Исповедь бывшего гея

Мы обсуждаем борьбу с разными грехами и страстями – чревоугодием, пьянством, гордостью, гневом, блудом... Но только не борьбу с такой страстью, как влечение к людям своего пола. Мы умеем лишь гневно отвергать несчастных или стараться не замечать их. Как будто не существует ни самой страсти, ни борьбы с ней. Но всё это есть, в том числе среди верующих. Один из таких людей на условиях анонимности поделился с «Правмиром» опытом своей борьбы.

Моя жена знает о моем гомосексуальном опыте

Я живу в Церкви больше пятнадцати лет и до сих пор не могу сказать «я победил свою страсть». Жизнь – это путь. В какой-то момент мы ниже, в какой-то выше того, к чему нас призвал Господь. Мне даже не нравится слово «борьба», я бы назвал этот путь преображением.

Моя жена знает о том, что у меня был гомосексуальный опыт. Считаю, что люди, вступающие в брак, должны честно говорить о таких вещах. Эта новость не должна стать в браке тем, что подорвет уже построенное доверие. Конечно, я сообщил об этом не на первом свидании, но и не за неделю до свадьбы. Я дождался момента, когда между нами будут выстроены доверительные отношения. Не все жены готовы это понести.

Жена меня поняла. Я думаю, супруги должны помогать друг другу в преодолении любых страстей. То, что у меня бывают такие искушения, ей известно. Не обязательно рассказывать об этом, смакуя подробности! Для меня важно, чтобы супруга знала, что происходит во всех сферах моей жизни: трудности на работе, внутренние противоречия.

Грех и страсть ловят нас тогда, когда у нас есть разлад с самыми близкими людьми. Именно тогда объедаются страдающие от обжорства и пьют люди, которые имеют слабость к алкоголю. Один из способов борьбы – не допускать этого разлада.

Священник сказал: «Не вешай нос, мы еще поборемся»

Бытует мнение, что на исповедь с этим лучше не приходить. Я бывал на исповеди у разных священников, иногда приходилось говорить и об этом. Все реагировали абсолютно адекватно, кто-то молился и слушал (и это очень трогает), кто-то старался помочь разобраться. Впрочем, однажды я услышал «тебе просто надо жениться». Что тут было ответить? Я мог лишь развести руками и подумать «хорошо, что для вас всё так просто, отче».

Брак – не панацея и не «волшебная таблетка» от гомосексуализма. Но это – тот путь, на котором человек может найти святость, как может найти ее в одиноком существовании или в монашеской общине. Иногда целибат совсем не легче вступления в брак. Знаю и печальные примеры, когда человек вступил в брак, но не смог победить в себе влечение к своему полу и стал жить двойной жизнью. Это несчастные люди, несчастные семьи.

Многие говорят, что никогда человеку с влечением к своему полу не полюбить так страстно, как обычному человеку. Но здесь просто иначе – отношения начинаются с дружбы, потом уже приходит близость. В современном мире важность романтической влюбленности сильно преувеличена. Я знаю многих обычных мужчин, кто несколько лет назад вступал в брак и был увлечен своей второй половинкой, – а сейчас союз рушится.

Любовь – это нечто большее, чем романтика. Если любовь не поддерживать, любой брак сведется к совместному проживанию на одной территории. Брак должен быть шагом веры, а не решением «все спрашивают, когда я женюсь, а теперь они отстанут».

Я пришел в Церковь, потому что понял: без Бога я жить не могу. О том, что Церковь и гомосексуализм несовместимы, четко говорит Библия: «Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют».

Сейчас часто говорят о том, что речь шла о негостеприимстве, насилии или проституции, «имелось в виду совсем другое». Самооправдание – приятно, но не стоит перестраивать Библию под себя. Господь сказал то, что Он сказал.

На первой исповеди священник сказал мне «не вешай нос, мы еще поборемся». Для меня в отношении духовника была важна поддержка. Он семейный человек, многодетный отец и дед, он не знает это изнутри, – но теплота и принятие, с которыми он обратился ко мне, помогли мне меняться.

Если мы посмотрим на современную психотерапию, на Карла Роджерса, мы поймем, что человеку больше всего помогает безусловное принятие. Но это не принятие греха. Я не приходил с просьбой «принимайте меня таким, какой я есть», вряд ли бы это помогло.

Существует проект «Преодоление-Х», на сайте проекта есть достаточно много терапевтической литературы на эту тему. Человек, который борется с гомосексуализмом, не обязательно живет в постоянной борьбе. Те страсти, которые есть в каждом из нас, имеют разную силу выражения.

Есть и гетеросексуальные люди, которые не пропускают ни одной юбки и считают, что иначе они не могут, а кто-то спокойно к этому относится. Мудрые, мне кажется, психотерапевты говорят: «Мы не занимаемся исцелением от гомосексуальности, но мы помогаем найти ту точку, в которой человек будет стоять в правде перед Богом и в согласии с собой в этой сфере».

Да, изменения произошли во мне не быстро. Но Господь обещал Аврааму: «От тебя произойдет многочисленный народ», а ему пришлось ждать более двадцати пяти лет! Сначала я вообще был убежден, что никогда не смогу полюбить женщину, никогда она не вызовет во мне желания. Я не умел дружить, был закрыт, но часто идеализировал и романтически влюблялся в парней. Дружба многое изменила в моем отношении к мужчинам, я стал более реально воспринимать их, что ли.

Потом я боялся: я не испытываю той же силы влечения к женщинам и, вступив в брак, могу только испортить жизнь супруге. А сейчас я муж и отец, и я счастлив гораздо больше, чем раньше. Это и есть вера: когда человек делает какой-то шаг, у него нет стопроцентной уверенности, что всё будет хорошо. Это невероятно сложно и страшно, когда ты один в этом выборе, но когда человек осознает: «Бог в этом вместе со мной», всё переживается иначе.

Нам часто говорят: «ты сгоришь в аду»

Над геями не раз издевались так называемые «православные» активисты – то снежки в Екатеринбурге, то петушки в Москве. И как потом люди будут относиться к Церкви?! Некоторые думают, что если сказать человеку «ты сгоришь за это в аду», он поверит в Бога. Это не работает. Свидетельствовать своей жизнью, что значит «прийти ко Христу» – вот единственный путь помощи. Если кто-то видит: «У него такой хороший брак, в их семье тепло», или «он смотрит на меня иначе, каким-то чистым, добрым взглядом», он задумается: «может быть, в этом действительно что-то есть?»

Гомосексуализм как тема церковных дискуссий не возник лишь в XX веке. Мы видим в вопросах и ответах аввы Дорофея, что некоторые иноки испытывают слабость к своим братьям. Там даются некие аскетические советы. Апостол также говорит: «Такими были некоторые из вас, но омылись, но освятились, но оправдались именем Господа Иисуса Христа и Духом Бога живого» (1 Кор. 6:11).

Церковь всегда предлагала помощь людям, которые обнаруживали в себе такое влечение. Это не было публичной работой, потому что это было делом исповеди. Поэтому сегодня, когда говорят, что Церковь ничего не может сделать, я скажу, что это неверно: мы просто не знаем и не можем знать статистики по этому поводу.

Когда я пришел в Церковь и рассказал священнику о трудностях в этой сфере, у меня не было ощущения, что я – космический пришелец, с которым неизвестно, что делать! В дальнейшем я каялся в обиде, непрощении, в лицеприятии, в злости на кого-то, в нечистых мыслях. Часто именно это заставляет человека чувствовать себя неуверенно и «утешаться» гомосексуальными мыслями или поведением.

Я читал обращение ЛГБТ-сообщества к Собору, но не услышал там «я прошу принять меня как страдающего и кающегося». Там говорится о принятии «разных сексуальностей». Но сексуальность христианина только одна – «мужчину и женщину сотворил их». Людей отлучают от причастия, когда они живут во грехе и не хотят меняться.

Будет странно, если людей, призванных к святости, будут допускать к принятию Святых Тайн, когда они осознанно живут во грехе. Когда человек отдает свою жизнь Богу: «Господи, прости, пока не могу в себе это побороть, поддержи», когда рядом есть люди, способные понять, – не будет обиды, ощущения неприятия в Церкви.

На что человек смотрит? На свою немощь – «я бедный, несчастный, жалейте меня», или он говорит «да, есть немощь, но это не единственное, что есть во мне, Господь сотворил меня не только с этим». Чем больше человек может посмотреть за пределы своего «я» вообще, прибегать к Богу, тем проще ему бороться.

Рассказ священнику о грехе мужеложства не требует подробностей, они даже излишни, сама по себе исповедь – это принесение сердца Богу. Мне нравится аналогия с банкой тараканов. Тараканы – это наши мысли, нечистые желания. Исповедуясь, мы открываем эту банку, и они улетают, в банке чисто. Любой человек переживает нечто подобное на исповеди: за внутренней борьбой приходит мир. В каком-то смысле можно начать жизнь заново.

Разрывать однополый союз тяжело: мы ответственны за тех, кого приручили

Человеку не «в теме» могут быть непонятны некоторые нюансы однополых отношений. Кажется, что такого: вот женщины живут друг с другом много лет, даже не обязательно между ними есть телесная связь. Но женщины и мужчины образуют однополые союзы по-разному.

Мужчинам в таких союзах очень трудно сохранить верность. Мужчина ищет: «Во мне чего-то недостает, наверное, я найду это в другом», – находит кого-то, но со временем оказывается, что в нас обоих чего-то не хватает. Начинается новый поиск. Женщины же часто вступают в созависимые отношения, которые завязаны на ревности, контроле, на манипуляции.

Но если мы мыслим как христиане, а не как психотерапевты, для нас не стоит вопрос «что не так в этих союзах?» Есть образ, который Господь заложил, чтобы была семья. Хорошо – пытаться соответствовать этому образу.

Безусловно, разрывать однополые отношения тяжело, мы «ответственны за того, кого приручили». Но надо задуматься: «Если я живу с человеком в противоестественных отношениях, о ком я забочусь в первую очередь? О ком я думаю, когда ввожу его во грех?» От некоторых отношений меня удерживала мысль «всё равно, что будет со мной, но что будет с этим человеком? Ведь я говорю о том, что люблю его».

Зачастую гомосексуально ориентированные люди аффектированы, они преувеличивают степень своих страданий и отвержения обществом. Но иногда им действительно приходится сталкиваться с преследованием. Некоторым людям в соцсетях хорошо бы изменить свое отношение к обсуждению этого. Зачастую обсуждения гомосексуализма ведутся так: либо ненависть и осуждение, либо поддержка во грехе («молодец, какой смелый!»). А реальной попытки понять, чем можно помочь, нет.

Сейчас прошел флэшмоб «#я не боюсь сказать». Слава Богу, очень мало тех, кто относится к вопросам насилия с насмешкой. Вопросы гомосексуализма должны обсуждаться в такой же деликатной манере. Мы должны найти новый язык разговора об этом.

Мы живем в некой исторической инерции: раньше государство запрещало то, что запрещала Церковь, и Церковь могла опираться на запреты. Сейчас всё иначе. Если вы говорите «гомосексуализм – это плохо», не предлагая помощь и молитву, то человек найдет другое место, где его поймут. Например, гей-клуб, где о молодых людях говорят «fresh meat» («свежее мясо»).

Появление ЛГБТ-сообщества нельзя рассматривать как шаг вперед для решения проблемы. Оно не оставляет выбора, пропагандирует идею «ты таким родился», – но это неправда. Возьмем сообщество «Дети-404». Его создатель Лена Климова, мне кажется, искренний и переживающий человек. Она действительно хотела помочь подросткам, им-то их страсть часто кажется уникальной.

Но этот проект – тоже в ключе: «ты такой, какой есть, прими себя, не пытайся измениться». А что, если это ошибка подросткового восприятия? Но ведь этот сексуальный опыт потом будет влиять на тебя… Церковь говорит: «Не торопись. Даже если это про тебя, ты можешь измениться. Когда с тобой Бог, всё возможно».

Понимание и молитва – единственный путь

Сейчас группами поддержки для людей, которые борются с однополым влечением, занимаются только протестанты. Создание групп поддержки по преодолению любой страсти можно только приветствовать, однако важно сделать так, чтобы эти группы не стали подножкой для самого человека. Если мы создадим группы для алкоголиков, где не будет никаких правил, они начнут вместе выпивать.

Душепопечение в Русской Православной Церкви строится больше на изменении ума через Писание, молитву, Таинства, и сейчас нужна не столько помощь священства, сколько помощь околоцерковного сообщества, в том числе – профессиональных психотерапевтов.

Многим геям кажется, что гетеросексуальные люди не могут понять их страданий. Мой знакомый, отец четырех детей, предложил мне интересный взгляд на эту проблему. Он сказал: «Ты думаешь, что женатый человек никогда не испытывает искушения вступить в отношения на стороне? У всех есть искушения».

Я не уверен, что разговоры что-то меняют. Зачастую человек, который живет во грехе, лучше других знает, что живет как-то не так, и сам страдает. Новый язык общения – без насмешек и оскорблений, понимание и молитва – единственный путь что-то изменить.

Текст записан Анной Уткиной, имя рассказчика мы не указываем по этическим соображениям

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Наверное, я гей? – спросил ты себя и попался

Десятки тысяч подростков задали себе этот вопрос и вступили в группу «Дети-404»

Роскомнадзор заблокирует сайт проекта «Дети-404»

Ведомство внесет сайт в единый реестр запрещенных ресурсов