2014: Год раздора, несогласия и выбора

Что изменилось за 2014 год? Что он принес и чем запомнился? Отвечают священники, преподаватели, медики, деятели культуры, благотворители.

Год, рассоривший христиан

Епископ Обуховский Иона (Черепанов)

Этот год, который был очень тяжелым для Украины, запомнился, кроме, конечно, братоубийственного кровопролития, в первую очередь тем, что он рассорил очень многих христиан.  Причем рассорил не по каким-то объективным причинам, а вследствие того, что люди сами создали себе образы врага.

Они стали считать врагами своих близких друзей, знакомых и даже родственников только на основании того, что те не мыслят в унисон с ними, поступают не так, как от них ожидалось.

И вот, диагнозы поставлены, лечение уверенной рукой назначено. Или, вернее, заочный суд свершился, приговор вынесен, обжалованию не подлежит.

В результате люди, которые некогда вместе делали общее дело, мирно жили во Христе, вообще перестают общаться. Мало того, свою вражду и негатив выплескивают как в личном общении (что, на мой взгляд, более честно – говорить, глядя человеку в глаза), так и в форме виртуальных дискуссий, когда человека публично уничижают, а он не может ответить.

Причем единомышленники-христиане(!) сбиваются в стаи по интересам и, подбадривая друг друга, изощряются в остроумии, злословя неугодных.

Особенно жаль, что политические движения затронули церковных людей. Это свидетельствует о том, что у верующих существенно сбились приоритеты. Если ценности выстроены правильно, то на первом месте у человека будет Бог, потом Церковь, а потом уже – все остальное. Если же у христианина преобладает какая-то политическая окраска, то это говорит о его серьезном духовном сбое.

Год раздора и несогласия

Протоиерей Алексий Уминский

настоятель храма Пресвятой Троицы в Хохлах:

Этот год был очень трагичным, сумбурным. Он стал годом раздора, несогласия, потерь друзей, годом разрывов отношений, я даже не говорю о большем разрыве. Очень хотелось бы встретить Новый год в состоянии внутреннего мира.

Именно внутренний мир может стать залогом остального мира.

В данном случае Слово Евангельское и Слово апостольское очень мирно всегда зовет, чтобы мы во-первых, не были рабами этого мира, а, во-вторых – ничего не боялись и все упование возлагали на Бога.

Тот, кто знает Бога, перестает бояться.

Мне кажется, что наши христианские усилия должны быть направлены на то, чтобы не узнать как можно больше о Боге, а стремиться познавать самого Бога и, значит, учится его любить. Когда в сердце хранится любовь, все можно преодолеть – даже самое страшное и тяжелое.

Для меня новогодним напутствием всегда являются слова апостола Павла: всегда радуйтесь, непрестанно молитесь и за все благодарите» (1 Фес. 5: 16–18).

Мир изменился – образование меняется

Евгений Александрович Ямбург

заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук, академик Российской академии образования, директор Центра образования № 109 города Москвы: 

В 2014 году в образовании произошло много серьёзных вещей, которые непрофессионалу незаметны.

Во-первых, началось реальное внедрение нового профессионального стандарта учителя. В него заложены новые очень серьёзные компетенции.

Мир поменялся – у нас немало детей с проблемами развития, нужно начинать учить больных детей, которые будут интегрироваться в систему инклюзивного образования. Очень много ребят, для которых русский неродной, и им нужно учить его как иностранный.

Внедрение нового стандарта, в свою очередь, повлекло за собой изменения в подготовке учителей. Поэтому параллельно начались изменения в системе высшего педагогического образования и в системе переподготовки кадров.

Сейчас открыто двадцать три пилотных проекта. Учителей надо подготовить, ибо нельзя требовать с учителя того, чему его никто не учил.

Идёт очень постепенная и очень сложная работа по началу переобучения учителей. Потому что нормальная реформа образования, как писал Ушинский, «невозможна иначе, чем через голову учителя». Хотя и на этом пути есть сейчас много проблем.

Меняется и очеловечивается Единый государственный экзамен. Буквально только что мне позвонил заместитель начальника Рособрнадзора и порадовал меня сообщением. В прошлом году в экспериментальном режиме мы в сто девятой гимназии принимали экзамен у больных детей, находящихся на длительном лечении в центре детской гематологии имени Димы Рогачёва и в РДКБ. Причём такие же проблемы есть и в Казани, и в Перми.

Сейчас подписан приказ – в восьмидесяти клиниках открыты пункты приёма экзаменов. Это очень существенная победа для тех детей, которые там лечатся.

В общем, идёт медленная незаметная работа для того, чтобы система образования менялась не на словах, а на деле.

Снесённые палаты Киреевского и спасённая Шуховская башня

Рустам Рахматуллин

член координационного совета общественного движении «Архнадзор»:

  • Законы

Итоги 2014 года можно поделить на системные и адресные, а их тематику – на московскую и федеральную.

Из системного и в целом положительного. Неожиданно прошли второе и третье чтение и были подписаны Президентом поправки в наш профильный семьдесят третий закон – «Об объектах культурного наследия». Над этими поправками «Архнадзор» в составе рабочей группы комитета Государственной Думы по культуре работал с 2009 года.

Несколько лет поправки провисели между вторым и третьим чтениями – а теперь вот приняты. При всех сложностях и оговорках, нужно оценить новую редакцию закона как прогресс. Она вступает в силу в начале следующего года.

  • Утраты

В Москве системные изменения если и есть, то, к сожалению, отрицательные. «Схватился», затвердел сомнительный порядок принятия решений администрацией Сергея Собянина. После выборов в московскую Городскую Думу стало видно, что мэрия готова заново запустить каток сносов, игнорировать общественное мнение.

Вопиющим случаем последнего времени стал снос без разрешения Сносной комиссии бассейна «Лужники». Изумительной красоты здание, построенное известнейшим советским архитектором Власовым, было снесено под предлогом подготовки к чемпионату мира по футболу.

На первое место среди утрат я бы поставил палаты Киреевского на Остоженке – памятник федерального значения XVII века. Они были тайно разобраны по кирпичику за плотными фальшь-фасадами. К сожалению, заказчиком выступает Зачатьевский монастырь. Надеемся, что ответственность заказчика, подрядчика и проектировщика – компании «Рыжов и Ко» – будет установлена правоохранительными органами.

Вообще же политика Правительства Москвы в отношении наследия в этом году выглядела очень пестро. Амплитуда колебаний максимальная: от «операций прикрытия» сносов на объектах, по которым существует политическое решение (случай бассейна «Лужники») – до отъема участка у застройщика, как это было с домом Прошиных, который после сноса отнят, по нашим сведениям, у дочери президента Азербайджана.

  • Угрозы

А еще у мэрии есть «свои» девелоперы, с которыми она дружит. «Свои» проскакивают через сито Градостроительно-земельной комиссии, иногда с очень старыми, «лужковскими» проектами.

Это номинация «угрозы». В ней нужно выделить дом графа Льва Разумовского на Большой Никитской, 9, снятый с охраны еще при Лужкове (там возобновлен инвестконтракт, грозящий дому гибелью), и дом Приваловых архитектора Нирнзее на Садовнической, 9, за который идет многосерийная борьба на Сносной комиссии, причем протест москвичей уже выплеснулся на улицу.

Если эти тенденции возобладают, число утрат за несколько лет приблизится к лужковскому по количеству и не будет уступать ему по качеству.

  • Успехи

Из успехов нужно отметить, во-первых, спасение Шуховской башни. Угроза этому мировому шедевру – самая крупная провокация года со стороны органов власти, в данном случае – федеральных органов связи.

Чтобы отстоять башню от сноса и строительства на новом месте, потребовались несколько месяцев усилий всех градозащитных организаций, экспертных сообществ, территориальных объединений и «простых» москвичей.

Важнейший успех года – смена концепции развития Пушкинского музея, отстранение Нормана Фостера и приход на Волхонку архитектора Юрия Григоряна. Главное для нас в новой концепции – отказ от сносов, прежде всего в усадьбах Голицыных и Глебовых.

Еще один успех, оставшийся почти не замеченным, – открытие Монетного двора на Красной площади как новой площадки Исторического музея. Качество реставрации палат Монетного двора – отдельная тема, я о другом.

Несколько лет градозащитники противостояли проекту перекрытия пространства двора, помещению палат XVII века в музейный интерьер. Это была инициатива прежнего руководства Исторического музея. В итоге палаты Монетного двора сохранили над собой небо, а сам двор снова стал частью городского пространства, то есть посещается бесплатно. Именно такую концепцию мы поддерживали, и надеемся, что она не претерпит изменений.

Успехи в детской онкохирургии

Тимур Шароев

детский онколог-хирург, заместитель директора по научной работе Научно-практического центра медицинской помощи детям Департамента здравоохранения г. Москвы, доктор медицинских наук, профессор:

Наш Центр славится своими информационными технологиями, и нам удалось полностью использовать имеющиеся в мире технические достижения во благо наших маленьких детей.

Речь идет о водоструйной хирургии, плазменной хирургии и использовании тепла, термоабляции в хирургии опухоли у детей.

Нам удалось выполнять операции с минимальными потерями у новорожденных, у детей первого года жизни – это большой успех, благодаря компаниям, которые нам помогают.

Недавно приезжали наши немецкие коллеги, принимали участие, смотрели наши операции. Я скажу им спасибо. Все это делается во благо наших пациентов.

Спрос на книги падает

Николай Бреев

директор издательства «Никея»:

В целом я могу отметить прошедший год как положительный – у нас много разных проектов, и где-то радостные новости, где-то более печальные, но в целом год хороший. Наша благотворительная просветительская акция «Пасхальная весть», которую мы в очередной раз организовывали в 2014 году, год от года увеличивает обороты, вовлекая новые епархии.

Что касается книгоиздания, то у нас в этом году вышло около 90 новых книг. Это также положительный результат. Хорошие результаты показывают продажи наших книг на светском книжном пространстве.

К концу года мы стали чувствовать замедление, падение спроса, особенно на православном книжном рынке. Мы связываем это, конечно, с определенными финансовыми проблемами, которые начинаются и у храмов, и у епархий.

Однако в целом год очень активный и насыщенный. Надеемся, что 2015 год, несмотря на непростую развивающуюся ситуацию, тоже будет перспективным для нас, для нашего издательства.

Фильм года – «Голгофа»

Лев Карахан

кинокритик, продюсер:

Самое яркое впечатление года – фильм «Голгофа» английского кинорежиссёра ирландского происхождения Джона Майкла Макдоны. Посмотрел эту картину с опозданием – только сейчас, хотя она вышла в наш прокат весной. Посмотрел, пересмотрел и, честно говоря, уже готов посмотреть в третий раз. Такое бывает редко.

Почему именно эта картина? Давно не видел, чтобы экран столь убедительно доказывал превосходство духовного начала в жизни человека над всеми житейскими, социальными, экономическими, политическими и прочими контекстами реальности, которые кажутся нам подчас главными.

При этом история, которая рассказана в «Голгофе», может показаться вполне социальной или даже просто жанровой: прихожанин неожиданно заявляется на исповедь к священнику, доброму священнику, и говорит ему, что тот будет убит за грехи священников плохих, священников-отступников (имеется в виду печально известная история со священниками-педофилами).

И дальше в фильме – о том, что происходит в душе священника, «поставленного на счетчик». Именно в душе – актер Брендан Глисон, минимально используя чисто внешнюю актерскую выразительность, потрясающе передает все движения и перепады внутренней жизни своего героя.

Что же касается интенсивного, насыщенного событиями внешнего действия, то оно в основном представляет, как сказано в «Гамлете», «вывихнутый век» или, если говорить языком сегодняшней кинокультуры, «город греха», который необычайно близко, искусительно близко подступает к герою фильма, но все-таки не может одолеть его внутреннюю крепость. И никакие социальные регуляторы – антидоты и противоядия, придуманные цивилизацией для противостояния греху, с этой внутренней крепостью не сравнятся.

Пытаясь подытожить пройденный путь, герой фильма напоминает о том, что мы «слишком часто говорим о грехе и недостаточно – о добродетелях». Но из всех добродетелей «умение прощать» представляется ему «серьезно недооцененным».

Не случайно в финальной сцене торжествует именно умение прощать. Для меня лично она сразу же вступает в параллель с совершенно другой эпохой и другими обстоятельствами. Я имею в виду поход в тюрьму Великой княгини Елизаветы Федоровны и прощение, которое она дала террористу Каляеву, убившему ее мужа Великого князя Сергея Александровича. Такие параллели, видимо, возникают сами собой, когда духовная логика противодействия греху угадана на подлинной ее глубине.

Можете себе представить, каково было мое – тоже, наверное, самое яркое в году, но только со знаком минус – впечатление, когда на одном из киноресурсов в интернете я прочитал в пояснение к фильму «Голгофа» одну единственную фразу: «христианство должно быть с кулаками». Надеюсь только на то, что написавший эту фразу фильм не смотрел. Или же, наоборот, смотрел очень внимательно, и просто решил протестировать наше умение прощать.

Общество на распутье

Татьяна Краснова

преподаватель МГУ, блогер, координатор проекта «Конвертик для Бога»:

Год был трудным, и боюсь, мы все вместе не выдержали одного из главных человеческих экзаменов – мы не смогли сохранить мир. Я говорю не столько о событиях на Украине, сколько о том, что произошло внутри нашего общества. Мы не научились беречь и любить друг друга.

Более того – мне кажется, мы умудрились настроить новых баррикад. Наша непримиримость выросла и закалилась, на «чужих» и «своих» поделились не только сословия и сообщества, но даже и семьи.

Мы на распутье.

Будущий год принесет нам мир – или войну. Мне очень не хочется это признавать, но все зависит от меня и от вас. Это нам, а не кому-то наш Учитель велел любить друг друга. Пока мы справляемся с этим крайне посредственно.

Год кончается. Христиане ждут Рождества. И снова Младенец зовет нас прийти к Его яслям с миром в душе и чистым сердцем. Ради нас Звезда загорается на востоке и собираются за нею следом волхвы и пастухи.

Если мы сумеем победить войну в своих душах и прийти к Нему с любовью, год 2015 будет хорошим годом. Если нет – нас ждут великие потрясения.

Больше всего я желаю нам мира.

Начало изменений к лучшему

IMG_1739-600x400Алевтина Хориняк

Доктора Алевтину Петровну судили за то, что она выписала рецепт обезболивающего тяжелому онкологическому больному, когда в городе случились перебои с поставкой льготных лекарств. Осенью 2014 года Алевтина Петровна была оправдана на суде.

Это Бог вступился за меня

Для меня этот год начинался так же, как и те годы, когда началось это уголовное преследование. Он начинался почти беспросветно, потому что я была убеждена в том, что наши суды, дознаватели, следственные органы – это одно целое, и туда не может проникнуть никакой свет правды.

Я им постоянно говорила о том, что каждый из них будет отвечать перед Богом, что они знают и видят, — я абсолютно не виновата. Но они не хотели это видеть, не хотели этого знать. Воспринимать это было больно. У меня даже была мысль – просить убежища. Я не хотела жить в этой стране, где простого человека, который не имеет власти, не имеет денег, можно запросто обвинить в тяжких уголовных преступлениях. Но в то же время в глубине души я все надеялась, что все-таки в конце туннеля будет свет.

Целый год я плакала, переживала столько стрессов, перенесла две операции. Один мой глаз не видел даже света, а прооперироваться я не могла, потому что были бесконечные допросы, судебные заседания. Я тоже не хотела этот процесс прерывать и боялась, что я прооперируюсь в состоянии стресса и не смогу потом поправиться.

Я ждала такого момента, когда будет мир у меня на сердце, покой, когда будет конец этой истории.

Когда я получила полное оправдание, когда я получила признание газеты The Moscow Times, я поняла, что это общественное мнение возбудил Господь. Это Бог вступился за меня. Он поднял высокие мировые авторитеты такие как организация Human Rights Watch. Это ведь непросто! Для обычного человека это невозможно: поднять медицинскую общественность, три с половиной тысячи врачей! Сколько людей прикладылись своими сердцами к этом событию… Мои больные, люди, которые прочитали об этом в СМИ, наши местные журналисты.

В нашей стране люди устали от бесконечного бесправия. И они увидели этот лучик, — что врач нашла в себе мужество и шла до конца. Увидели, что можно сделать, если идти до конца за правое дело, и если ты обращаешься к Богу, и Бог тебе – прибежище, Бог – твоя защита, можно все-таки кое-чего добиться.

Мне говорили: «Если бы вам не было семьдесят лет, мы бы вас закрыли».

Сейчас происходит много изменений к лучшему.

Я всегда говорила: у нас законы в России правильные, законы в России справедливые. Но люди, которые стоят на страже этих законов, исполнители этих законов все извращают. Сейчас приняли решение, и Госдума внесла прекрасные поправки в Федеральный закон, которые облегчат больным доступ к лекарствам, принимается все, что можно, все, что нужно. Государство дает деньги на закупку лекарств, дает в достаточном количестве. Но идет экономия, хищения. Закупают российские пластыри, а не зарубежные. Российские пластыри все-таки не такие качественные. Больные жалуются: то рвота, то непереносимость, то они не обезболивают. Есть еще морфины. Морфин – самый лучший препарат. Но он в ампулах в таких больших дозах, что если мы будем давать их больному не дозировано, не медленно — мы просто его будем сбивать с ног. На четыре часа человек уснул, через четыре часа он опять просыпается со страшной болью, а есть препараты, которые по двенадцать часов действуют, которые медленно выделяются.

Все это должно Министерство здравоохранения и правительство проконтролировать: закупаются нужные препараты или не закупаются. У нас в Красноярске не закупают. Наши врачи вообще не слышали врачи об этих препаратах. Врачи не слышали о паллиативной помощи онкологическим больным. Никакой учебы не проводится.

Другая проблема заключается в том, что отдел по нелегальному обороту наркотиков вмешивается в сферу медицинских назначений онкологических больных, в операционных, в травматических, травматологических отделениях… Они вмешиваются, дают какие-то ограничения поступления препаратов в отделения. И бывает, что больным даже не могут обезболить переломы.

Я тоже не выписываю сейчас препараты. Я имею право, законы есть, а я говорю – нет. Раз Наркоконтроль проверяет в аптеках эти лекарства, я лично сама выписывать не буду. Говорю заведующей: подписывайте, пишем протокол. Заведующая подписывает и ставит свою подпись на рецепте, – хотя этого уже не надо. Но ни один врач не рискнет до тех пор, пока Наркоконтроль будет нас так «кошмарить», другого слова я не знаю.

У нас все открыто. Есть больной, есть его карточка, есть запись о том, что я ему выписала, что он получил в аптеке или как. Пусть в Наркоконтроле работают по нелегальному обороту, а по легальному обороту у нас своих контролеров полно. Все так поставлено, что невозможно врачу выписать какой-то наркотик.

До тех пор пока будут такие трудности, и будут страдать больные. Пока правительство не озаботится тем, что онкологическим больным обязаны облегчить боль, Министерство здравоохранения на местах не будет закупать препараты и знать эту потребность. Они сейчас делают эту работу. Мы сейчас каждые три месяца даем отчеты: какие у нас больные, какие у них формы, в чем они нуждаются. Но ничего пока не изменилось.

Подготовили Дарья Менделеева, Мария Строганова, Анна Уткина, Юлия Коминко, Елена Сапаева.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
2015: Молиться, надеяться и работать

Что вы ждете от следующего 2015 года? Какие прогнозы и ожидания? Отвечают ученые, журналисты, общественные деятели,…

Обычные. Герои. Год 2014

Что бы ни происходило в стране и мире, есть люди, которые остаются людьми. Прочтите о них.

25 лучших фото 2014 года от журнала TIME

18+. Материал содержит фотографии катастроф и трагедий.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!