Итоги 2012 Олеси Николаевой: О книгах и разочарованиях года

|

Конец декабря – традиционное время для подведения итогов года. Каким этот год был для них лично и для всей страны, мы попросили рассказать священнослужителей, общественных деятелей, деятелей культуры и искусства. Открывают серию итоги года от Олеси Николаевой – писателя, прозаика, эссеиста, лауреата Патриаршей литературной премии имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия.

Олеся Николаева

Олеся Николаева

О своих книгах

Лично для меня это был очень плодородный год. Я наконец-то закончила свой огромный по объему роман, который писала лет семь и от которого отпочковалась книга «Небесный огонь»: многие истории в ней первоначально входили в романное повествование, но потом были отсечены решительной рукой (ибо он получался слишком длинный) и собраны воедино.

Еще в 2010 году часть из них под заглавием «Деньги для Саваофа» была напечатана в журнале «Знамя», а затем — в 2011 году в книге «Чудесные истории», выпущенной в издательстве храма святой мученицы Татианы.

В этом году я написала еще множество рассказов, которые собраны под обложкой книги «Небесный огонь» и были изданы в издательстве Сретенского монастыря и в издательстве «Олма» — тираж книги составил за 7 месяцев продаж около двухсот тысяч. Кроме того — в издательстве «Вече» начало выходить мое девятитомное собрание сочинений: уже продается пять книг прозы, готовы к печати и вот-вот появятся два тома эссеистики.

В издательстве «Никея» вышло переиздание моих богословских исследований. А в Петербурге опубликована книга стихов «Избранное». Ну и, наконец, в издательстве Сретенского монастыря выходит в январе 2013 года мой роман «Меценат».

Роман написан в форме детектива: в центре повествования интрига — кто убил наместника монастыря архимандрита Авеля, человека чистого, кроткого и милосердного? И все же — это роман-жизнеописание. Главным подозреваемым оказывается монах Елисей — монастырский меценат.

Расследование убийства, по сути, выливается в реконструкцию судьбы этого человека, исследование его характера, психологии, а также мотивов, которые привели его в монастырь. Ведь, рассуждая здраво, он — самый что ни есть «богатый юноша»: талантливый, удачливый, здоровый, умный, красивый, мягко говоря — состоятельный, окруженный друзьями, любимый миром. Таким образом действие охватывает почти половину века и разворачивается на фоне социальных, религиозных, ментальных перемен и катаклизмов.

Роман полон конспирологических сюжетов и мифотворчества как среди московской богемы, так и простого люда, ищущего духовного прибежища возле монастыря. Роман многофигурный, в нем много колоритных и экстравагантных героев, любимых мною монахов и даже архиереев, а также всяких чудиков-простецов, юродивых и блаженных, чающих «воскресения мертвых и жизни будущего века».

Итак, я весь год трудилась: дописывала-докручивала роман, готовила книги к публикации и как-то всем была что-то должна — предоставить рукопись в срок, вычитать верстку и т. д. И, в принципе, когда все это выйдет, мой «творческий портфельчик» окажется почти пуст. Там останется только книга совсем новых стихов. И мне такое пустое незасеянное поле передо мной кажется загадочным и пугающим: а что же дальше?

Разочарования года

А вот что касается социально-культурной ситуации в России, она за последний год принесла много разочарований. Во-первых, со всей очевидностью государство дало понять, что оно считает культуру нерентабельной, гуманитарное образование — неэффективным, русскую ментальность — рудиментарной, человеческую личность — атавистичной.

Вообще — если и осталось в России что-то действительно творческое, талантливое, жизнеспособное, органичное, то обязательно это будет загроблено чиновниками. Происходит какой-то тотальный саботаж в государственном масштабе. Это — первое.

А второе — это разочарование в тех, кто себя самозванно называет интеллигенцией. Вот уж не ожидала, что люди, причисляющие себя к этому «ордену», на памяти которых — чекистские кровавые расправы с верующими, а также хрущевское бахвальство насчет «последнего попа», так рьяно, «со слюнкой», примутся травить Церковь, ее Патриарха, ее иереев, да и весь церковный народ, называя его на большевистский манер то «генетическим вырожденцем», то «умственно отсталым», то попросту «быдлом».

А расправа со своими же, но «инакомыслящими»! Обструкции, устроенные Чулпан Хаматовой, Алисе Фрейндлих, Евгению Миронову (и др.), стилистически напомнившие идеологические партийные разносы советского времени. «Маска, маска! Я тебя узнала!»: те же нотки, интонации, ухватки, гримасы былых партаппаратчиков и активистов, оскорбления, клевета, грязная брань!..

Симптоматична в этом отношении и история с присуждением премии «Большая книга», в шорт-лист которой вошел архимандрит Тихон с «Несвятыми святыми». Message этой публики жюри прочитало адекватно: «первую премию кому угодно, только не попу. Попы и так у нас все отобрали, а теперь норовят забраться на нашу территорию. Особенно этот, со своим бестселлером: пусть теперь ответит за фундаментализм, за свой фильм о Византии и за то, что духовник!»

Журналист Максим Соколов, комментируя итоги премии и обозревая предварявшую ее либеральную прессу, остроумно напомнил по аналогии кое-какие страницы из «Мастера и Маргариты», а именно статьи критиков, точно так же травивших мастера: «Ударим по пилатчине» и «Воинствующий старообрядец».

Итак, с одной стороны — бескультурные чиновники, повернутые к нам, мягко говоря, «афедроном». С другой — новые партинструкторы ультралиберального толка, политруки постмодерна, смершевцы от актуального искусства.

Где в этой ситуации оказывается русский интеллигент, поэт, христианин? Он оказывается либо на социальном дне, куда его спроваживают и опускают, либо — у Христа за пазухой. Подчас у нас одно не противоречит другому.

Читайте также:

Деньги для Саваофа (+Видео: читает автор)

Небесный огонь

Олеся Николаева: Создай из тяжести недоброй – прекрасное!

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Городок для своих

Концепция миниполиса как попытка вылечить советский город

“Я сказала, что у меня диабет, и на том конце провода замолчали”

Как Артек отказал лучшей школьнице из Иркутска в путевке

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!