, дети которых побывали в православных лагерях, организованных мною и приходом Софийского собора.

Кому-то очень выгодно, чтобы я не возвращался в Россию к общественному служению. Даже если меня признают непричастным, я не уверен, что мне позволят как священнику и общественному деятелю вернуться к прежней жизни. Будут продолжать мстить, просто тактику поменяют.

Опорочили не только меня лично, но и всю большую семью Грозовских! Сейчас многим моим родственникам приходится сталкиваться с психологическим давлением, угрозами и притеснениями. Скольким людям внушили негативный образ «священника-маньяка»? Возможно ли теперь исправить общественное мнение, испорченное черным пиаром? Правда восторжествует, и я буду признан невиновным, но в умах многих обывателей останется навязанный образ «попа-насильника».

Уже теперь мне приходится переносить боль разлуки с семьей, родными, друзьями и моими прихожанами! Моя жизнь уже перевернута с ног на голову, но я готов пережить эти временные страдания, но почему дети-то должны страдать? Ведь никто не подумал о них. Именно их превратили в «жертв» батюшки, который был духовным авторитетом и верным другом. В этой ужасной истории именно дети получили психологическую травму. Еще вчера они знали другого отца Глеба Грозовского ― доброго, искреннего и ответственного христианина, а теперь им навязывают образ маньяка, который только притворялся хорошим? Почему никто не подумал о них, почему из-за зависти и злости взрослых людей должны страдать ни в чем не повинные дети?

Да может, там и дети были в чем-то замешаны, а из страха быть наказанными свалили на человека, про которого уже ходил слух про «маньяка в рясе». Тем более что и девочка та попросила у меня прощения за слухи. Также я искренне прощаю тех людей, кто решил таким способом разобраться лично со мной.

Мне необходимо вернуться на Родину как свободному гражданину, честно защищать себя перед предъявленными обвинениями и помогать следствию. Необходимо для того, чтобы прояснить истину, доказать свою непричастность! Но боюсь, что у следствия иная задача: доказать мою виновность во что бы то ни стало.

Что вы думаете о слухах, будто Израиль подтвердил готовность выдать священника Глеба Грозовского и ждет официального ходатайства Генпрокуратуры РФ?

Думаю, любой имеющий голову давно не верит в этот международный роуминг и провокационную игру в СМИ вокруг моего имени. Но кто-то усиленно проплачивает всю эту историю и, на мой взгляд, только тратит деньги. Лучше бы помогли больным детям-инвалидам, вместо того чтобы тратить впустую столько средств и времени. Но, с другой стороны, желтая пресса, видимо, на жаренном неплохо зарабатывает. Помоги им Господи!

Вы говорили, что одной из причин оговора, как вы это называете, мог стать конфликт с родителями детей? Что за конфликт?

Мне известны лишь два случая общения с родителями, которые можно назвать «конфликтными», причем произошедшие именно в тех лагерях и именно в тех сменах, которые упоминаются в СМИ как место и время якобы совершенных мною преступлений. В других лагерях и сменах конфликтов с родителями не было, соответственно и в СМИ о них ни слова. Выводы делайте сами.

Кому может быть выгодно обвинять вас? Вы заявляли, что выступали «всегда против ЛГБТ-сообщества». Думаете, кто-то из его представителей мог сфабриковать дело?

Я всегда открыто выступал против пропаганды гомосексуализма и педофилии и, конечно, в глазах активистов ЛГБТ я, вероятно, представляю помеху. Могу предположить, что они всегда заинтересованы в дискредитации Церкви, которая принципиально относится к сообществам подобного рода. Однако в моем случае я не имею доказательств их прямого участия в раскрутке этого дела. Как христианин и православный священник я всегда буду высказываться против любых греховных пристрастий и пропаганды оных в обществе.

Вы рассматриваете это дело как удар по РПЦ?

Разве кто сомневается, что это удар по авторитету Церкви? Кто защищает в обществе нравственные ценности? Церковь! Кто в этом служении обществу остается неизменным во все времена и при всякой власти? Церковь! Подобными грязными историями хотят подорвать авторитет Церкви в современном обществе. Посмотрите, кого выбирают в качестве мишени в историях подобного свойства. Людей, которые проповедуют нравственные идеалы и семейные ценности, активных и проповедующих. Западная цивилизация сходит с ума ― уже издаются специальные библии для геев, оправдывая право человека на греховный образ жизни, уже меняют нравственные нормы, повинуясь своим порокам и страстям. Патриарх Кирилл, еще будучи митрополитом, предупреждал: когда западная цивилизация легализует гомосексуальность как норму, следующим шагом будет узаконивание педофилии, что и происходит сейчас в Италии.

Кто мешает проникать на территорию России такого рода идеям? Церковь, честные священнослужители с твердой социальной и гражданской позицией. Одного из них выставили маньяком и беглецом. Слава Богу, что, находясь на свободе, я могу говорить всем людям правду, о которой узнали бы лишь мои сокамерники, вернись я сейчас в Россию.

Почему официальная РПЦ вас не поддержала? Как, по-вашему, руководство Церкви относится к этой ситуации? Почему вас запретили к служению?

Вывести за штат ― это была моя инициатива, после того как я узнал о том, что клевета, сфабрикованная против меня, может очернить образ Русской православной церкви. Я сам написал прошение в надежде, что эта история вскоре закончится, поскольку она изначально фальшивка, и ради того, чтобы моему духовному начальству не нужно было бы «проявлять инициативу». По каноническим правилам, священник, оказавшийся под судебным обвинением, не может служить.

Для того чтобы не оказывать давление на следствие и не создавать лишние поводы для нападок на Церковь, священноначалие обязано быть в стороне. В итоге все равно найдутся умники, которые обвинят Церковь в том, что, мол, она своих «отмазывает» от уголовной ответственности. Но хочу особенно подчеркнуть, что Церковь в лице простых христиан и священнослужителей, включая архиереев, оказывают мне духовную, молитвенную поддержку. Я более ценю именно такого рода помощь со стороны Церкви и епископов, священников и мирян, нежели реальное вмешательство руководства.

Вы полностью отрицаете обвинения? В показаниях потерпевших есть описания, как вы заходили в комнаты к девочкам и так далее.

Могу я спросить, откуда у вас такие сведения? Ведь в течение расследования подобного рода дел должна соблюдаться тайна следствия, насколько мне известно. Очевидно, что тайна следствия не соблюдается и информация из следственных кабинетов разлетается по всем СМИ, раз и вам известны такие «детали». По-моему, это делается специально, чтобы превратить слухи в громкое, резонансное дело. При этом «фигуранта» страшного преступления выпускают за границу и объявляют в международный розыск!

В отношении второй части вопроса ― было бы странно и нелогично думать, что священник и вожатые не заходили бы в детские комнаты и не проверяли порядок, не навещали детей. Даже в светском лагере детского отдыха вожатые и ответственные обязаны посещать комнаты и проверять порядок и дисциплину. Конечно, и я в присутствии вожатых навещал детей, благословлял на сон грядущий, пел вместе с детьми церковные песнопения, и все это было согласованно с директором лагеря. На острове Кос навещать детей было технически невозможно, ибо я жил в другом корпусе вместе со своей семьей. Детский корпус был достаточно далеко, и вожатые сами справлялись со своими обязанностями в вечернее время.

Что происходит в детских лагерях, в которых вы работали? Чем они отличаются от обычных детских лагерей?

Однажды я отправил своих дочерей в светский лагерь детского отдыха и понял, что эти учреждения пагубны для детей. Вольные нравы, которые там культивируются, могут по-настоящему развратить детей. С той поры мои дети ездили только в православные лагеря. Отличие православных лагерей ― существенное.

Обращу ваше внимание на очень важную проблему: В православный лагерь мы набирали детей не только из семей воцерковленных христиан, но и «трудных» ребят из неблагополучных семей. Так мы поступали в надежде на то, что хороший пример детей, верующих во Христа, поможет другим выбрать правильный путь в жизни, путь добродетели. Однако существует риск дурного влияния и в обратную сторону.

К сожалению, в обычных школах и детских лагерях такое дурное влияние оказывается на детей из христианских семей сплошь и рядом, сквернословие распространено не только среди подростков, но и взрослых, нарушающих 20 статью УК РФ (на самом деле ст. 20.1 КоАП РФ ― «мелкое хулиганство», включающая в себя и нецензурную брань, ― прим. «Ленты.ру»). Пока я не слышал, чтобы кто-то понес ответственность за такие преступления, которые стали нормой не только в общеобразовательных учреждениях. Когда явление становится массовым, на него уже и внимания не обращают. Половая распущенность, жестокие драки, вымогательство стали безнаказанными явлениями в современной школе. Учителя не вмешиваются, боясь, что дети могут их оклеветать.

В православных лагерях такие «нормы» поведения невозможны принципиально! Ребенка, нарушившего дисциплину и совершившего тяжелый проступок, исключают из лагеря на попечение его родителей, о чем заранее им сообщают. Дисциплина в наших лагерях согласуется с принципами христианской морали и нравственности.

Теперь же, после того как против меня сфабриковали дело, все эти слова из моих уст воспринимаются со злой иронией. Доверие и к другим православным лагерям изрядно испорчено. Как вы думаете, для чего все это было сделано?

С вами связывалось руководство «Зенита»? Если да, о чем вы говорили?

Да, со мной связывались представители клуба. Именно они сообщили мне о готовящейся против меня акции, но я не поверил им, даже не думал, что из каких-то глупых слухов может получиться такое дело. Позже я осознал, что как во времена сталинских репрессий по клеветническому оговору осудили моего деда, так и сегодня могут приговорить меня.

А что касается ФК «Зенит», то руководство выбрало, наверное, правильную позицию, чтобы после того, как будет доказана моя невиновность, никто не посмел бы сказать, что меня отмазал «Газпром». Я искренне надеюсь, что нынешнее следствие ведет работу не предвзято. Надеюсь, что дело закроют до суда просто по факту отсутствия состава преступления.

Беседовал Даниил Туровский

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
В больнице умерла мать священника Глеба Грозовского

«Мы сделали все, что было в человеческих силах, чтобы организовать встречу брата с мамой, но не…

Презумпция виновности Грозовского

Повзрослели гипотетические жертвы, теперь они несут юридическую ответственность за озвученную ложь

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: