Иностранный язык в зрелом возрасте – миссия выполнима

|
Диакон Павел Сержантов – о том, что делать, когда вам за 40 и вы решились выучить иностранный язык.
Иностранный язык в зрелом возрасте – миссия выполнима

Трудная задача?

Неделя за неделей идет учебный год. В университетских аудиториях бурлит жизнь. Приятно видеть студентов. Оживленные разговоры за дверями аудиторий: обсуждают книги, семинары, свои молодые проблемы…

Диакон Павел Сержантов

Диакон Павел Сержантов

Погожим осенним деньком приезжаю я на лекции по догматике. До начала занятия остается минут десять. Сижу за преподавательским столом, раскладываю на столе нужные для занятия тексты – первоисточники. И тут подходит студент. С вопросом, как полагается. Пожалуйста, я готов. На какой-нибудь основательный разговор времени нет, но короткий ответ можно выдать.

Это студент второго курса, он думает о своей специализации и присматривается к догматическому богословию. Поговорил на богословской кафедре с одним преподавателем. Тот его сразу предупредил, что для углубленного изучения православной догматики нужно владеть греческим языком. Неужели это так? – Вот, оказывается, в чем вопрос. На него можно ответить предельно коротко: «Да. Правильно вам сказали». Ответил я, и смотрю – погрустнел мой собеседник. Значит, коротким ответом ограничиться нельзя.

Да и вопрос такой, что не только одного человека касается. Вот и рядом сидящие студенты с интересом на нас смотрят – что дальше будет? Проблема изучения иностранного языка до боли знакома многим. Если не греческого языка, так английского.

Что сказать? На вид моему студенту лет сорок, заочник. Разумеется, учить язык лучше смолоду, все знают. В двадцать пять приниматься за изучение языка гораздо тяжелее, чем в одиннадцать лет. В сорок еще тяжелее. Даже если особые способности к языкам у человека есть, все равно много труда положить придется.

Впрочем, трудная задача еще не значит непосильная задача. И ведь почему-то начал этот человек в свои годы вузовскую программу осваивать. Не папа же с мамой его заставили в университет поступать, сам захотел. Сам на лекции ходит, сам к экзаменам готовится, а ведь есть у него еще обязанности в семье, по дому, на работе.

Инструмент, необходимый для работы

Одним словом, с короткого ответа завязался у нас небольшой разговор.

Если выбирать специализацию по догматике, то древнегреческий в самом деле нужно осваивать. Как без него? Догматические споры времен Вселенских соборов на каком языке велись? Не на русском и не на английском. По-гречески писали святитель Григорий Богослов, преподобный Иоанн Дамаскин, святитель Григорий Палама. Главные первоисточники по догматическому богословию написаны на греческом языке. Правда, есть переводы, но ведь далеко не все переведено.

И потом, для полноценного изучения не достаточно знакомства с одними переводами, даже самыми замечательными. Представим себе пушкиниста, который не владеет русским языком и читает «Евгения Онегина» по-английски. Много ли он поймет у Пушкина? Если пушкинисту требуется русский язык, то догматисту нужно владеть греческим языком. Это владение инструментом, необходимым для работы.

Само по себе владение инструментом не гарантирует, что богословские исследования с его помощью будут выдающимися. Но без владения инструментом нам не обойтись, хороших результатов не будет.

Уровни владения языком и некоторые подсчеты

Ничего кошмарного, ничего непосильного в изучении чужого языка нет. Все мы в средней школе иностранный язык учим. Читаем простенькие тексты, учимся говорить на языке. В школе нас заставляют учить язык, мы сопротивляемся, ленимся, нам скучно. Вот потом и пишем в анкетах: «Владею английским со словарем». Взрослея, мы убеждаемся, что по нынешней жизни образованный человек без английского языка, как без рук. Что ж делать?

Кто-то повзрослевший занимается языком, пока не отладит навыки разговорной речи до уровня «могу объясниться на любую тему». Или занимается – и бойко «читает литературу по специальности» (вот уже профессиональный рост).

Кому-то и этого мало. Он изучает литературу по специальности и, натолкнувшись на толковую англоязычную статью, переводит ее и публикует собственноручно переведенную статью на русском языке. А кто-то свою собственную научную статью пишет по-русски, а затем переводит ее для американского журнала – чтобы не только наши соотечественники могли с ней познакомиться.

Это все разные уровни владения языком: могу читать литературу по специальности, ступенью выше – могу сделать перевод, пригодный к публикации в научном издании, ступенью выше – могу подготовить свою статью на языке или сделать на международной конференции доклад по-английски.

Есть и более высокие уровни владения языком, они связаны с чтением и написанием художественных текстов, с умением чувствовать и передавать стилистику языка. Но сейчас не об этом речь, посчитаем лучше, сколько языков нам нужно.

Для специалистов по естественным наукам и по техническим наукам, как правило, достаточно английского языка, только владеть им нужно на нужном уровне. А для специалистов в гуманитарных науках и богословии одним рабочим иностранным языком не всегда обойдешься.

Сравнения утешительные и не очень

Возьмем, к примеру, патрологию. От специалиста по греческим Отцам помимо знания греческого ожидается знание языков, на которых патрологи опубликовали наиболее значимые исследования. То есть помимо родного нам русского и общеупотребительного английского добавится французский, да еще, пожалуй, немецкий.

Не подумайте, что ситуация в патрологии какая-то исключительная. В библеистике и литургике не легче: требуется знать языки первоисточников, плюс исследования читать на двух-трех языках.

Сделаю утешительную поправку: знание английского для всякого образованного человека нужно, а древнегреческий, французский и немецкий нужны на уровне «чтение литературы по специальности». Примерно такие подсчеты получаются. На фоне необходимости учить четыре языка (и ведь учат же люди – справляются!) задача для будущего догматиста – осваивать греческий – не кажется такой уж непосильной.

От души скажу, я собирался хотя бы немного приободрить моего собеседника. Мне хотелось сказать студентам: «Не будем впадать в уныние! Нам важно реально себе представлять нынешнюю ситуацию в церковных науках и понемногу овладевать языковым инструментом».

Кто спорит, греческий язык – довольно сложный. Посложнее, чем английский. Помимо богатой системы глагольных времен (она не уступит английской) в греческом есть еще падежи со всеми вытекающими последствиями.

Правда, некоторые поговаривают, что в английском тоже есть два падежа. Но, право слово, не будем сравнивать притяжательные английские конструкции с греческим именительным-родительным-дательным-винительным-звательным падежом.

Древнегреческий сложнее английского, но не сложнее русского, а ведь разговаривают люди и читают на русском, ничего – освоили. И греческий мы в силах освоить, было бы желание.

Как упростить себе задачу

Трудно язык учить в зрелом возрасте, вряд ли в этом случае стоит рассчитывать на блестящее овладение языком. Лучшие православные догматисты, такие как протоиерей Георгий Флоровский, учили язык в юные годы. Приятно читать их книги, видеть, как умело они работали с греческими первоисточниками. Но даже в зрелом возрасте при известном усердии можно добиться хороших результатов. Чего же именно добиться?

А именно: освоить язык настолько, чтобы в оригинале читать Новый Завет и догматические тексты, пусть не самые сложные. Греческий язык стоит того, чтобы с ним познакомиться. Читать Евангелия не по переводам – это полезный опыт и большая радость для христианина. Новый Завет написан на особом диалекте – «койне» – это древнегреческий язык как язык международного общения.

«Койне» значительно проще классического греческого языка. Самое легкое для восприятия – Евангелие от Иоанна, с него обычно и начинают погружение в язык. Здесь, конечно, встает вопрос о методике изучения.

Есть много замечательных учебников греческого. Сам я, будучи студентом, ходил на занятия языком с учебником Славятинской в сумке. Думаю, при большом желании можно даже… самостоятельно приступить к изучению языка, время от времени консультируясь со специалистом. Даже и такое бывает…

Чтобы подобные занятия греческим языком не превратились в бестолковую авантюру и прожектерство – придется выбрать другой учебник и рассчитывать на сравнительно скромный результат. Можно взять учебник для американцев, переведенный недавно в России. Он – такой, что общедоступнее не придумаешь. И составлен учебник Мейчена специально для тех, кто намерен читать Библию в оригинале. С первых страниц до последних учебник дает сплошную новозаветную лексику и только самую необходимую грамматику.

Итак, по книге Джона Грешема Мейчена «Учебник греческого языка Нового Завета» – знакомимся с азами грамматики, набираем небольшой словарный запас. И как можно раньше приступаем к чтению Евангелия от Иоанна.

В учебнике 33 урока. Через пару месяцев регулярных занятий греческим мы сможем уже каждый день читать Евангелие по главе – на том самом языке, на котором его апостолы написали. Разумеется, какие-то слова будут непонятны, но можно угадывать их смысл, припоминая наш Синодальный перевод Нового Завета – он достаточно буквалистичен.

Еще хитрые люди поначалу используют «Новый Завет на греческом языке с подстрочным переводом на русский язык». В подстрочнике текст идет в «два этажа». На «верхнем этаже» напечатан греческий текст, а чуть ниже – буквальный русский перевод, слово за словом, и, где надо, дается краткий грамматический комментарий. Очень удобно… Прочитав Евангелие от Иоанна, можно двигаться дальше, переходить к более сложным текстам, улучшать знание языка, получать радость от прямого общения со святыней нашей веры…

Не знаю, насколько устроил моего собеседника такой поворот темы о греческом языке. Не знаю, как пойдет у него дальше дело и каких результатов он добьется? Надеюсь, дело пойдет, и с Божией помощью результаты будут.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Как не надо учить с ребенком стихи наизусть

Почему современным детям сложно учить классическую поэзию? Что с этим делать?

Четырехлетняя москвичка выучила шесть иностранных языков

Пользователи соцсетей признаются, что после просмотра видео вспоминают, как «ели песок в четырехлетнем возрасте»

Школа, где не пишут на партах

Директор лицея 1535: к фиолетовым волосам относимся с сочувствием

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!