Из Огласительных бесед. Беседа вторая

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 29, 2001
Продолжение его же [святителя Иоанна Златоуста] беседы с готовящимися к крещению и объяснение того, что символически и образно совершается в Божественном крещении
Из Огласительных бесед. Беседа вторая

<Вступление. п. 1–3>

1. Давайте снова немного побеседуем с теми, кто решил стать частью достояния Христова. Давайте покажем им силу оружия, которое они готовятся принять, и неизреченную благость человеколюбивого Бога, которую Он изливает на человеческий род, чтобы они приступили с великой верой и полной уверенностью и насладились [Его] щедростью. Посмотри, возлюбленный, на безграничную благость уже в самом начале. Ведь если Он удостаивает такого дара тех, кто еще не потрудился и не совершил ничего доброго, если Он прощает согрешения всей жизни, то какой награды удостоитесь вы от человеколюбивого Бога, если испытывая благодарность за столь великую щедрость, вы захотите сделать что-нибудь от вас зависящее. 2. В человеческих же делах нельзя увидеть ничего подобного. Напротив, многократно многие люди после многих трудов1 и бедствий, которые они претерпевают, надеясь на вознаграждение, возвращаются домой с пустыми руками, потому что те, от кого они ждали этого вознаграждения, обошлись с ними неблагодарно, несмотря на их труды, или зачастую они были преждевременно похищены [смертью] и не смогли осуществить свои замыслы. У Владыки же нашего не только невозможно представить ничего подобного, но даже прежде, чем мы начали трудиться и показали себя на деле, Он предваряет нас Своей щедростью, чтобы многочисленными благодеяниями привлечь нас к попечению о собственном спасении.

 

<Отношение Бога к первому человеку. п. 3–8>

3. Так от века, с самого начала Он постоянно оказывал благодеяния человеческому роду. В самом деле, как только Он сотворил первого человека2, сразу же в первый момент Он поселил его в раю и даровал ему беспечальную жизнь, предоставив ему в пищу все, что было в раю, кроме одного дерева. Но он по невоздержности был обманут женой, попрал данную ему заповедь и пренебрег столь великой честью, [оказанной ему]. 4. Но взгляни и теперь на великое человеколюбие. Ведь тот, кто проявил такую неблагодарность за незаслуженные им благодеяния, был недостоин никакого прощения, но следовало его лишить Божественного промышления. Бог же не поступил так. Более того, как любящий отец, имеющий нерадивого сына и движимый естественной любовью, не возлагает наказание за согрешение, но, с другой стороны, не дает сыну полного прощения, вразумляя его надлежащим образом, чтобы он не попал в еще большую беду, так же точно и благой Бог, когда человек проявил великое непослушание, с одной стороны, лишил его той [блаженной] жизни, но с другой стороны, сдержал впредь его мысленное превозношение, чтобы тот не уклонился еще дальше, и осудил его на труд и бедствия, говоря ему приблизительно так: 5. “Полная безмятежность и свобода привели тебя к этому преслушанию и заставили тебя забыть Мои заповеди, а отсутствие необходимости в труде научило тебя больше помышлять о своем естестве, ибо праздность научила многому худому(Сир 33:28). Поэтому Я осуждаю тебя на труд и невзгоды, чтобы, обрабатывая землю, ты постоянно помнил о преслушании и о ничтожестве своего естества. А поскольку ты многое себе возомнил и не захотел остаться в своих пределах, Я повелеваю тебе снова возвратиться в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься(Быт 3:19)”. 6. И чтобы заставить его сильнее страдать и острее ощутить свое согрешение, Он поселил его не далеко, а близко от рая, преградив ему вход туда стеной, чтобы ежечасно видя, чего он лишился по небрежности, он постоянно получал бы вразумление и более серьезно относился к соблюдению даваемых ему заповедей. Ведь когда мы наслаждаемся благами, мы не ощущаем в должной мере благодеяния, когда же их лишаемся, тогда, утратив их, острее ощущаем это благодеяние и испытываем большее страдание. Это и произошло с первозданным человеком.

7. А чтобы ты знал коварство лукавого демона и мудрость и находчивость нашего Владыки, обрати внимание на то, что диавол старался путем обмана причинить человеку, и какое человеколюбие проявил Владыка и Заступник. Тот лукавый демон, позавидовав райской жизни человека, обещанием больших благ лишил его тех, которые у него были. Внушив ему, что он равен Богу3, он привел его к наказанию смертью. Таковы его козни, и он не только отнимает у нас блага, которые у нас есть, но стремится ввергнуть нас в еще большую бездну. Однако человеколюбивый Бог даже и тогда не презрел человеческий род, но через смерть даровал ему бессмертие, показывая диаволу, сколь бесполезны были его ухищрения, а человеку — какую заботу Он о нем проявляет. И действительно, посмотри, тот лишил человека рая, Владыка возвел его на небо. Награда больше наказания! 8. Но, как я сказал вначале, — что и побудило меня сделать это отступление, — если Бог вновь проявил столь великое Свое человеколюбие к тому, кто неблагодарно отнесся к стольким Его благодеяниям, то если вы, воины Христовы, благоразумно отнесетесь к этим полученным вами неизреченным дарам и неусыпно будете соблюдать дарованное вам, скажите мне, каких только щедрот вы не получите от [Бога], сохранив [Его дары]? Ибо Он сказал: Имеющему дастся и приумножится(Мф 25:29), поскольку тот, кто показал себя достойным уже данного ему, по справедливости получит еще больше.

 

<Очи веры. п. 9–11>

9. Все те, кто удостоился быть вписанными в эту небесную книгу, принесите изобильную веру и твердый рассудок. Ибо то, что здесь совершается, требует веры и очей души, чтобы внимать не только видимому, но [отрешившись] от видимого, представлять невидимое4. Вот таковы очи веры. Как телесные очи могут видеть только то, что подчиняется чувству, так и очи веры, наоборот, не видят ничего из видимого, но невидимое видят так, словно оно находится перед глазами. Ибо это и есть вера — внимать невидимому как видимому. Вера же, — сказано, — есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом(Евр 11:1). 10. Что значат мои слова и почему я сказал не внимать видимому, но стяжать духовные очи? [Я сказал это для того], чтобы, увидев купель с водой и руку священника, касающуюся твоей головы, ты не подумал бы, что это просто обычная вода и просто рука архиерея возлежит на твоей голове. Ведь происходящее совершает не человек, но благодать Духа, которая освящает водную стихию и вместе с рукой священника касается твоей головы5. Не верно ли я сказал, что нам нужны очи веры для веры в невидимое, чтобы мы не воображали ничего чувственного. 11. Крещение — это поистине и гроб и воскресение, ибо погребается ветхий человек со грехом, а воскресает новый, который обновляется по образу Создавшего его(Кол 3:10). Мы совлекаемся [одного] и облекаемся [в другое]. Мы совлекаемся ветхой одежды, оскверненной множеством грехов, и облекаемся в новую, чистую от всякой скверны. Что я имею в виду? Мы облекаемся в самого Христа. Ибо все вы, — сказано, — во Христа крестившиеся, во Христа облеклись(Гал 3:27).

 

<Смысл и символика заклинаний. п. 12–14>

12. Поскольку же мы стоим на пороге того момента, когда вы вот-вот будете наслаждаться столькими дарами, давайте теперь мы объясним вам, насколько возможно, причины всего происходящего, чтобы вы ушли отсюда, обретя большее знание и уверенность. Итак, вам следует знать, почему после ежедневного наставления мы вас направляем к тем, кто заклинает вас своими возгласами. Это не просто так и не напрасно. Вы собираетесь принять небесного Царя, Который будет жить в вас, поэтому после нашего наставления вас принимают поставленные на это [служение]. Словно устраивая некое жилище для царя, который скоро туда вступит, они очищают ваш ум посредством этих страшных слов, сокрушая все козни лукавого и подготавливая это жилище стать достойным царского присутствия. Ибо как же может бес, хоть он зол и свиреп, после этих страшных возгласов и призывания всеобщего Владыки не оставить вас с великой поспешностью? Вместе с тем само происходящее внушает душе великое благоговение и ведет ее к великому сокрушению. 13. Также удивительно и странно, что всякое неравенство и различие достоинств здесь стираются. Тот, кто пользуется уважением в этом мире или наслаждается богатством, тот, кто гордится своим происхождением или славой настоящей жизни — все они стоят наравне с нищим и облеченным в рубище, а зачастую наравне со слепым и увечным и не тяготятся происходящим, ибо они знают, что в духовной жизни все это отвергается, а требуется только благорасположение души. 14. Вот какую пользу приносят эти возгласы и страшные и удивительные призывания. А вид обнаженных ног и распростертых рук6 показывает нам нечто другое. Те, кто переносят телесное пленение, своим видом являют печаль от постигшего их несчастья. Точно так же те, кто стали пленниками дьявола, когда хотят освободиться от его тирании и подчиниться благому игу, сначала своим видом напоминают себе свое прежнее состояние, чтобы познать, от чего они избавились и к чему стремятся, и чтобы это стало основанием для большего благодарения и благопризнательности.

 

<Наставление восприемникам. п. 15–16>

15. Теперь с вашего соизволения давайте обратимся к вашим восприемникам, чтобы они знали, каких наград они удостоятся, если проявят о вас великую заботу, и какое осуждение повлечет за собой их нерадение. Заметь, возлюбленный, что тот, кто выступает поручителем за другого в финансовых делах, взваливает на себя больший труд, чем заемщик, взявший деньги. И действительно, если взявший взаймы окажется благоразумным, он облегчит бремя поручителя, если же снова будет вести себя неразумно, то доставит ему большие неприятности. Поэтому и один мудрец сказал7, советуя: Если поручишься, заботься, как обязанный заплатить(Сир 8:16). Если те, кто поручились за другого в финансовых делах, подвергают себя ответственности, то тем более те, кто ручается за других в духовных делах, где речь идет о добродетели, должны проявлять великое бодрствование, назидая и советуя, исправляя и проявляя отеческую любовь. 16. И пусть они не думают, что происходящее — это обыденное дело, но пусть твердо знают, что они станут общниками славы, если своим наставлением приведут вверенных им на путь добродетели, и, наоборот, если они будут относиться к этому нерадиво, то подвергнутся суровому осуждению. Поэтому и существует обычай называть их духовными отцами, чтобы они на деле знали, какую любовь они должны питать к своим подопечным, давая им духовные наставления. Ведь если похвально внушать рвение к добродетели тем, кто к нам не имеет никакого отношения, то тем более мы должны исполнять это предписание в отношении тех, кого мы воспринимаем под именем духовных чад. Итак, вы, восприемники, узнали, что вам грозит большая опасность в случае вашего нерадения.

 

<Отречение от сатаны и сочетание со Христом. п. 17–21>

17. Давайте теперь побеседуем с вами о самих таинствах и о договорах, которые вы собираетесь заключить между собой и Владыкой. Как в делах этой жизни, когда кто-то хочет кому-то доверить свое имущество, нужно составить документ между тем, кто доверяет [свое имущество], и тем, кто его принимает, так же и ныне, поскольку вам будут вверены Владыкой всех не преходящие, тленные и разрушимые, но духовные и небесные блага. Поэтому и говорится о вере, поскольку речь идет не о видимом, но о всем том, что созерцается духовными очами. Итак, необходимо составить совместно договор, но не чернилами на бумаге, а в Боге через Духа. Ибо слова, которые вы теперь произносите, записываются на небе, и обязательства, данные вами на словах, пребывают незабвенными у Владыки. 18. А теперь посмотри на образ пленения. Священники, которые вас вводят, сначала повелевают вам склонить колени, воздеть руки к небу и так молиться, напоминая себе этим видом, от кого вы избавились и Кому хотите себя посвятить. Затем, подходя к каждому из вас, священник требует обязательств и исповеданий8 и обязует произнести те ужасные слова, полные трепета: “Отрекаюсь от тебя, сатана”.

19. Вот тут настало время и мне самому громко рыдать и стенать. Ибо я вспомнил тот день, когда я сам удостоился произнести эти слова, и взвесив бремя грехов, которые я накопил с того дня поныне, я лишаюсь рассудка и терзаюсь душой, глядя на столь постыдные дела свои, которые я соделал с того дня по своей нерадивости. Поэтому я прошу всех вас проявить ко мне немного [душевной] щедрости. Вы готовитесь ко встрече с Царем, и Он примет вас с великой радостью, облачит вас в царскую одежду и даст вам любые дары, сколько пожелаете, если только вы будете просить духовное. Попросите милости и для меня, чтобы Он не потребовал ответа за согрешения, но даровал прощение и сподобил меня Своей помощи на будущее. И я не сомневаюсь, что вы, любя своих наставников, так и поступите.

20. Но давайте придерживаться темы нашей беседы. Итак, тогда священник велит вам сказать: “Отрекаюсь от тебя, сатана, и от пышности9 твоей и от служения тебе и от дел твоих”. Несколько слов, но велика их сила. Ибо предстоящие ангелы и незримые силы, радуясь вашему обращению, принимают из ваших уст эти возгласы и возносят их ко всеобщему Владыке, и они записываются в небесных книгах. 21. Вы увидели, из каких обязательств состоит этот договор? После же отречения от лукавого и всех дел, ему угодных, священник затем призывает нас сказать: “И сочетаюсь с Тобой, Христе”. Ты увидел неизмеримую благость? Принимая от тебя только слова, Он вверяет тебе столь великое сокровище благ, и забыв о всей твоей прежней неблагодарности и не напоминая тебе о прошлом, довольствуется этими краткими словами.

 

<Миропомазание и Крещение оглашенных.
Евхаристия. п. 22–27>

22. Затем после этого договора, отречения и сочетания, после того, как ты исповедал владычество Христа и словами своих уст сочетался с Ним, [священник] помазывает тебя, как воина, призванного на духовное ристалище, ставя печать на твоем лбу и говоря: “Помазуется такой-то во имя Отца и Сына и Святого Духа”. 23. Ибо он знает, что отныне враг неистовствует, скрежещет зубами и рыщет как рычащий лев, который видит, что те, кто прежде находились под его тиранией, в один миг возмутились против него, отреклись от него, перешли ко Христу и сочетались с Ним. Поэтому он помазывает ваш лоб и налагает печать10, чтобы тот отвратил свои взоры. И действительно, он уже не дерзает открыто взглянуть на вас, видя яркое сияние, исходящее от этого помазания и ослепляющее его глаза. Итак, с этого момента начинается битва и сопротивление против него. Поэтому этим помазанием [священник] выводит нас, как неких борцов Христовых, на духовное ристалище. 24. Затем в ночную пору [священник], сняв с вас всю одежду и словно собираясь ввести вас посредством совершающегося на само небо, готовит тело к помазанию тем духовным елеем11, чтобы все члены укрепились этим помазанием и стали неуязвимы для стрел, посылаемых противником. 25. После этого помазания он погружает вас в священные воды, одновременно погребая ветхого человека и воскрешая нового, обновленного по образу Создавшего его. Тогда посредством слов священника и его руки находит посещение Духа Святого и восстает уже другой человек, омытый от всякой скверны грехов, снявший с себя старую одежду греха и облачившийся в царское одеяние. 26. И чтобы ты узнал и отсюда, что едина сущность Отца, Сына и Святого Духа, вот как передается крещение. Когда священник восклицает: “Крещается такой-то во имя Отца и Сына и Святого Духа”, он трижды опускает и поднимает голову [крещаемого в воду], подготавливая его этим таинством к принятию нисходящего [Духа Святого]. Ведь не один священник касается головы, но и десница Христова. И это следует из самих слов крещающего, ибо он не говорит: “я крещаю такого-то”, но “крещается такой-то”, показывая, что он всего лишь слуга благодати, который предоставляет свою руку, будучи поставлен для этого Духом. А совершает все Отец, Сын и Святой Дух, нераздельная Троица. Вера в Нее дарует нам отпущение грехов, и само это исповедание удостаивает нас сыноположения. 27. То, что происходит после этого, может показать нам, от чего мы избавились и что получили те, кто удостоился посвящения в это таинство. Как только они поднимаются из тех священных вод, все присутствующие их обнимают, приветствуют, целуют, поздравляют, сорадуются им, потому что прежде они были рабами и пленниками, а теперь в один миг стали свободными сыновьями, призванными на царскую трапезу. После того как они вышли [из этих вод], их тотчас же ведут к этой страшной Трапезе, полной несметных благ, где они вкушают Тело и Кровь Господни и становятся жилищем Духа. Словно облеченные в Самого Христа, они ходят подобно неким земным ангелам, являясь всюду и сияя солнечными лучами.

 

<Заключительные наставления. п. 28–31>

28. Всему этому, не тщетно и не напрасно забежав вперед, я научил вашу любовь. Это для того, чтобы еще до вкушения вы, уже окрыленные надеждой, насладились бы великой радостью, чтобы вы восприняли мысль, достойную совершающегося, и, как советовал блаженный Павел, помышляли о горнем, направив ваши мысли от земли к небу, от видимого к невидимому. Духовными очами мы видим это яснее, чем чувственным взором. 29. Поскольку же вы стоите у царского преддверия и собираетесь приблизиться к самому престолу, где сидит Царь, раздающий дары, проявите бескорыстие в своих просьбах, не прося ничего житейского, ничего человеческого, но обращаясь с просьбой, достойной Дающего. Итак, выходя из тех божественных вод и этим восхождением символизируя воскресение, просите у Него помощи, чтобы прочно сохранить дарованное вам и стать недосягаемыми для козней лукавого. Просите о мире церквей, молите о еще блуждающих, припадайте к ногам, умоляя о пребывающих в грехах, чтобы нам удостоиться пощады. Ибо тот, кто уделил вам такое дерзновение, причислил вас к своим лучшим друзьям и даровал вам сыновство, — вам, бывшим пленникам и рабам, не имеющим дерзновения, Он не откажет в просьбах, но все дарует, следуя и в этом влечению присущей Ему благости12. 30. Вы стяжаете себе еще большее Его благоволение. Ибо когда этим Он увидит, что вы проявляете такую заботу о тех, кто, как и вы, является членами [Его тела], и печетесь о спасении остальных, Он удостоит вас за это великого дерзновения. Ведь Его ничто так не радует, как видеть нас сострадающими о тех, кто, как и мы, является членами [Его тела], проявляющими великую любовь к нашим братьям и имеющими великое попечение о спасении ближнего. 31. Итак, зная это, приготовьтесь, возлюбленные, с радостью и духовным веселием к принятию благодати, чтобы и вы насладились щедрым даром, и мы все вместе, показав поведение, достойное благодати, удостоились получить вечные и неизреченные блага милостью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, с Ним же Отцу вместе со Святым Духом слава, держава, честь, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

 

Ïåðåâîä ñ ãðå÷åñêîãî È. Ïðîëûãèíîé

Перевод осуществлен по изданию: Jean Chrysostome. Huit Catchses baptismales / Introduction, texte critique, traduction et notes de Antoine Wenger //Sources chrtiennes. № 50 bis.1970.Предисловие к циклу Огласительных бесед святителя Иоанна Златоуста, а также Беседу первую см. “Альфа и Омега” № 2(24) за 2000 г.

1Игра слов: pollo€ pollЈkij met¦ polloЭj pТnouj.

2Святитель Иоанн Златоуст развивает свою мысль о благости Бога, иллюстрируя ее историей из Бытия о преступлении Адама и милосердии Бога к нему. Огласительные гомилии произносились во время Великого поста. Именно в это время Отцы Церкви обычно произносили проповеди, посвященные истолкованию книги Бытия. Святитель Иоанн Златоуст произнес свое толкование на книгу Бытия в 388 г. Настоящие гомилии, скорее всего, были произнесены несколько лет спустя. Между этими огласительными гомилиями и комментарием на Бытие отмечается поразительное лексическое сходство. Поэтому неудивительно, что святитель Иоанн Златоуст в своих огласительных беседах возвращается к этой теме. Ср. Гом. 33 на Бытие (PG 53,303).

3„soqeЏan fantЈzesqai — досл.‘вообразить равенство Богу’. Cр. Гом 15 на Мф (PG 57, 224D); Гом. на Бытие 18 (PG 53, 151).

4В первой огласительной гомилии этой серии (I:32) святитель Иоанн Златоуст уже говорил, что вера дает нам другие глаза, способные видеть то, что недоступно чувствам.

5Здесь возникает трудность по поводу того, кто совершает крещение. Дважды сказано ѓereЪj, священник, и один раз ўrciereЪj, архиерей. Сопоставляя это место с другими местами из творений святителя Иоанна Златоуста, А. Ванже считает, что в каждом случае имеется в виду архиерей. Слово ѓereЪj также как и его латинский эквивалент sacerdos может означать и священника, и епископа. Ср. Гом. 21 О статуях, На возвращение Флавиана (PG 49, 211D, 212C, 213).

6Святитель Иоанн Златоуст описывает здесь, какую позу принимают оглашенные. Огласительная Беседа II серии из Varia graeca sacra упоминает еще такие детали: “вы стоите не только обнаженные и босые, но и с воздетыми руками”. В Огласительной беседе I (PG 49, 225)есть добавление, что тело покрыто только туникой.

7di¦ toаto ka… tij sofТj ‘поэтому один мудрец’ — обычный для святителя Иоанна Златоуста способ приводить цитату из книг Премудростей. Ср., например, Гом. II на Посл. к Еф. (цитата из Еккл 25:2, PG 62, 135); Гом. III на Исаию6:1 (PG 56, 117).

8sunqБkai ka€ Рmolog…ai — обязательства и исповедания. Первое слово ясно, это — отречение от сатаны и сочетание со Христом, как говорит сам святитель Иоанн Златоуст. Второе слово Рmolog…ai — скорее всего синоним первого, так как отречение от сатаны и сочетание со Христом — это и означает исповедание владычества Бога. Это слово не может означать исповедание веры, которое по древним византийским ïраâèëаì следовало за сочетанием со Христом.

9pomp» — изначально торжественная языческая процессия, затем — пышность, напыщенность, помпезность. Святитель Иоанн Златоуст объясняет это слово во II Огласительной беседе серии Монфокона(PG 49, 239CD): “Пышность сатаны — это театры, ристалища, всякий грех, наблюдения знамений, колдовство и заклинания. Ср. Бес. на Мф 30:6: “сатанинская пышность и диавольское ухищрение.

10Помазание совершалось в форме креста. Златоуст неоднократно упоминает об этом в других местах. В III Огласительной беседе сказано: “Христос запечатлевает на твоем лбу крест. Ср. также II Огласительную беседу серии Монфокона (PG 49, 240), Гом. 54 на Бытие (PG 58, 537AB).

11Святитель Иоанн Златоуст в п. 22 говорит о духовном мире. В III Огласительной беседе из Varia graeca sacra есть интересное дополнение на эту тему:Мазь же эта одновременно и масло (њlaion), и благовоние (mЪron). Благовоние — как для супруги, масло — как для борца.

12t¾n o„ke…an mimoЪmenoj, букв. ‘подражая собственной благости’, ‘следуя влечению присущей Ему благости’. Это выражение относится здесь ко Христу, что не означает у святителя Иоанна Златоуста, что Христос как человек действует, подражая Своей благости, присущей Ему как Богу. Думать так означало бы разделять в Нем Божество и человечество или, более того, нивелировать в Нем человеческую личность и Божественную. Скорее всего речь идет о том, что Христос, будучи вечно благим по Своей Божественной природе, то есть обладая благостью как неизменным и неотъемлемым свойством, в деле Божественного домостроительства деятельно проявляет эту внутреннюю природную благость вовне. Причем это происходит не только во время Его пришествия на землю, но начиная с самого творения мира; ср. Гом. на Бытие 17 (PG 53, 136); Гом. на Бытие 18 (PG 53, 151, 156); Гом. на Бытие 19 (PG 53, 158) и др.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Проповеди. Воскресенье перед Рождеством…

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 50, 2007

В сети появился электронный архив журнала «Альфа и Омега»

«Альфа и Омега» некоммерческий культурно-просветительский журнал, посвященный богословским вопросам православия

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!