Истина сделает вас свободными

|
Сергей Худиев

Сергей Худиев

Начало Страстной Седмицы совпало с терактом в метро, унесшим десятки жизней. Люди, ехавшие на работу, по своим обычным делам, внезапно столкнулись со смертью и увечьями. Чего хотели добиться те, кто спланировал и осуществил это преступление? Мы можем только догадываться; возможно, показать своим спонсорам, что они способны на активные действия и их стоит продолжать финансировать. Потому что организаторы терактов отнюдь не торопятся к гуриям, но живут неплохо, как преуспевающие предприниматели, и намерены поддерживать свой бизнес на плаву.

Другое дело сами “шахидки” — они, очевидно, были искренне уверены, что совершить самоубийство, убив при этом десятки случайных людей, значит обеспечить себе гарантированное попадание в рай. Было ли это искренним убеждением или чем-то принятым под давлением, в результате промывки мозгов? Грань между тем и другим часто оказывается нечеткой — и в тоталитарных сектах, и в тоталитарных диктатурах работает определенная комбинация принуждения и убеждения, при которой человек постепенно начинает воспринимать навязанные ему убеждения как свои, и, первоначально побуждаемый страхом быть убитым, потом приходит в такое состояние, когда уже готов добровольно умереть за “правое дело”. Это немного похоже на “стокгольмский сидром” — ситуацию, когда заложники начинают “добровольно” поддерживать “правое” дело своих захватчиков.

Едва ли стоит видеть в этом что-то специфически “исламское” — секты вроде “Ветви Давидовой” или “Народного Храма” принуждали людей совершать убийства и самоубийства, размахивая Библией, а не Кораном; а светские тоталитарные идеологии сгубили гораздо больше народу, чем любые секты, вместе взятые.
Являются ли эти люди жертвами своей веры? В каком-то смысле можно сказать, что да, они — жертвы ложной веры. Но вернее сказать, что жертвой обмана и манипуляции человека делает не вера, а ее отсутствие. Вера, о которой говорит Священное Писание, делает человека напрямую принадлежащим Богу — и потому свободным. Как говорит об этом Христос, “и познаете истину, и истина сделает вас свободными. (Иоан.8:32)”.

Христос приходит, чтобы освободить человека от пут, от цепей, с которыми сам человек уже почти сросся. Человек страдает в руках поработителей — и духов злобы поднебесной, и дурных обычаев, и ложных верований, и других людей, и, как заложник, страдающий “стокгольмским синдромом” он заставляет себя верить, что так и нужно, что дело его поработителей — правое, или, по крайней мере, лучшее, что ему остается делать — это признавать его правым, потому что деваться некуда.

Хотели ли “шахидки” умирать? Не думаю; просто те, кто послал их на дело, убедили их в том, что у них нет другого выбора, что они не могут свернуть с дороги, на которую их поставили. И, раз это так, остается уверять себя, что нажав кнопку, окажешься в раю.

И Христос приходит, чтобы дать всем свободу — мы ничего не должны духам злобы, мы ничего не должны религиозным или политическим манипуляторам, мы принадлежим Христу, у нас есть Господь, поэтому мы можем отклонить притязания всех остальных на господство над нами. Терроризм — это метод, предполагающий широкое манипулирование. Начиная с манипулирования самими “шахидками”, но не только ими — терроризм направлен на манипулирование СМИ и общественным мнением. Уже слышно, как одни предлагают понять, что нужно террористам, дать им это, и они перестанут нас убивать; другие обвиняют во всем власти; третьи заходятся в проклятиях по адресу мусульман. Все это предсказуемая реакция, более того, именно эту реакцию террористы и стремятся вызвать. Им нужно, чтобы мы боялись и искали, как бы их ублаготворить; им нужно, чтобы мы обвиняли друг друга, и, уж конечно, им нужно, чтобы мы ненавидели наших соседей-мусульман, буквально выталкивая их в объятия самих террористов.

Можно ли не быть манипулируемым? Да. Для этого нужно повиноваться нашему Господу. У нас есть центр, из которого мы получаем инструкции; у нас есть ставка, распоряжениям которой мы повинуемся; у нас есть Господь, воли которого мы ищем в любой — особенно трудной и напряженной — ситуации. Поэтому христианин не должен смотреть на ближних своих со страхом, или с яростью — он должен с доверием смотреть на небо, где Христос сидит одесную Бога, и задаться вопросом “что повелишь мне делать, Господи?” “Что могу сделать для испуганных и озлобленных людей вокруг меня?”

И ответ ясен с самого начала — любить людей и проповедовать Евангелие. Как проповедовал его священномученик Даниил Сысоев. Это битва и по-настоящему опасна, и изнурительна, и требует напряженной борьбы, прежде всего, со своим собственным страхом и яростью — но мы призваны вести именно ее. Мы воины Христовы, а не чьи-то еще.

Террористы, и их вдохновитель, “лжец и человекоубийца от начала”, хотят, чтобы мы боялись и ненавидели; но мы не будем делать то, что от нас хотят они. Мы будем делать то, что от нас хочет Господь.

Теги:
Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!