Измена

Все чаще в современном обществе пытаются внушить нам, что в супружеской измене нет ничего страшного. Но люди понимают, что это далеко не так, и пытаются обезопасить свой брак, найти какие-то гарантии для его сохранения. Например, в Таинстве венчания.

Дает ли венчание какие-то гарантии, как действует измена на обоих супругов, насколько возможно – простить, и как сохранить любовь в семье – обо этом Правмир поговорил с протоиереем Алексием Уминским, настоятелем московского храма Живоначальной Троицы в Хохлах.

Никаких гарантий

Протоиерей Алексий Уминский

– Порой, когда люди венчаются, им кажется, что таинство гарантирует им счастливую семейную жизнь, без серьезных испытаний.

– Чувство, будто тебе что-то гарантировано – всегда ложное.

Христианство вообще ничего не гарантирует, а просто призывает нас следовать за Христом. И этот призыв никак не связан с нашим желанием разложить все по полочкам, сделать духовную жизнь конкретной, понятной, опереться в ней на что-то внешнее, постижимое нашим умом.

И потому у нас к таинствам часто складывается неправильное, в чем-то оккультное отношение. Нам кажется, что таинства должны действовать сами по себе, гарантированно подавая нам определенный набор благодеяний.

На самом деле, таинства, хоть они и совершаются непреложно и неизменно Духом Святым в Церкви, опять же никакой гарантии каждому из нас не предоставляют.

Как Таинство Крещения не гарантирует человеку спасения, Таинство Исповеди – прощения, Таинство Евхаристии – благополучия и ощущения благодатной наполненности, так же и Таинство Венчания не гарантирует человеку семейного счастья, оно только открывает возможности для этого через постоянный труд, через жизнь по Евангелию во всей полноте.

Таинство венчания – начало пути, возможность для возрастания в любви – жертвенной, взаимоотдающей, которая наполняет не только тебя, но и других, и распространяется на все пространство твоей жизни. А это все дается человеку через крест, через подвиг, через труд, через самоотдачу.

– У венчанных супругов больше ответственности?

– Венчанные супруги, или невенчанные… Речь же здесь не идет о том, что человек, который принимает венчание в Церкви, подписывает некий договор об ответственности. Мы говорим о том, насколько люди понимают или готовы понять, что такое любовь.

Нельзя же сказать, что венчанные браки обязательно совершаются по любви, а невенчанные – не по любви. Существуют невенчанные браки, которые могут реализовать человеческую любовь, быть счастливыми, являться примером того, какой может быть настоящая семья.

Природа любви и в венчанном браке, и в невенчанном одна – божественная. Законы любви непреложны, как законы мира, как законы бытия. И они будут наполнять жизнь людей, даже если они не знают Христа. Христос все равно незримо будет в них присутствовать.

Что же тогда дает человеку венчание? Оно преображает любовь земную, пусть и существующую по божественным законам, прекрасную, но все-таки – человеческую – в небесную.

Ярким примером, как это происходит, является первое чудо, совершенное Христом в Кане Галилейской, когда Он превратил воду в вино. То есть обычное вещество, без цвета, без вкуса, без запаха, но крайне необходимое для человеческой жизни превратил в напиток совершенно иного качества. А мы то знаем, что и вино имеет способ преображаться в Кровь Христову в Евхаристии. Поэтому путь любви – от воды – ко Крови Христовой – это и есть венчание, Таинство Церкви, где Христос наполняет уже великое, уже необходимое, уже полноту, переливая ее через край. И вот здесь и начинается особая ответственность, которую человек должен принимать.

Готовность принять и быть достойным этого – огромный подвиг человеческой жизни. И этот подвиг делает людей, живущих на земле, едиными в вечности, где уже никто замуж не выходит и не женится, но здешний брак не исчезает, остается вечным.

Измена как составляющая брака?

– Мне не раз приходилось слышать от людей старшего поколения, что супружеская измена – составляющая брака, которую никак не избежать.

– В этом случае люди просто пытаются оправдать свое поведение. Или, чаще, оправдывают ситуацию собственной семьи, когда им пришлось пережить и простить измену своего супруга. Человеку нужны какие-то основания, чтобы суметь справиться с бедой, с тем, что пережить сложно, а порой – невозможно. Из Евангелия мы знаем, что Христос единственной причиной для того, чтобы человек оставил свою жену или своего мужа, называет прелюбодеяние – супружескую измену.

– И потому человек, даже простив, забыть об этом не может на протяжении всей жизни?

– Конечно. Неслучайно же в заповедях сначала идет – «не убий», потом – «не прелюбодействуй». Убийство и супружеская измена почти равнозначны по своей разрушительной силе. Кто изменяет любви – тот убийца. И те люди, которые пережили измену супруга или супруги, воспринимают случившееся так, словно их убивают. И эта рана не заживает никогда.

– А как быть с модным нынче мнением, что «легкий уход налево» – только укрепляет семью?

– Да, существует целая современная теория, что супружеская пара обязана таким образом развлекаться, и будто это даже увеличивает стремление друг к другу. Ну – это один из вариантов лжи, которой много сегодня наговорено по этому поводу. Лжи мерзкой, отвратительной, гадкой.

А что происходит на самом деле? Люди сначала соединились для любви, были произнесены клятвы верности, каждый сумел максимально себя другому доверить, обнажить, обезоружить, открыться впустить в свою жизнь другого. И вдруг после этого терпит такое предательство! И это способно до конца убить любовь, разрушить семью, исчерпать брак. Причем полностью, без возможности что-либо восстановить на пепелище.

– Именно поэтому на различных дамских форумах женщины с отчаянием пишут, что муж раскаялся, вернулся, стал буквально идеальным, а у нее внутри – пустота, и она уже жалеет, что позволила мужу не уйти?

– Да, человек может опомниться, прийти в себя. Но людям, к сожалению, свойственно прощать себя раньше, чем их простит другой. А вместе с прощением приходит чувство, что вроде «теперь надо все забыть». А есть такие вещи, которые забыть нельзя. Человек бы и рад это сделать, но не может.

Не может же тот, у кого, скажем, оторвало ногу во время войны, забыть о том, что у него нет ноги. То же самое можно сказать и о пережившем измену мужа или жены. Человека буквально распилили пополам, отняли часть его существа, часть его тела, потому что не зря же говорится, что два – это плоть едина. И как он об этом может забыть?!

И потому простить такое не под силу очень многим. И даже Господь не требует этого от нас. Он говорит, что человек свободен не принимать того, кто совершил измену.

– А как быть, если изменивший в оправдание говорит своей половине: ничего не случилось, я люблю тебя по-прежнему, там была лишь физиология, а душой я всегда с тобой?

– Не буду говорить о причинах супружеских измен: где-то это просто человеческое безобразие, где-то – обоюдная вина людей в браке, которые не умеют друг друга хранить и беречь данное им в самом начале их совместной жизни.

Но, в любом случае, человек, когда совершает такой поступок, сам сильно меняется. Такое ощущение, что он теряет рассудок. И мы все и так в результате грехопадения имеем искаженную человеческую природу. А в случае измены, особенно если речь о венчанном браке, когда клятвы даны не только человеку человеком, но и Богом услышаны, в Небесах записаны, с самим человеком происходит что-то ужасное. Не может такой страшный грех оставить человека прежним…

Он теряет в себе нечто важное, что его самого как человека формировало. У него сильно поражается та часть души, которая способна на истинные, правильные чувства. Человек начинает лгать, оправдывать себя, искать иные ходы, защищаться. И даже пытается выстраивать некие правильные вещи, но у него все равно ничего не получается. Потому что он настолько себя искривил, что каждый следующий шаг, даже если он делается формально правильно, все равно уводит его в другую сторону.

Жизнь, в которой уже не будет легкости

– А все-таки можно сохранить семью, которую коснулась измена?

– Наверное, можно. Но случаев, когда семья от этого рушится, гораздо больше. Для сохранения семьи нужен еще обоюдный подвиг, который, и это надо понимать, не кончится никогда. Как и не исчезнет боль от случившегося. И уже никогда в этой семье не будет такого счастья, легкости, радости, которые могли бы быть. Это все время будет жизнь с комком в горле, с горьким привкусом. Пусть супруги к этому привкусу привыкнут, и, может быть, в этой семье будет даже немало внешних проявлений счастья, общих дел, они будут более ответственны и едины в вопросах воспитания детей. Потому что этих людей будет соединять подвиг покаяния с одной стороны и подвиг прощения – с другой. Это, наверное, тоже много значит…

Как не уйти в депрессию человеку в тот момент, когда он только что столкнулся с изменой близкого?

– А это невозможно – не уйти в депрессию. Человек обязательно переживет ее, переживет отчаяние, чувство крушения всего. И все это сильно и болезненно отразится на детях. Смерть одного из родителей не так ранит детей, как уход из дома отца или измена матери, в общем – разрушение семьи. Потому что смерть переживается как тяжелое горе, но в котором можно жить, с которым можно справляться. А раскол в семье для них – предательство, убийство. Ничто другое не вызывает в детях такой внутренней травмы.

В некоторых случаях женщина, переживающая измену мужа, будет пытаться сгладить ситуацию для детей. Но можно представить себе, насколько ей удастся это сделать, если она – в депрессии и способна только механически исполнять свои обязанности – кормить, отводить и забирать детей из школы. Она бы и рада включиться по-настоящему, но не может.

И здесь уже лучше обратиться к психотерапевту, который, возможно, назначит курс лекарственных средств. О том, чтобы регулярно ходить в храм, о необходимости Таинств Покаяния и Причащения я не говорю: это само собой должно подразумеваться для православного человека.

– Некоторые «доброжелатели» советуют человеку, переживающему измену близкого: «а ты отомсти, поступи таким же образом, и легче станет».

– Можно проследить в обществе такую тенденцию взаимного безумия. Но, люди, которые в своем отчаянии решаются на подобное, затем, наверное, будут чувствовать себя еще хуже. Ведь человек получает двойную травму. Его предали, и он еще себя уничтожил грехом.

Как можно потерять любовь

– А может быть, что внутренняя, душевная измена наступила раньше, чем физическая?

– Если в семье утеряна любовь, тогда супружеские измены лишь являются следствием этой потери. В один прекрасный момент люди словно договариваются, что им удобнее жить, имея лишь общую квартиру и общий бюджет. Но тут о семье можно говорить только в условных категориях.

Когда нет любви, то какой смысл говорить об измене? Когда люди потеряли любовь, они уже изменили друг другу.

– Что значит «потеряли любовь»?

– Люди вдруг понимают, что наступила пустота вместо полноты. И супружеская измена – она уже здесь, свершилась. Потому что люди в какой-то момент изменили друг другу не физически, не фактом, что кто-то пошел «налево», а тем, что отказались от другого, как от креста, когда они в своей семейной жизни смогли сказать: вот это мое, а вот это – твое.

Опасно для брака, когда однажды человек решает, что у него есть нечто такое, что его «половинке» может не принадлежать, чем он не собирается делиться. Пусть это мелочь какая-то, да тот же футбол, например! Это касается всего, в том числе отношений с родителями. Не зря Библия призывает оставить «отца своего и матерь свою». То есть даже родителей в браке нельзя оставлять только своих, даже они становятся общими. Отсюда обращение «мама» и «папа» к недавно чужим людям. Брак – хрупкое образование, и к нему нужно относиться бережно.

– Что требуется от людей для того, чтобы сохранить любовь?

– Люди, которые друг друга увидели, и друг в друге почувствовали возможность быть вместе, на всю жизнь друг другу обязаны. Важно помнить об этом. Ведь в тот момент, когда они согласились быть вместе, они приняли решение без остатка отдать себя другому человеку. Обоюдно, бесстрашно, с надеждой на Бога. Они, может быть, до конца, по молодости, этого еще не поняли. Но изначально оказались к этому готовы. Если человек изначально не готов посвятить себя без остатка другому, он делает колоссальную ошибку, вступая в брак.

– А как узнаешь, готов или не готов в молодости, в порыве влюбленности?

– Как-то надо узнать. Влюбленность – это еще не стопроцентный повод для вступления в брак. Для этого нужны определенная подготовка, узнавание, испытания, когда любовь, вырастая из влюбленности, начинает проявлять себя. Но каких-то конкретных рецептов здесь нет.

Мне понравилось, как отец Дмитрий Смирнов однажды сказал, что если человек может не жениться, то он не должен жениться ни в коем случае. То есть вступать в брак нужно только тогда, когда ты точно не можешь этого не делать. Если же хоть на мгновение допускаешь, что можешь не жениться (не выходить замуж), значит, что свою жизнь мыслишь в какой-то степени, пусть в самой маленькой – автономно, отдельно. Оставляешь себе нечто такое, что может принадлежать только тебе одному. А в браке, повторяю, этого быть не должно. В браке можно только взять и до конца себя отдать.

– Подозревая измену, некоторые женщины пытаются, например, вскрыть электронный почтовый ящик мужа. А получается, что само наличие паролей, «ключей» – уже сигнал, что в семье не все в порядке?

– Если в семье есть момент недоверия, если кто-то от кого-то что-то скрывает, это уже страшно. Значит тот, кому ты доверил себя, у тебя что-то ворует.

Если же возникли подозрения, не надо пытаться «взламывать» электронный почтовый ящик, пытаться что-то узнать. Надо только молиться. И внимательно смотреть на происходящее, пытаясь понять, почему это могло случиться, и что следует сделать для того, чтобы что-то спасти, уврачевать.

Ведь, на самом деле, можно простить человека, совершившего столь ужасный поступок. Если есть глубочайшее покаяние изменивший стороны и если есть движение навстречу другой стороны, тогда все можно преодолеть. Хотя, повторяю, это больно и трудно.

В журналах для женщин психологи часто дают советы, что если жена начинает подозревать мужа, то, вместо закатывания истерик, надо попытаться изменить ситуацию, окружить супруга заботой, вниманием, тщательнее следить за своим внешним видом.

– В том числе, наверное, это тоже может иметь место. Поскольку случается, что люди в семье перестают смотреть друг на друга. Ведь столько дел: купить мебель, сводить детей на музыку и английский, поставить счетчик на воду и сделать еще много чего, вроде бы не требующего отлагательств. Муж и жена друг с другом даже не видятся. Вечером пришли, каждый – к телевизору, к ноутбуку, потом, уставшие, легли спать, утром проснулись и – новая гонка. И даже интимные отношения у них распадаются.

А однажды супруги с удивлением обнаруживают: «Ой, а кто эта женщина – непонятная, всклокоченная, нервная?», «А кто этот небритый мужчина с серым лицом, с синяками под глазами?» Это может случиться тогда, когда семья вдруг превращается в решение проблем, в достижение каких-то маленьких целей, когда у каждого непрестанная забота: зарабатывать деньги, устраивать карьеру, что-то покупать, детей возить в разные школы.

Всё, семьи здесь тоже не будет! Потому что цель семьи не в этом. А в наполнении любовью пространства, в котором ты живешь. Все остальное вторично. Ну, не покупай ты мебель, если она обходится такой ценой, не зарабатывай столько денег, если за них расплачиваешься жизнью семьи!

Надо вовремя это понять и – окружить друг друга заботой, наконец-то опять начать смотреть друг другу в глаза, друг с другом вечером постоянно о чем-то разговаривать, сидеть вместе, пить чай, вместе ходить в театры, в кино, в музеи, гулять по парку. То есть делать жизнь общей.

Хотя, казалось, бы, и покупка мебели – общая цель: мебель же для дома, дом строится для нас. На самом деле, это все не соединяет, а разобщает. Потому что превращается в самоцель: мебель, диссертация, что угодно! Настоящая же цель – это любовь, семья.

Да, человек устает, но что мешает ему, придя, приветливо улыбнуться, поцеловать жену, посмотреть у детей уроки или радостно встретить вернувшегося с работы мужа? Я вот не могу представить себе, что приду домой, а жена не выйдет с улыбкой ко мне навстречу!

– Современный человек оказывается зажатым между полярными, одинаково давящими мнениями: в светских СМИ позиционируется, что «все можно», что все просто и легко в семейной жизни, во многих православных – ничего нельзя, все тяжело и мучительно.

– А у нас вообще просто о браке как о любви почти не говорят. У нас говорят о браке как о подвиге, как об обязанности, как о методе решения демографических проблем в стране. Об обязанностях женщины – христианки. А в светском обществе говорят о любви как об удовольствии, развлечении.

Потому нам надо научиться правильно говорить о любви. О любви как о радости, как о счастье, о полноте, и, в том числе, как об ответственности, о труде. Когда владыку Антония спросили, каким должен быть христианский брак, какой должна быть христианская семья, он ответил: счастливой! Несение креста в семейной жизни не должно быть формой пытки. Мы же в церковных песнопениях о Кресте говорим как о радости. А когда человек идет путем любви, он креста-то и не замечает. Только позднее понимает, что ради того, что у него есть, он готов все отдать, пойти на смерть. Ведь по-настоящему сказать человеку «я люблю тебя» – это значит – «я готов отдать за тебя жизнь».

Беседовала Оксана ГОЛОВКО.

Читайте также:

Как пережить измену?
Измена. Простить или отпустить?
Измена

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Протоиерей Александр Ильяшенко: Если депутаты переживают за демографию, им нужно заботиться о здоровье людей

Для этого необходимо увеличивать финансирование медицины и поддерживать социальную справедливость

Когда значение семьи сводят к репродуктивной функции – это унизительно

Священник депутатам Госдумы: вместо странных предложений лучше усыновите детей