Из Иерусалима в Эммаус и обратно

5-е воскресное евангелие на утрене – Лк 24:12–35 (зач. 113):
Из Иерусалима в Эммаус и обратно

В те дни Петр, встав, побежал ко гробу и, наклонившись, увидел только пелены лежащие, и пошел назад, дивясь сам в себе происшедшему.

В тот же день двое из них шли в селение, отстоящее стадий на шестьдесят от Иерусалима, называемое Эммаус; и разговаривали между собою о всех сих событиях. И когда они разговаривали и рассуждали между собою, и Сам Иисус, приблизившись, пошел с ними. Но глаза их были удержаны, так что они не узнали Его.

Он же сказал им: о чем это вы, идя, рассуждаете между собою, и отчего вы печальны?

Один из них, именем Клеопа, сказал Ему в ответ: неужели Ты один из пришедших в Иерусалим не знаешь о происшедшем в нем в эти дни?

И сказал им: о чем?

Они сказали Ему: что было с Иисусом Назарянином, Который был пророк, сильный в деле и слове пред Богом и всем народом; как предали Его первосвященники и начальники наши для осуждения на смерть и распяли Его. А мы надеялись было, что Он есть Тот, Который должен избавить Израиля; но со всем тем, уже третий день ныне, как это произошло. Но и некоторые женщины из наших изумили нас: они были рано у гроба и не нашли тела Его и, придя, сказывали, что они видели и явление Ангелов, которые говорят, что Он жив. И пошли некоторые из наших ко гробу и нашли так, как и женщины говорили, но Его не видели.

Тогда Он сказал им: о, несмысленные и медлительные сердцем, чтобы веровать всему, что предсказывали пророки! Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою? И, начав от Моисея, из всех пророков изъяснял им сказанное о Нем во всем Писании.

И приблизились они к тому селению, в которое шли; и Он показывал им вид, что хочет идти далее. Но они удерживали Его, говоря: останься с нами, потому что день уже склонился к вечеру. И Он вошел и остался с ними. И когда Он возлежал с ними, то, взяв хлеб, благословил, преломил и подал им. Тогда открылись у них глаза, и они узнали Его. Но Он стал невидим для них. И они сказали друг другу: не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил нам на дороге и когда изъяснял нам Писание?

И, встав в тот же час, возвратились в Иерусалим и нашли вместе одиннадцать Апостолов и бывших с ними, которые говорили, что Господь истинно воскрес и явился Симону. И они рассказывали о происшедшем на пути, и как Он был узнан ими в преломлении хлеба.

Этот евангельский эпизод обычно называют историей о Луке и Клеопе. Имя Клеопы здесь действительно названо (ст. 18), но о себе самом Лука явным образом не говорит. Тем не менее, часто полагают, что вторым путником, направлявшимся в Эммаус, был сам евангелист. Каковы основания для этого? Во-первых, в тексте (ст. 13) указано, что это были «двое из них», т. е. из учеников Иисуса. При этом (во-вторых) эти двое были не из числа Двенадцати (теперь уже – Одиннадцати) – см. ст. 33. Наконец (в-третьих), этот сюжет встречается у одного лишь Луки. Понятно, что строгим доказательством подобные рассуждения служить не могут, однако при их помощи можно обосновать приведенную выше гипотезу. Но это не единственное решение: спутником (точнее, спутницей) Клеопы вполне могла быть его жена Мария (мы ее знаем как раз под таким именем: Мария Клеопова – см. Ин 19:25).

Сегодняшний фрагмент Евангелия от Луки читается не только на воскресной утрене раз в одиннадцать недель, но и представляет собой литургийное чтения вторника Светлой седмицы. И это довольно странно, поскольку, за редчайшим исключением (одно из двух таких исключений – Вознесение, но там причины вполне понятны), в период от Пасхи до Пятидесятницы на литургии читается Евангелие от Иоанна. Трудно сказать, чем был продиктован выбор именно такого чтения для Светлого вторника. Возможно, здесь дело в употребленном учениками выражении «третий день» (ст. 21) – а вторник как раз и представляет собой третий день, если первым днем считать воскресенье. Но очевидно, что у Луки отсчет ведется не от дня воскресения Христа (о воскресении ученики еще не знают), а от дня распятия; и в Эммаус ученики идут именно в первый же день по воскресении Учителя.

*   *   *

Рассказ о двух учениках, шедших из Иерусалима в Эммаус, – это одна из наиболее ярких страниц в Евангелии от Луки, причем не только в богословском плане, но и в отношении литературного мастерства автора. Об этом сюжете за двадцать веков написано очень много. Мне хотелось бы обратить внимание лишь на одну его сторону.

Двое идут в селение, находящееся в 10–12 километрах от столицы. Зачем они туда направляются, евангелист нам не сообщает, однако можно догадаться, что цель была вполне житейская, не связанная напрямую с теми драматическими событиями, которые разыгрались всего пару дней назад. Иисус умер на кресте – и эти двое пребывают в печали, но, как говорится, жизнь продолжается, и по каким-то своим делам они идут в Эммаус.

И вот – опускаем всю середину рассказа – в преломлении хлеба (будучи подготовленными беседой со своими спутником по дороге и свидетельствуя друг другу задним числом, что во время этой беседы сердце их горело) они узнают Учителя. Они, как можно заключить из рассказа евангелиста, только-только дошли до пункта своего назначения. Но, поняв, что им только что действительно явился Иисус, что женщины, которые следовали за ними, говорили правду, что произошло то, чего не может быть, и что их жизнь теперь никогда не будет прежней, – едва осознав всё это, они забывают о всех тех делах (важных, быть может, не для них одних), которые вели их в это небольшое селение, и спешат назад в Иерусалим, пренебрегая усталостью и собственными доводами, что уже темно и им необходим ночлег.

Воскресение Христво полностью меняет приоритеты, оно входит – врывается! – в нашу жизнь и заставляет хотя бы на время отложить в сторону всё скучное, важное и серьёзное, поскольку тот, на кого пал отблеск Воскресения, уже не сможет делать вид, что ничего не произошло. Воскресение – это победа над смертью, это искрящаяся, кипящая и переливающаяся через край жизнь, это ликование, радость и веселье, и это такая радость, которую не будешь копить в себе – нет, ею надо делиться с другими людьми, потому что только так ее и можно сохранить.

И в самом деле: в Иерусалиме (среди ночи!) – радость встречи с другими учениками и умножение этой радости: Сын Божий воистину воскрес и уже явился Симону Петру. И более того: всем собравшимся – Одиннадцати, тем, кто был тогда с ними, новоприбывшим Клеопе и его спутнику – вновь является сам Иисус.

Но об этом – в следующий раз.

*   *   *

В качестве приложения приводим песнопения Октоиха, соотносящиеся с нынешним еванегельским чтением: воскресный ексапостиларий, его богородичен и евангельскую стихиру – в церковнославянском переводе и в русском переводе иером. Амвросия (Тимрота). Греческий текст этих песнопений, равно как и самого евангельского чтения, можно увидеть здесь.

Ексапостиларий:

Живот и путь, Христос воста из мертвых,

Клеопе и Луце спутешествова,

имаже и познася во Еммаусе, преломляя хлеб:

еюже души и сердца горяща бяху,

егда тема глаголаше на пути,

и писания сказоваше, яже претерпе.

С нимаже, воста, зовем,

явися же и Петрови.

Перевод:

Жизнь и путь – Христос, восстав из мертвых,

Клеопе и Луке сопутствовал,

и узнан был ими во Эммаусе в преломлении хлеба.

Их души и сердца горели,

когда Он говорил с ними на пути

и изъяснял писаниями, что Он претерпел.

Воскликнем вместе с ними: «Он восстал

и явился также Петру!»

Богородичен:

Пою безчисленную Твою милость, Творче мой,

яко Себе истощил еси,

понести и спасти человеческое естество озлобленное:

и Бог сый, изволил еси, от чистыя Богоотроковицы,

по мне быти, и снити даже до ада, хотя ми спастися,

молитвами Рождшия Тя, Владыко Всещедрый.

Перевод:

Воспеваю безмерную Твою милость, Создатель мой;

ибо Ты Самого Себя умалил, чтобы с небес сойти

и спасти естество смертных сокрушенное;

и, являясь Богом, соблаговолил,

родившись от чистой Божией Отроковицы,

мне уподобиться и сойти до ада,

желая спасти меня, Слово,

по ходатайствам Родившей Тебя,

Владыка всемилосердный.

Утренняя стихира:

О премудрых судеб Твоих, Христе!

Како Петру убо плащаницами единеми,

дал еси разумети Твое воскресение,

Луце же и Клеопе спутешествуя, беседовал еси,

и беседуяй не абие себе являеши?

Темже и поносимь бываеши, яко един пришельствуяй во Иерусалим,

и не причащаяйся в конец совета их.

Но Иже вся к создания пользе строя,

и яже о Тебе пророчествия открыл еси,

и внегда благословити хлеб, познался еси им,

ихже и прежде того сердца к познанию Твоему распаластася,

иже и учеником собранным уже

ясно проповедаста Твое воскресение,

имже помилуй нас.

Перевод:

О как премудры суды Твои, Христе!

Как Петру одними пеленами

Ты дал постигнуть воскресение Твое!

С Лукой же и Клеопой путешествуя, беседуешь,

и, беседуя, не сразу Самого Себя являешь.

Потому от них Ты принимаешь и упрек,

что Ты – один из пришедших в Иерусалим

и безучастен к исходу замыслов его.

Но, как все устраивающий творению на пользу,

Ты и бывшие о Тебе пророчества раскрыл,

и при благословении хлеба был узнан теми,

чьи сердца и прежде того горели к познанию Тебя.

Они и собравшимся ученикам уже ясно возвещали

о воскресении Твоем, которым помилуй нас.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
3 новые проблемы богословия

Выступление протоиерея Джона Бэра, ректора Свято-Владимирской семинарии (Нью-Йорк) в Феодоровском соборе Санкт-Петербурга

«Что тебе до того? Ты за Мной иди»

Христос произносит фразу, которая стала предметом размышлений и споров для многих поколений христиан...

Бегущий навстречу Богу

Доктор богословия протоиерей Владимир Хулап о евангельских притчах

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!