Июль 1941-го на Смоленщине

|

Ельнинская операция, 1941 год

Стояли на Смоленщине жаркие июльские дни. Немецкие войска рвались к Москве 16 июля в Смоленск вошли части гитлеровцев и захватили районный город Ельня, что юго-восточнее Смоленска, откуда намеревались совершить бросок на Москву, превратив город в хорошо укрепленный оборонительный рубеж. Танковая группировка войск Гудериана вклинилась в оборонительный рубеж советских войск на участке фронта 24 Армии генерала К.И. Ракитина.

Войска 16 Армии генерала Лукина стояли насмерть, обороняя Смоленск. 6 июля под Смоленском развернулись кровопролитные боевые действия получившие наименование – Смоленского сражения.

16 июля 1941 я, в составе медсанроты 355 стрелкового полка, прибыл в район боевых действий под Ельню. Верхней одеждой моей была не военная форма, а черного цвета рубашка с вышитым сестрой воротником и не первой свежести студенческие брюки, а на ногах старые туфли. В смешном, если не сказать печальном положении оказался я с первых дней фронтовой жизни. Об этом легко говорить и писать, но крайне сложно пребывать, когда среди всех окружающих тебя в военной форме одежды чувствуешь себя, что называется, белой вороной. Положение осложнилось еще тем, что никуда не в состоянии на 10-20 шагов отойти от расположения своего подразделения без риска быть заподозренным в шпионаже и отданным в руки органов СМЕРШ. Такое мое положение не ограничивалось несколькими днями, возможности получить военное обмундирование в полку не было. В таком виде приступил к практической работе. Перед началом боевых действий приказом генерала Руссиянова в течение суток должны были покинуть полк все женщины полка – медсестры, связистки. Их отправляли в медсанбат (МСБ) и г. Вязьму. Как потом оказалось, такое решение командира дивизии было своевременным и весьма разумным. В последующем ходе боевых действий мы полностью в этом убедились, когда среди раненых не было женщин.

Чтобы задержать продвижение войск противника в сторону Москвы, генеральным штабом Красной Армии который возглавлял генерал Г.К. Жуков, был разработан план котрнаступательной операции в районе Ельня. Его целью был разгром немецкой группировки танковых войск, вклинившихся в нашу оборону.

Во второй половине июля в районе г. Ельня развернулись боевые действия. Надо иметь ввиду, что противник превосходил наши войска в вооружении по всем показателям. Против автоматов, которыми были вооружены немецкие солдаты, бойцы Красной Армии имели пятизарядную винтовку С.В.Т., которая часто отказывала в стрельбе. А против немецких войск наши бойцы использовали бутылки с горючей смесью (бензином).

Брошенные танки Т-26. Западный фронт. Июнь-июль 1941 г.

Чем мы не уступали противнику, так это в живой силе. Для пополнения непрерывно прибывали эшелоны с Москвы и Ленинграда с добровольцами коммунистами и комсомольцами. Это были, в основном, переодетые в военную форму лица интеллектуального труда: музыканты, преподаватели, служащие учреждений, которые не владели навыками обращения с оружием и способами самозащиты. На ходу приходилось их обучать пользованию винтовкой, умением бросать гранату. Нередко прямо «с коня» и без всякой подготовки новобранцы бросались в бой. Не нужно быть большим фантазером, чтобы предсказать результаты наступления такого подразделения. Следует напомнить, что боевые действия были не оборонительного, а наступательного характера, когда за каждую высоту или населенный пункт (деревню) велись упорные боевые действия. Некоторые населенные пункты по много раз переходили из рук в руки. За деревню Ушаково велись многодневные бои и 6 раз она переходила из рук в руки, когда в ночной рукопашной схватки противника выбивали из захваченной деревни или высоты, а днем противник возвращался в свои окопы и блиндажи. В одном из таких сражений поднимая пехоту в атаку, погибли комиссар 355 стрелкового полка А.Г. Гутник (в котором я проходил службу) и командир полка полковник Н.А. Шварев.

Однажды в расположение дивизии прибыл Г.К. Жуков и посетовал на то, что войска плохо выполняют поставленные задачи. В свое оправдание командир дивизии доложил, что войска несут большие потери, преодолевая хорошо укрепленные позиции противника, который организовал прочную оборону вокруг города. Немцы закопали свои танки в землю, превратив каждую такую точку в дот (долговременную оборонительную точку) откуда противника трудно выбить. Жукова попросили прислать реактивные установки, под гарантию командира дивизии И.Н. Руссиянова, что «катюши» не попадут в руки противника, который за ними сильно охотится и стремится захватить во что бы то ни стало. Командующий выполнил свое обещание. Все эти вопросы решались в глубокой тайне. Однажды, когда день клонился к вечеру при закате солнца, на окраине опушки леса, где располагалась и работала несколько дней медсанчасть полка, принимая и оказывая помощь раненым, откуда ни возьмись, на наших глазах появились четыре зачехленных брезентом машины. Буквально за нашими спинами на расстоянии каких-нибудь 30 метров в считанные минуты сняты были брезентовые чехлы, и через наши головы в сторону обороны противника с невероятным ревом пролетели огненные болванки, которые на всех, кто находился на полковом пункте произвели такое ошеломляющее воздействие, что мы некоторое время не могли оценить обстановку и оказать помощь раненым.

На следующий день мы узнали, что был произведен пуск снарядов из реактивных установок по позициям противника. От оставшихся в живых пленных узнали, что на противника этот удар произвел такое ужасающее действие, что некоторые их них лишились рассудка, а на площади, по которой был нанесен удар, не осталось ничего живого. Так, наверное, личный состав медсанроты полка первым в дивизии своим нутром ощутили, что такое “катюши”, и какое это грозное оружие. Указанная высота, за которую наши войска без заметных успехов бились несколько дней и положили много личного состава 355 с/п, окончательно перешла в наши руки.

К концу августа противник начал отводить свои войска, чтобы избежать полного окружения. С севера и юга медленно сжималось кольцо, но полностью замкнуть его не удалось, и части войск группировки гитлеровцев все же удалось избежать окружения.

6 сентября наши войска вошли в г. Ельня и освободили жителей города от немецких оккупантов. Для нашего полка эта наступательная операция стоила большой крови. В результате кровопролитных боев был выбит почти весь командный состав. В подразделениях оставалось по 10 – 15 человек бойцов. По существу полк оказался обезглавленным и потерял боеспособность. Поэтому подразделения полка уже не входили в освобожденный город Ельня. 8 сентября личный состав 355 полка первым из дивизии погрузился в эшелон, направляясь на переформирование и пополнение. Куда нас направляют, мы не знали, но радовались тому, что остались живы и теперь предстоит отдых.

В середине сентября эшелон разгрузился в г. Воронеж, где и намеревались отдохнуть, а я еще не сменил свое рваное обмундирование на новую форму. Отправили нас в баню, одели мы новенькие гимнастерки, кирзовые сапоги и со своим товарищем Володей, врачом, только что окончившим Киевский институт, отправились посмотреть город и широкую речку Воронеж.

Не успели мы поспать на свежей постели, как через два дня получили снова приказ «по вагонам». На этот раз привезли нас на Украину, и попали мы в село Коровинцы, откуда преследуемые немцами, бежали до города Лебедин Сумской области.

В сосновом бору отрыли землянки, и приготовились к работе по оказанию помощи раненым. На этот раз оказывать медпомощь было некому, раненых не было. Наступили дни отступления, чтобы избежать окружения. Это были тяжелые в моральном и физическом отношении дни. Помню, на нашем пути встретились меловые горы, когда проходили по окраине Белгорода, а в районе гор. Гретворона мы попали в окружение, из которого вышли в ночное время. Помнится, что со снабжением продовольствием было плохо, питались только сухарями, держишься за санитарную повозку ночью и грызешь сухарь, чтобы не уснуть. Когда угроза оказаться в руках у немцев миновала и начали считать товарищей, то оказалось, что товарища моего Володи, с которым мы бродили в Воронеже, уже нет, хотя и столкновения с противником у нас не было. И еще, кажется, четырех наших врачей, также не досчитались. По национальности они были украинцами и заранее видимо, запаслись листовками немецкими, оставаясь в плену у немцев. Вот так некоторые из советских воинов защищали Родину. Что было, то было, и от фактов не уйдешь.

Передала для публикации внучка автора Анна Невольникова

[Image]
 Приглашаем посетить проект прихода Всемилостивого Спаса “Непридуманные рассказы о войне”

“Непридуманные рассказы о  войне”

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: