Оставить слепых без образования? (+ФОТО)

|

17 сентября 2013 года по распоряжению мэра Москвы С. Н. Собянина специальную (коррекционную) общеобразовательную школу-интернат №1 для слепых и слабовидящих детей перевели в ведение Департамента социальной защиты населения. Никакого обсуждения этого решения с коллективом школы и родителями учеников не было. Интернат для слепых и слабовидящих детей просто перестал быть учебным заведением — потому что больше не относится к Департаменту образования. Фактически, он приравнен к санаторно-лесным школам.

Фото: Евгений Глобенко

Школа-интернат №1 существует 130 лет, и все эти годы она успешно занимается обучением детей с проблемами зрения, а не обеспечением их социальной защиты. Ее выпускники успешно сдают выпускные экзамены, поступают в лучшие вузы страны, защищают диссертации, работают по выбранной специальности.

19 октября выпускники, ученики, родители учеников и преподаватели школы-интерната вышли в Новопушкинский сквер, чтобы попытаться достучаться до чиновников.

Чем один департамент хуже другого?

– Два департамента, даже пересекаясь в своей деятельности, не могут заменить функции друг друга, – председатель Родительского комитета школы Елена Насибулова старается объяснить очевидные вещи максимально спокойно. – У Департамента образования функция образовательная, у Департамента социальной защиты — социально защищать людей, которые в этом нуждаются.

– Вы отдадите своего ребенка в учебное учреждение, на печати которого будет написано «Департамент социальной защиты»? – задает Елена Насибулова риторический вопрос чиновникам. – Если да — обещаю вам, я своего ребенка даже на последний год обучения поведу в эту школу.
Выпускник школы-интерната Анатолий Папков обратил внимание собравшихся: существуют школы в ведении различных департаментов: культуры, спорта и т. д.

– Кто выходит из школ, подчиненных Департаменту культуры? – актеры. Кто выходит из школ, подчиненных департаменту спорта? – спортсмены. Кто выйдет из учреждения, подчиненного Департаменту соцзащиты? – инвалиды! Мы будем классными инвалидами! Но каким будет наше образование?

Можно ли не быть инвалидом?

«Инвалид» – это клеймо. А из школы, подчиненной Департаменту социальной защиты, выходят инвалиды. Все выпускники станут жертвами социальной стигматизации.

Когда Елена Насибулова обратилась к руководителю московского Департамента образования Исааку Иосифовичу Калине с вопросом, смогут ли слепые дети обучаться в обычных школах, инклюзивно, ответ был положительным. Фактически это невозможно. Анастасия Днепровская, мама пятиклассника школы-интерната №1, попыталась обеспечить своего слепого ребенка всем необходимым для обучения в обычной школе: тифлосопровождение, психологическое сопровождение, набор учебников с брайлевской строкой, печатная машинка — и т.д.

– В моем окружном управлении образования на вопрос, готовы ли они мне предоставить школу, где будет обучаться мой ребенок, официально ответили, что для слепого ребенка инклюзии нет, потому что ни один директор на это не пойдет. Моего ребенка не возьмут даже на надомное обучение. Если у обычных детей есть возможность выбора, обучаться ли в обычной школе, школе для одаренных детей, школе в ведении Департамента соцзащиты, то у наших детей это право отобрано.

Кто останется без образования?

Анастасия Отрощенко — мама полностью слепого ребенка. Скоро ему идти в школу. Но куда — теперь уже непонятно.

– Департамент социальной защиты защищает интересы москвичей, в отличие от Департамента образования, который дает образование. Если школа переходит в ведомство Департамента соцзащиты, она не будет функционировать для детей, лишенных постоянной регистрации.
Например, под это попадаем мы. Мой ребенок не является моим кровным, а находится под опекой — мы не стали по ряду причин оформлять усыновление. А если ребенок находится под опекой в Москве, не будучи москвичом, у него есть только временная регистрация. Для нас встает вопрос: а где мы ему будем давать образование? Если бы ребенок был слабовидящим, у нас были бы варианты, поскольку школ для слабовидящих несколько. Но школа для полностью слепых в Москве только одна, и она — наш единственный шанс получить образование. Его нас фактически лишают.

Возможностей надомного и инклюзивного образования наши дети тоже лишены. Чтобы обучать слепого ребенка, нужно приложить колоссальные усилия огромного количества специалистов узкого профиля: тифлопедагогов, дефектологов, логопедов (если работа логопеда со зрячим ребенком основана на подражании, то, работая со слепым, логопед использует специальные инструменты, которыми просто залезает ребенку в рот). Как это обеспечить в домашних условиях?

Из двухсот семидесяти обучающихся в школе детей больше шестидесяти не имеют постоянной прописки.

Зачем это нужно?

– Директор руководит и санаторно-лесной школой, и интернатом. Санаторно-лесные школы передаются в ведение Департамента соцзащиты. Стоит задача сохранить комплекс — оттуда и решение о передаче в его ведение и школы-интерната тоже, – объясняет цели реформы социальный педагог школы Наталья Петровна Алимжанова.

Иллюзий она не питает:

– Мы уже опоздали. Что можно сделать? Требовать передачи школы в ведение Департамента образования.
На самом деле, решение о реформе попросту нелогично: школьники учатся по обычной школьной программе, просто переведенной на систему Брайля.

– Наш интернат ориентирован на детей полностью слепых. В Москве есть другая школа для слабовидящих детей — в Гагаринском переулке, но она рассчитана на детей с ослабленным зрением.

Чем это грозит?

Наивно предполагать, что дело ограничится формальностью. Изменения уже видны: проект нового устава вообще не соответствует уставу общеобразовательного учреждения. -Большинство наших выпускников поступают в вузы хорошего уровня: МГППУ, МГУ и так далее. Мы не можем предполагать, что будет дальше, но изменения неизбежны. Во-первых, изменится контингент детей. Во-вторых, непонятно, что будет с аттестатом — не каждый уважающий себя вуз возьмет абитуриента, в документе об общем среднем образовании у которого стоит печать Департамента соцзащиты. Нам, конечно, обещают, что мы продолжим сдавать ЕГЭ, как все прочие школьники, но кто знает? – разъясняет Наталья Алимжанова.

Алексей закончил интернат №1 в 1996 году. Сейчас — аспирант исторического факультета Московского государственного университета. Он настроен еще более жестко.

– Многие из нас успешно поступали в вузы, в том числе и МГУ. Теперь из нашей школы хотят сделать заведение типа богадельни. После нее будет невозможно куда бы то ни было поступить. Будут ли наши ученики сдавать ЕГЭ? Куда вообще идти с этой бумажкой, которую будут выдавать вместо аттестата? Кому мы будем нужны?

Ничего для нас без нас

Анатолий Папков в своем выступлении обратил внимание на не всем очевидную опасность: школа, находясь в ведении Департамента соцзащиты, перепрофилируется в реабилитационное заведение. Тем более, что чиновники уже подсчитали: только 21% времени в школе-интернате уходит на образовательную деятельность, а 58 — на реабилитационную. Как считали — непонятно. Дети учатся с 9 до 15, с 17 до 19 — самоподготовка. Реабилитация происходит, видимо, по ночам.

– В отличие от среднего школьного образования, регламентируемого подробными стандартами (физика, химия и так далее), термин «реабилитация» каждый понимает в меру «своей испорченности». И что-то мне подсказывает, что наша мера испорченности и мера испорченности чиновников социальной защиты очень сильно отличаются. То, что надо в качестве реабилитации нам, не всегда совпадает с тем, что готова сделать для нас социальная защита. Они не спрашивают нас, как нам помочь, они приходят и говорят, что мы должны хотеть.
Дорогой Департамент соцзащиты! Ты не должен делать то, что ТЕБЕ удобно. Ты должен делать то, что НАМ удобно теми методами, которые НАМ удобны.

Статья 43 Конституции Российской Федерации:

1. Каждый имеет право на образование.
2. Гарантируются общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях.
3. Каждый вправе на конкурсной основе бесплатно получить высшее образование в государственном или муниципальном образовательном учреждении и на предприятии.
4. Основное общее образование обязательно. Родители или лица, их заменяющие, обеспечивают получение детьми основного общего образования.
5. Российская Федерация устанавливает федеральные государственные образовательные стандарты, поддерживает различные формы образования и самообразования.

Фото: Евгений Глобенко

 

Диана Гурцкая пришла поддержать митингующих.

 

 

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Ребенок не послушает духовника, если в семье все по-другому

Но есть родители, которым можно сказать: «Спасибо за детей»

В Спасо-Преображенском Воротынском монастыре прошел летний лагерь для детей с особенностями развития

Дети с аутизмом, интеллектуальными нарушениями, ДЦП, слабовидящие и слабослышащие отдыхают здесь вместе с детьми с нормальным…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!