Искать ли покемонов на кладбище?

Мнением по поводу нашумевшей игры делится священник Антоний Скрынников, старший преподаватель Ставропольской духовной семинарии.
Священник Антоний Скрынников. Фото: svavva.ru

Священник Антоний Скрынников. Фото: svavva.ru

До вчерашнего дня я жил совершенно спокойно, даже не подозревая, что где-то в мире завелись покемоны, которые могут виртуозно проникнуть в резиденцию израильского президента или в Государственный музей истории ГУЛАГа.

Звонок с одного из телеканалов с просьбой прокомментировать действия этих существ, как и суть новой игры, заставил меня потратить приличное количество времени, чтобы попытаться разобраться в этом вопросе. В интернете оказалось достаточное количество видеороликов из разных стран мира, транслирующих принцип игры и поведение “игроманов”, включая официальный трейлер от разработчиков игры.

Мобильная игра Pokemon Go, выпущенная в США 5 июля, всего за неделю стала одним из самых загружаемых приложений Android и iPhone во всем мире.

Как оказалось, эта игра прямо пересекается с моей кандидатской диссертацией по философии, посвященной развитию информационного общества.

В рамках научной работы я в том числе говорю и о виртуальном мире, который не чужд по своей сути человеческой природе и является не чем иным, как “разверткой” человеческого воображения.

Для описания проблем личности нашего современника в науке появились новые концепты, такие как «игроизация» и «людомания», подчеркивающие угрозы гетерономности и отчуждения. “Игроизация” – процесс проникновения игровых элементов в иные феномены бытия, неигровые. Другими словами, это непонимание границ игры, эффект провала сознания в игру. Игроизация способствует появлению еще более опасного явления – “людоманиии” – сильнейшей зависимости от игры, сродни наркотической.

Возвращаясь к теме размышлений, задумаемся, кем же являются упомянутые покемоны? Образ боевой зверушки был создан в Японии в 1996 году программистом Сатоси Тадзири и довольно быстро завоевал мир мультимедийных героев. В настоящее время их “популяция” насчитывает 721 вид. В переводе с английского “покемон” переводится как “карманный монстр”, что вызывает определенные негативные ассоциации у христиан. И самое главное, если раньше потребитель мультфильмов или кино мог быть лишь пассивным участником битв и сражений “монстрят”, то сегодня он может стать их тренером, натравливая их на других подобных существ.

На мой взгляд, в настоящее время перед людьми верующими стоит довольно сложная задача удержаться от искушения высказать свой решительный протест этой игре и этому жанру в целом, потребовав их полного запрета. Дело все в том, что нужно четко отдавать себе отчет, что эта игра будет развиваться дальше и обрастать своими поклонниками во всех странах мира, вне зависимости от того, что думает по этому поводу православная или католическая Церковь, исламская умма или буддийская сангха.

Для примера, который хорошо показывает тщетность борьбы с играми, обратимся к статистике: только за первые дни и только в Америке количество игроков возросло до 20 миллионов человек, что сопоставимо с количеством членов баптистской общины страны.

Телефонной игре Pokemon GO понадобилось всего два дня, чтобы обогнать twitter по числу активных пользователей, четыре дня – чтобы это число удвоить.

Бороться с прогрессом техники и технологий бессмысленно, даже если они иногда напоминают регресс. Кроме того, в мир интернета, “торрентов”, “анимайзеров” пытаться что-то запретить просто нереально. Вице-президент Mail.Ru Group Михаил Якушев, председатель совета Российской ассоциации электронных коммуникаций, в одном из интервью Би-би-си справедливо заметил, что “интернет развивался первоначально для того, чтобы пережить ядерную войну, наверное, он переживет и попытки какого-то контроля”.

Нужно говорить не о запрете тех или иных игр, а, во-первых, создавать качественную альтернативу, создавать современные и привлекательные игры, связанные с церковной или исторической тематикой. Подобный опыт был у протестантов Америки, которые создали собственную игру “Библейские острова”, можно привести как пример и опыт Екатеринбургской епархии, которая выпустила диски для школьников 5-7-х классов с «бродилкой», посвящённой войне 1812 г. Понятно, что никогда эти игры не станут массовыми, но свою нишу они могут занять.

Я не против запретов как таковых, если они продиктованы соображениями государственной безопасности или сохранности детской психики, я против того, чтобы система запретов была единственным методом и способом решения возникающих проблем.

Во-вторых, что касается Pokemon Go, то нужно говорить о логичных ограничениях для игры, таких как частная собственность или объекты религиозного или культурного назначения. Для каждого человека есть такие места, где ему хочется побыть одному, помолиться, подумать, сосредоточиться.

Вряд ли будут уместными действия игроков, бродящих по кладбищам, склепам, ищущих несуществующих в реальности монстров в местах молитвы.

Подготовила Оксана Головко

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Екатеринбургского «ловца покемонов» отправили за решетку

Руслан Соколовский отправится в СИЗО до 23 января 2017 года за пользование интернетом и встречу со…

Епархия не будет «навязывать христианское прощение» блогеру

Если он не раскается, Церковь не будет не предпринимать попыток насильно навязать ему христианское прощение

Простить за покемона

Вы тут милосердные? Да? Убогим помогаете? Я вот вас обнесу, посмотрю, какие вы будете милосердные