Иннокентий Смоктуновский: Без веры человек не вышел бы из лесу

Иннокентий Смоктуновский: Без веры человек не вышел бы из лесу

Четыре месяца тому назад (3 декабря) я открыл свой журнал в ФБ записью об Иннокентии Смоктуновском:

…Дама, назвавшаяся то ли киноведом, то ли журналисткой, рассказала мне о том, что была очевидцем необычного эпизода из жизни Иннокентия Смоктуновского в мае 1994 года, за три месяца до его кончины. В то время, когда она была по делам редакции в квартире актера, к нему пришла делегация с просьбой подписать петицию театральных деятелей Президенту РФ в защиту Студенческого театра и против открытия храма.

К этому времени письмо уже было подписано Галиной Волчек, Кириллом Лавровым, Юрием Никулиным, Валентином Гафтом, Марком Захаровым, Михаилом Ульяновым, Леонидом Хейфецем и другими актерами. В скобках заметим, что было и другое письмо – в защиту храма, подписанное Никитой Михалковым, Ириной Архиповой, Марленом Хуциевым, Георгием Свиридовым, Александром Михайловым, Светланой Дружининой, Сергеем Соловьевым, Вадимом Абдрашитовым.

Но Иннокентия Смоктуновского ознакомили только с первым письмом, в котором утверждалось, что «восстановление церкви именно в этом здании не обусловлено исторической необходимостью», так как это уже третье местоположение Татьянинского храма. Между тем «исторический дом» на ул. Герцена – «святыня театрального искусства нашей страны», а Студенческий театр МГУ – «трибуна, с которой студенты Университета выступали в защиту демократии и прогресса».

Известный актер повел себя в высшей степени странно:

– Скажите, – спросил он, – какую я сделал в своей жизни подлость и чем дал вам повод подумать, что я подпишу письмо против Церкви?

Кто-то в комментариях к этому тексту написал, что Иннокентий Михайлович был прихожанином Валаамского подворья. Потом я прочитал интервью с женой Смоктуновского и с их дочерью, которые вспоминали о нем как о верующем человеке и что Библия была его настольной книгой.

А потом обнаружил интервью самого Смоктуновского:

До войны я жил у тетки, мне было шесть лет, в какой-то праздник она дала мне тридцать рублей: “Пойди в церковь, отдай на храм”. Тридцать рублей! Я помню, они были такие длинные, красненькие.

Я не знал тогда, что существовали тридцать сребреников, и тетка, хотя и верующая, этого не знала. Библию тогда нельзя было держать, за это карали. А мороженое, которое я так любил, стоило 20 копеек. На эти деньги года полтора можно жрать мороженое! Нет, не отдам я тридцать рублей каким-то тетям и дядям в храме. И с зажатым кулаком я оказался около церкви. Зашел внутрь, там было так красиво, я стоял весь разомлевший, а потом легко подошел к служителю и сказал: “Возьмите на храм, возьмите, пожалуйста”.

Без веры человек не вышел бы из лесу, хрюкал бы, выл… Свинья – это хорошо, это замечательно, но все-таки разума у нее нет, а у нас, помимо разума, есть и душа.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Не ограничивай Бога своими мечтами

Архимандрит Андрей (Конанос) о том, как мы бегаем по узкому кругу и боимся чего-то большего

Окно, через которое виден Бог

Обряд не должен быть стеной, закрывающей Христа

Бог Шрёдингера

Христианство несводимо к теории, к умозрению, к учению, даже к Евангелию самому по себе. Это не…