“Имейте в виду: я – не старец!”

|
5 сентября отошел ко Господу протоиерей Михаил Овчинников, которого читатели его книг, поражающих силой духа, знали как человека, заглянувшего за грань жизни, после тяжелейшей катастрофы побывавшего в мире ином, где он встретился с почившими духовником и матерью, а после чудом Божиим был возвращен из небытия… Будучи по профессии инженером-испытателем ракетной техники в Днепропетровске, человеком широкой эрудиции, душевной теплоты, сердечности, ума и большого творческого потенциала, имевший персональные выставки живописных работ, он не мог удовлетвориться только земным. В 1991 году Михаил Овчинников стал священником. И его пастырский путь – это образец пламенного служения Богу и людям каждую минуту его нелегкой жизни.
“Имейте в виду: я – не старец!”

Жизнь его вымолена у Бога

Когда мне посчастливилось готовить к изданию первую «московскую» книгу отца Михаила Овчинникова «Между жизнью и смертью. Свидетельства с порога Вечности» (она была издана в издательстве «Паломник» в 2005 г.), где священник рассказал о тайне, обычно скрытой от нас, я не была знакома с ним лично, общались в ту пору мы лишь по телефону. Но радостный и полный силы голос батюшки, побывавшего за гранью смерти, говорил о том, что личность он, по меньшей мере, незаурядная.

Отец Михаил, попавший в 1999 году в страшную автомобильную катастрофу, не оставлявшую ему ни единого шанса на жизнь, выжил вопреки прогнозам врачей. Пережив несколько клинических смертей, встретившись в мире бесплотном с почившими духовником и матерью, он был возвращен из небытия чудом Божиим, совершившимся по молитвам близких людей и его духовных чад.

Вот как рассказывал отец Михаил об этих ощущениях в книге «Тайна мира иного. Свидетельства с порога Вечности», вышедшей в издательстве Данилова монастыря:

«… Я, к сожалению, смутно помню сам момент расставания души с те­лом. Хорошо помню ощущение легкости, когда, как при глубоком вздохе, при­шло прекрасное ощущение освобождения от больной, разломан­ной плоти. Постепенно, но весьма реально включалось восприятие зву­ка, цвета, формы. Я уходил в неповторимый, неописуемый мир, причем впечатление неземного, неощущаемого ранее состоя­ния нарастало. Сквозь болевой, кровавый мрак вдруг постепенно появился непередаваемо чудесный свет — он был похож не на сполохи лампы, прожектора или светильника, это был весь мир, пронизанный светом-жизнью…

Позднее, читая книгу архиепископа Иоанна (Максимовича) «Жизнь после смерти», я попытался разобраться в своих ощущениях, чтобы (не приведи Господь!) не принять какие-то физиологические ощущения за духовный опыт вне тела. Легли на душу слова святителя:

“…Смерть и есть именно та реальность, которая пробуждает в человеке сознание различия между этим миром и миром грядущим, вдохновляет на жизнь, исполненную покаяния и очищения, пока у нас есть драгоценное времяˮ.

“Истинный опыт неба сопровождается таким чувством благоговения и страха пред Божиим величием и чувством такого недостоинства созерцать Его, какие редко можно сейчас встретить и у православных христиан, не говоря уж о тех, кто находится вне Церкви Христовойˮ.

Я не дерзаю говорить, что это был именно опыт неба, я его не искал, все происходило помимо моей воли – исключительно по воле Божией… Переживания мои в моменты нескольких клинических смертей были так глубоки, так разительно отличались от горячечных снов человека в послеоперационном состоянии, от видений под операционным наркозом, что я не сомневаюсь: Господь каким-то только Ему ведомым способом дал мне ощутить иную реальность…

Мои первые движения сопровождало какое-то богослужение: молит­вы, песнопения мужских голосов. Было ощущение чего-то родного, знакомого — да ведь это душа перекликнулась с родным монастырем! Как я узнал гораздо позднее, там совершалась непрерывная молитва трое са­мых страшных для меня суток. Вот она — реальная рука христианской помощи!»

Вторая жизнь и трепет перед тайной

Необыкновенная сила свидетельств о. Михаила связана с тем, что он не только сам достойно пережил нестерпимые муки, но, обретя, по сути, вторую жизнь, сохранил величайший трепет перед тайной, которую приоткрыл ему Господь… Именно потому, вероятно, батюшка нашел в себе силы не только вернуться к священнической службе, но и написать обо всем происшедшем с ним – искренне и сердечно, детально проанализировать свои ощущения на грани между жизнью и смертью. И то, что сделал он это не только как пациент, но и как пастырь, вызывает особое доверие…

С волнением перечитываешь строки из предисловия к первому – днепропетровскому – изданию книги, которое написал протоиерей Владимир Карпец, ныне покойный, который в конце 90-х годов минувшего столетия был благочинным церквей Севастопольского округа:

«Поистине промыслительно открытие сокровенных тайн загробной жизни, промыслительны встречи автора, побывавшего на грани жизни и смерти в мире Горнем, с его духовником протоиереем Константином Огиенко и матерью, уже ушедшими из земной жизни. Промыслительны и слова духовника, звучащие как завет из мира иного: “…Помни до конца дней своих все, что видел здесь, и расскажи людямˮ. Знаменателен твердый ответ мамы на желание батюшки остаться там, вместе с нею: “Благословения Господня на это нет, возвращайся назад, крепись, трудись, тебе там сейчас будет трудно…ˮ

Промыслительно возвращение смертельно раненного священника Михаила – по великой милости Божией – к земной жизни. Для его спасения. Для назидания и спасения всех нас.

В тревожный 1999 год батюшка был, как обычно, вместе с нами на празднике св. Пантелеимона. Вскоре после отъезда его домой как гром раздался телефонный звонок:

– Батюшка в реанимации в тяжелейшем состоянии. Молитесь!

Пораженный, не понимая, что спрашиваю, говорю:

– Какие у него переломы?

– Вы лучше спросите, что цело, – отвечает со слезами его верная спутница – матушка Людмила и повторяет просьбу: усиленно молиться о батюшке.

По молитвам близких людей отца Михаила и его духовных чад Господь делает невозможное, немыслимое для нашего понимания: возвращает дорогого многим священника к жизни.

Вскоре после этого явного чуда протоиерея Михаила привозят в Топловскую Свято-Параскевиевскую обитель… С великим трудом передвигается батюшка в алтаре. У знающих отца Михаила и так любящих его прихожан возникает множество вопросов, особенно о пережитом на грани жизни и смерти. На все вопросы батюшка находил силы отвечать радушно, приветливо и радостно – как и всегда. Но вдруг кто-то из людей, сопереживающих его боли, взял неверную ноту, обронил легкомысленную фразу:

– Батюшка, какой вы счастливый, что такое видели!

Лицо отца Михаила изменилось от боли тяжких воспоминаний, и он ответил:

– Вы не представляете, что говорите, через какие страдания и боль все это пришлось увидеть!

Пусть тот духовный опыт, который дарован отцу Михаилу и который стал достоянием всех нас, принесет еще многим, прикоснувшимся к этой книге, несомненную пользу для спасения душ…»

После тягчайших мук сохранять необыкновенный оптимизм и любовь к жизни мог только человек, знающий истинную цену и жизни, и страданию. После выхода той книги в Крым, в Топловский Свято-Параскевиевский женский монастырь, где служил батюшка, хлынул поток писем, а после издания в нашем Даниловом монастыре книги «Терновый венец болезни. Опыт преодоления рака» (она выдержала более 10 изданий) – еще и поток паломников в город Судак в Крыму, где отец Михаил жил в последние годы со всей верной спутницей и соратницей – матушкой Людмилой, с которой он более 50 лет разделял и любовь, и радости, и скорби, и которой посвятил все свои книги.

Люди, приезжавшие к о. Михаилу, искали поддержки в своих бедах, учились переносить болезни, избавляясь от страха, учились искать, прежде всего, духовные ресурсы исцеления. И о. Михаил с открытым сердцем встречал любого гостя, буквально вкладывая душу в каждый разговор, в каждую встречу.

С матушкой Людмилой

Как не быть “недостойной”?

Я несколько раз была в Судаке у о. Михаила и матушки Людмилы, мы разбирали архивы его переписки с чадами, фотографии, много беседовали и записывали на магнитофон драгоценные свидетельства его жизни. И я видела, как происходили его встречи с людьми, как трезво, рассудительно и в то же время бережно отвечал он на телефонные звонки (даже, на первый взгляд вздорные – о том, например, не погибнет ли человек, взяв новый паспорт). Батюшка понимал, что нет неважных вопросов, и от ответа часто зависит – проснется ли духовно человек или останется жить в магических представлениях о вере.

Среди магнитофонных записей воспоминаний паломников есть удивительное свидетельство Майи, живущей в Украине:

«Когда я была в паломничестве в Крыму и приехала в Топловский монастырь на престольный праздник, то, к моему счастью, на исповедь попала именно к отцу Михаилу. Я тогда пребывала в глубокой депрессии, о чем и рассказала батюшке. Он с большим участием спросил, отчего у меня депрессия? Я объяснила, что отец серьезно болен, и это меня очень мучает.

– Причащается ваш отец? – спросил отец Михаил.

– Нет,  –  покачала я головой, –  он мусульманин.

– А вы-то сами как часто причащаетесь?

– Очень редко, – ответила.

– Почему?

– Считаю себя недостойной…

– А вы знаете, что такое соединение со Христом, что значит – быть во Христе?

– Ну, как-то так, примерно…

– Так вот, когда мы причащаемся, мы соединяемся с Христом и пребываем в Нем. И тогда нам абсолютно ничего не страшно – ни депрессия, ни бесы, ни тяжкие жизненные обстоятельства… То есть мы полностью находимся под защитой Христа. И потому причащаться лучше как минимум раз в месяц.

И это был переломный момент в моей жизни, когда я осознала, что такое причастие. Это полностью перевернуло мое сознание. И после той исповеди я начала регулярно исповедоваться и причащаться – не потому что «так надо», а все глубже понимая, что это единение со Христом дает мне силы верить и жить. Вскоре я поняла, что причастие раз в месяц – это для меня мало. Я стала исповедоваться и причащаться раз в три недели, потом в две, а сейчас – еженедельно. И эта работа над собой мне очень помогает, я стала более спокойной. Я начала понимать, какое счастье – постоянно пребывать со Христом, когда никакие жизненные обстоятельства, никакие провокации не могут так воздействовать, как раньше. Я стала эмоционально более стабильной, многое стало открываться в духовной жизни, начала понимать, откуда «ноги растут» у моих невзгод, каким путем идти дальше. Что бы ни случилось – приходит трезвое решение, как это преодолеть. И решение не от меня, а от Господа.

Глубокая благодарность отцу Михаилу за тот совет, который я никогда не забуду. Ведь после той встречи наладилась не только моя жизнь, но и жизнь моих близких. И папа мой за неделю до кончины принял православие, причем пришел к этому решению осознанно, сам попросил о крещении и причастился Святых Таин. То есть ушел он из этого мира со Христом и – (надеюсь!) к Христу. Может ли быть большее счастье?»

С о. Илием Ноздриным и о. Николаем Доненко

Каким же он был легким и светлым человеком!

– Как ваше здоровье, отец Михаил? – непременно спрашивала я, когда звонила в Крым, хотя ответ могла предугадать заранее.

– Слава Богу! Знала бы ты, сколько милостей посылает мне Господь!

Жалоб от священника, как бы ни было ему трудно, никто никогда не слышал. В любой ситуации на лице его – открытая радостная улыбка, и лишь глубоко в глазах можно было иногда разглядеть отсвет тихой грусти. Когда он звонил из Крыма в Москву, в издательство, кто бы ни взял трубку, слышал неизменное:

– Здравствуй, родненькая моя, радость моя!

Он – имеет право на такую радость, пережив опыт невыносимой для человека боли, опыт ее преодоления, преображения в светлое состояние, которое можно выразить словами: «Слава Богу за все!»

Но цена этой обретенной радости немалая. Ведь писать обо всем произошедшем с ним – значит, переживать все еще раз заново, значит, нести крест общения с множеством людей, среди которых есть и такие, что хотят чудес и требуют от него пророчеств.

Об одном таком случае в Свято-Параскевиевском Топловском монастыре отец Михаил рассказал во время своего приезда в Москву на Международные Рождественские образовательные чтения.

Однажды к матушке Людмиле, верной спутнице батюшки, подошла группа женщин:

– Где здесь у вас находятся мощи известного старца?

– Какого старца? – удивилась та. – Таких мощей в Топловском монастыре нет.

– Как это – вы здесь живете и не знаете? – возмутились «паломницы». – Всем известно, что здесь лежат мощи отца Михаила. От них уже много исцелений было!

Узнав, что отец Михаил жив и что старцем он, конечно же, не является, женщины были очень разочарованы. Их мысли тут же приняли иное направление:

– Ну, значит, отец Михаил при смерти. Нам говорили, что если кто подержится за умирающего священника, тому простятся все его грехи – в том числе и будущие. У нас к вам предложение: позвольте приложиться к вашему батюшке, а мы организуем сбор пожертвований, так что хватит и на похороны, и на памятник!

Естественно, «паломницам по старцам» был дан от ворот поворот…

Печальный пример дремучего «народного благочестия», вырастающего из невежества, пользующегося вздорными «бабьими баснями»! Для таких «искательниц», очевидно, все равно, что к священнику за советом обратиться, что к гадалке пойти… С тех пор отец Михаил заранее предупреждал всех приехавших к нему посетителей: «Имейте в виду: я – не старец!..»

Но тяжелейшие травмы 1999 года давали знать о себе все сильнее. А в минуты, когда отпускала  болезнь, отец Михаил служил в домовой часовне в Судаке, исповедовал, принимал посетителей… И хотя все труднее было браться за работу, батюшка писал книгу об Афоне, который он полюбил всей душой. Эту книгу «Возвращение в потерянный рай. Вид  из окна на Афон», которая готовится к выходу в издательстве Данилова монастыря, он, к сожалению, не увидел при своей жизни. Отец Михаил вложил в ее создание все силы души. Он мечтал о том, чтобы те, кто взглянет из окна своего дома на вечный Афон – через судьбы людей, с которыми он соприкоснулся, смогут вдохновиться силой и светом молитвы афонских подвижников, которые освещают наш земной путь к Небу и преображают жизнь каждого из нас – независимо от того, был ли он на Афоне.

Верится, что именно так и произойдет…

Последний год был особенно трудным для отца Михаила и его близких. Немощный батюшка не мог уже обходиться без помощи. Казалось, он терял память. Чада и паломники, приезжавшие в Судак, со слезами наблюдали угасание любимого батюшки. Но Господь и здесь являл чудеса. Взглянув с улыбкой на очередного посетителя, отец Михаил начинал беседу и вдруг говорил что-то особенно глубокое, нужное именно этому человеку, так что тот был поражен до глубины души:

– Да как же может быть такое!!!

Отец Михаил похоронен в Судаке под горой, где находится источник Святого Георгия.

 «Каким же он был легким и светлым человеком!» – говорили многие в день похорон. Мало кто умел любить так, как он. Об этом лучше всех знает его верная спутница матушка Людмила, с которой он прожил более 50 счастливых лет. И в это трудное время она особенно нуждается в нашей молитвенной поддержке.

Уверена, что молиться об упокоении отца Михаила будут очень многие люди по всей России и в других странах, которые благодаря пламенному слову батюшки обрели надежду и веру,  научились терпеть, молиться и любить. Он безмерно много значил для десятков тысяч людей.

Всех нас соединяет с отцом Михаилом та Любовь, которую он нес людям, которая «никогда не перестает». И мы уверены, что и в разлуке связь эта не прервется вовеки. И лучшей памятью о нашем дорогом батюшке будут его книги, согревающие светом его большого сердца и сейчас, после его ухода в Вечность.

Алла Добросоцких-Шлифер

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: