Историк с небесным именем

Предлагаем вашему вниманию материал из декабрьского номера журнала «Вода живая».

14 декабря 2012 года исполняется 75 лет со дня трагической гибели протоиерея Серафима Александровича Архангелова, настоятеля церкви святого праведного Иова на Волковском кладбище Санкт-Петербурга. Вместе с множеством других соотечественников он стал жертвой «Большого террора», захлестнувшего нашу страну во второй половине 1930-х годов.

Пером и духовным мечом

В Арзамасском уезде Нижегородской губернии есть село Никольское-Кобылино (теперь оно — Архангельское). Оттуда родом один из лицейских учителей Пушкина — Василий Архангельский (сам великий поэт бывал в этих краях проездом в родовое имение Болдино). 29 января (10 февраля) 1868 года Никольское-Кобылино дало миру еще одного выдающегося человека — Серафима Александровича Архангелова.

Он происходил из среды сельских священников. Верой и правдой служили Русской Православной Церкви его отец, оба деда и еще, как минимум, четыре поколения предков по отцовской и материнской линиям. Будущий пастырь учился в Арзамасском Духовном училище, потом в Нижегородской Духовной семинарии, а после — в Казанской Духовной академии.

После окончания академии в течение пяти лет преподавал русский язык в уездном Кашинском Духовном училище в Тверской губернии. В эти годы началась его литературная деятельность. Он много публиковался в различных церковных журналах под псевдонимами: А-в, С.; В-в, С.А.; Ар-лов, Сер.; Арх-ов, С.; С. А.

Впервые под своим собственным именем Архангелов издал книгу в 1897 году. Это был труд «Тайны загробной жизни при свете православно-христианского учения», который вышел в санкт-петербургском издательстве П. П. Сойкина. За этой книгой последовали и другие. Сфера литературных интересов Серафима Александровича в тот период была обширна: история церковных учреждений в России («Описание Кашинского Николаевского Клобукова монастыря»), изучение миссионерской деятельности Церкви («Наши заграничные миссии: Очерк о русских духовных миссиях»), исследование проблем сектантства («Среди раскольников и сектантов Поволжья: Историко-бытовые очерки раскола и сектантства в Нижегородском крае»).

На кашинский период жизни и деятельности отца Серафима приходится и вступление его в брак — в 1898 году он венчался с дочерью московского священника Петра Смирнова Верой. Через три года в семье родилась первая дочь — Елизавета, спустя год вторая — Надежда, в 1908 году третья — Софья. Единственный сын отца Серафима и матушки Веры — Петр — появился на свет в 1909 году.

Священник Серафим Архангелов

Священник Серафим Архангелов

11 сентября 1898 года Серафим Александрович был рукоположен в сан священника и направлен законоучителем в мужскую гимназию Императора Николая I в. городе Ревеле (ныне Таллин), где прослужил пять лет.

Одним из самых значимых достижений отца Серафима в те годы можно считать создание первой в Прибалтийском крае мужской воскресной православной школы. Ее открытие состоялось 18 февраля 1900 года.

В Ревеле С. А. Архангелов продолжил занятия литературой, издательство П. П. Сойкина выпустило в свет его новое произведение — «Старец Серафим и Саровская пустынь».

В 1903 году отец Серафим был определен настоятелем церкви Всех Святых при Ушаковском земском училище Санкт-Петербурга. В дальнейшем служил священником Смольного Воскресенского собора, настоятелем Спасо-Бочаринской церкви, настоятелем церкви на Большеохтинском кладбище.

Жизнь в Санкт-Петербурге подарила С. А. Архангелову возможность получить второе образование — в 1909 году он окончил Императорский археологический институт. Много занимался историей Прибалтийского края, Тверской и Нижегородской губерний. Отец Серафим сыграл большую роль во втором прославлении святой благоверной княгини Анны Кашинской.

Служа после окончания Духовной академии в Кашине, он собрал немало исторического материала, рассказывающего о жизни княгини, ее роли в истории Руси и о русской святости. Анне Кашинской он посвятил ряд своих работ, в том числе «К церковному прославлению благоверной княгини Анны Кашинской» и «Благоверная великая княгиня Анна Кашинская», опубликованные и до повторной канонизации святой, состоявшейся в июне 1909 года, и после этого события.

По воспоминаниям современников, чем бы ни занимался отец Серафим, — служением Богу, историческими изысканиями или педагогической деятельностью, ко всему он относился с тщанием и скрупулезностью, всегда доводя до конца свое дело. За что снискал немалый авторитет в среде духовенства и мирян. Многие прихожане отца Серафима отмечали его доброту, стремление помочь найти душевное спокойствие в храме. Особенно ярко это проявлялось в годы лихолетья, когда только в церкви люди могли хотя бы на время отрешиться от невзгод, выпавших на их долю.

Стандартный сценарий

О службе протоиерея Серафима Архангелова в период после 1917 года известно крайне мало.Какое-то время батюшка служил в церкви на Большеохтинском кладбище, а с января по март 1936 года был настоятелем храма святого великомученика Димитрия Солунского в Коломягах, затем — настоятелем церкви святого праведного Иова на Волковом кладбище. Документально подтверждена его деятельность в Петроградском богословском институте, функционировавшем в 1920-е годы. Несмотря на то, что официальные власти взяли деятельность института под свой жесткий контроль, просуществовал он недолго и был вскоре закрыт.

В начале1930-х годов волна репрессий коснулась семьи отца Серафима. Был арестован и сослан его сын, побывала в заключении одна из дочерей. Преследованиям подвергались и другие родственники. А в 1937 году пришла очередь и самого священника. О последних днях его земного пути скупо рассказывают документы, хранящиеся в архиве Управления ФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области (дело № 34194 по обвинению Боголюбова Федора Александровича (священник церкви святого Иоанна Предтечи) и Архангелова Серафима Александровича).

Ордер на арест отца Серафима за № 4399 был выписан 15 октября 1937 года. Но пришли за батюшкой лишь поздним вечером 17 октября. Обыск в квартире, где он проживал (Б. Охта, ул. Дребезгова, д. 10, кв. 1), производил сотрудник НКВД Долгачев в присутствии дворника Викентьева. В ходе обыска были изъяты «два экземпляра „Библии“, пять книжек списков духовных лиц разного звания, два экземпляра альбома Российских иерархов, рукопись и один экземпляр книги „Житие и чудеса Анны Кашинской“, две записные книжки, 50 семейных фотографий, письма и наброски».

К сожалению, вскоре после расстрела С. А. Архангелова все изъятые при обыске бумаги, фотографии и книги были уничтожены. Первый допрос арестованного отца Серафима состоялся уже на следующий день. Сотрудник органов ограничился «дежурным набором» интересовавших его сведений: род занятий, социальное происхождение, состав семьи, образование, партийность, служил ли в Красной Армии или в белых и других контрреволюционных армиях и т. п. И ни слова о том, в чем же обвиняли батюшку.

О своей «контрреволюционной деятельности» (ст. 58–10 и 58–11 УК РСФСР) отец Серафим узнал лишь во время следующего допроса, 16 ноября, — спустя месяц после ареста. Проводил его сержант госбезопасности Миничев. Судя по сохранившемуся в деле протоколу, события в помещении, где проводился допрос, развивались по «стандартному для того времени сценарию».

На просьбу следователя показать о своей преступной деятельности арестованный ответил, что «преступной деятельности не проводил и показывать ему нечего». Однако в следующем своем ответе (как следует из протокола допроса) он говорит о враждебном отношении к советской действительности, о встречах с другими священнослужителями, на которых обсуждались вопросы перемены власти в России, об активной антисоветской деятельности и признает, что «в начале допроса я скрыл это во избежание ответственности».

В те годы основным доказательством вины подозреваемого являлось его «чистосердечное признание». Поэтому следователи НКВД не гнушались никакими методами, в том числе и откровенно садистскими, чтобы «выбить» признание из подследственного. Судя по всему, не миновал этой жестокой участи и отец Серафим. И из него «выбили» нужные показания. Иначе никак не объяснить ту «скоротечность» и «легкость», с которой он изменил показания — от полного отрицания до раскаяния в содеянном.

Обвинительное заключение по делу Боголюбова и Архангелова было подписано 26 ноября и направлено на рассмотрение судебной тройки УНКВД Ленинградской области. Заседание «тройки» в отсутствие подсудимых состоялось 10 декабря. Оба обвиняемых были приговорены к расстрелу (протокол № 215). Приговор приведен в исполнение 14 декабря 1937 года. В тот день, когда погиб отец Серафим Архангелов, только в Ленинграде по «политическим статьям» были расстреляны: 416 осужденных, 401 мужчина и 15 женщин,в т. ч. 82 священно- и церковнослужителя.

Место захоронения отца Серафима неизвестно. Есть основания полагать, что его прах покоится на Левашовской пустоши. С. А. Архангелов был реабилитирован 29 мая 1989 года на основании ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 года «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период30-40-х и начала50-х годов».

Справедливость в отношении святого восстанавливает, конечно, не государство и даже не Церковь, знающая и прославляющая далеко не всех своих праведников. Торжество правды — в небесных обителях, к которым стремился отец Серафим не только по сродству имени, но и по образу жизни.

Александр Железняков

Читайте также:

Священномученик Иоанн Честнов: «Я хотел привести народ к миру»

Митрополит Серафим (Чичагов): из полковников – в священномученики

Священномученик Евграф Еварестов: «Вина эта его удваивается, ибо он поп…»

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Протодиакон Николай Попович об атеистах в окопах, несвятом Сталине и красоте христианства (+Видео)

Раненый, чуть не умер от жажды. Уже когда стал верующим и прочитал, как Господь говорит: «Жажду»,…

Илья Глазунов: Главное — воспитать волевую верующую элиту

О феномене по имени Илья Сергеевич Глазунов, настоящем искусстве, коммунистических стройках и любви к России

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!