Как Аркашка житейское море переплывал – рассказ в день крещения

|
От удара ножом я лишился легкого, покалечил человека, стрелял из пулемёта, пережил голодную зиму в лагере, подарил следователю цветы, стал крупным предпринимателем, учил финский, уехал на Украину, вернулся, дом сгорел, машину угнали, дело задушили, мать умерла, запил, сбила машина, десять лет жил без паспорта, друзья отвернулись, ушел в глухой монастырь, днём крестился, а вечером рассказал вот эту историю. Записано в Свято-Успенском Муромском мужском монастыре.

Не согласен на медаль

У отца его медали в костюме лежали, в кармане. Он сунулся костюм надевать, а медалей нету. Ну, кто взял? Три сестры у меня было: Танька, Валюха, земля пухом, и Катюха. Мы в детстве собирали значки, спичечные коробушки, всякую мелочь. Девки-то не возьмут, медали-то. Аркашка, значит.

– Куда дел?
– Променял.
– Иди забирай.

А какой там забирай, где ты заберешь, они уже ушли окунем. Как он мне дал-дал. Вот один раз в жизни он меня ремнем. Но хлестал крепко. Но любил, правда. Я тогда еще во второй класс ходил, но уже на «Кировце» гонял. Мужики ведь не верили, трактор берут, смотрят – никого там спрятанных людей нет в нём?

Тогда, в конце второго класса, первый раз заработал 60 рублей. Мать начальником отдела кадров была, а отец землеустроитель. Это на целине, в Казахстане. Там с лентой поля замеряли, клетки эти. И вот лето, жарища. У нас ГАЗ-51 был. Бидон воды набираем с собой, покушать еще и на целый день уезжаем. Двое мужиков и я, щегол. С этой лентой ходили, замеряли. Сколько там этих сайгаков в степи, ой.

Житейское море (вид от Свято-Успенского Муромского монастыря на берегу Онежского озера)

Житейское море (вид от Свято-Успенского Муромского монастыря на берегу Онежского озера)

А потом отец перевернулся на тракторе. Он там и завгаром работал, и бригадиром-механиком, на уборочную на комбайн садился всегда сам. И вот, один раз на стогомете цепанул лишнего и кувырнулся, упал набок.

А он с начальством к тому моменту уже сцепился один раз. Он на партсобрание пришел поддатый и уснул. Ему замечание сделали, Евгений Иванович, вы чего спите? А он их посылает подальше: «Я день отпахал, и еще вашу мутоту здесь слушать?» Развернулся и ушел. Его к ордену Ленина тогда представляли. Так вот, после этого собрания, вместо ордена дали медаль «За трудовую доблесть». И мы уехали с целины, поехали в Одессу, к нему на родину.

А там долго не протянули, два года пожили, он уехал обратно в Казахстан. Только уехал, неделя проходит, высылает телеграмму: «Выезжайте». И деньги. Мать все давай продавать, скотину, мебель. В поезд, и опять на целину. Пожили еще два года и опять уехали.

Он как перекати-поле был, тоже непоседа. Сюда, в Вытегру приехали. Он устроился в сельхозтехнику топливные насосы ремонтировать. Он башковитый мужик насчет техники был, ой. Любой трактор, любой двигатель, все разберет и соберет.

А потом в 72 году он захотел Урал себе купить, мотоцикл, и поехал на уборочной работать. Через две недели телеграмма: «Тамара, Женя умер, выезжай на похороны». Отца там и похоронили.

Крестят Аркадия прямо в водах Онеги. До места добираемся на вездеходе «Черная каракатица». Еще в монастыре есть яхта «Беда»

Крестят Аркадия прямо в водах Онеги. До места добираемся на вездеходе «Черная каракатица». Еще в монастыре есть яхта «Беда»

Самостоятельная жизнь

Мать запила. Загуляла. Я в 14 лет хотел в «мореходку» (мореходное училище – прим. авт.) пойти. Мне с трех мореходок приходит, с Одессы, с Мурманска, с Ленинграда: «принимаем с 15 лет. На будущий год только поступайте». А куда мне еще год?

Я в Питер на монтажника-высотника пошел. Три года там отучился, потом работал по распределению, а потом на флот, три года на корабле отслужил. (Аркадий выпрямляется, приставляет руку к виску и выдает на одном дыхании, чеканя каждое слово) Второй Отдельный Гвардейский Печенгский Краснознаменный Дивизион Противолодочных Кораблей, Командир Отделения Рулевых Сигнальщиков Гвардии Старшина Первой Статьи Запаса. Чуть ли не Чапай.

А потом Норильск, там 10 лет в экспедиции работал НКГР. Норильская комплексная геологоразведочная экспедиция. Ты с НКВД не путай. Там шикарно было. Мне квартиру дали благоустроенную. Пахал я, молодой специалист, как пчелка. Мы там буровые, дизельные варили. По командировкам ездил, в Туркмению, Афган рядом.

А потом приехал в Сочи на два месяца, у нас там турбаза «Геолог» была. Такие крутые специалисты, елки-палки, свой самолет АН24. Два краснодеревщика, я, как сварщик, Сашка и Толик. Но те так, на подхвате. Они стекла вставляли да мебель ремонтировали, ну а я трубы подваривал. Два месяца мы там хорошо отдохнули. А потом меня посадили.

Иеромонах Лазарь крестит в первый раз в жизни

Иеромонах Лазарь крестит в первый раз в жизни

Одним ударом

Из-за жены подрался. Я еще в 1982 женился в первый раз. Я домой пришел, а Сережка уже был, сын старший, первый.

– Где мать?
– Не знаю.

Вижу, врет. Жду. Нету и нету. Уже часов, наверное, девять было. Ну, я подружек-то знаю ее, пошел. До Калашниковых еще не дошел, уже слышу, музыка орет. Я позвонил, дверь открываю, там такой бардак-карусель. Не ждали меня. Моя сидит вся такая-растакая. И какой-то фраер вокруг нее там крутится.

Я подошел, Наташку за шкирку и пинка под зад – марш домой. Только выходить, а тут этот подскочил, ты кто, мол, такой, командуешь здесь. Я ведь его даже не ударил, ладошкой так ткнул, в морду. Он упал на стол, все загремело, посуда эта, всё в кучу собрал. Я только за Наташкой выходить, слышу женский визг. Я поворачиваюсь, он с ножом несётся.

Ему помогает молодой послушник. Всего в монастыре сейчас живут 8 человек, из них трое трудников

Ему помогает молодой послушник. Всего в монастыре сейчас живут 8 человек, из них трое трудников

Это я сейчас такой, одни кости остались. А тогда я только с флота пришел. На флоте я на шлюпке загребным ходил, и по гребле мы третье место на Северном флоте держали. Здоровья было… Я ему втер только один раз, один-единственный раз я ему ударил.

Домой пришли, я своей говорю: «Всё, собирай шмотки и вали отсюда» Она: «Аркашенька, Аркашенька». А у меня бражка стояла. Я со психу ковшик, второй, и, вроде, начал успокаиваться. Ночь нас помирила. Думаю, хрен с тобой. Утром звонок в дверь – два, в штатском оба.

– Ты такого-то знаешь?
– Да откуда я знаю? Нет.
– Как это нет, ты у Калашниковых был вчера?
– Был?
– С кем ты дрался?
– А, с тем щеглом? Так я не дрался с ним, я его один раз только ударил.
– Ну, одевайся.
– А чего одеваться?
– Он в реанимации, у него селезенка отлетела.

–Ты же видел, как он крестит? –Я то видел, отче, но я же в требник к нему не заглядывал.

– Ты же видел, как он крестит? – Я-то видел, отче, но я же в требник к нему не заглядывал.

Эту зиму никогда в жизни не забуду

Тьфу ты, блин. С меня подписку о невыезде взяли, всё. Я далек был от этой милиции, от всего этого преступного мира. Стовосьмая первая. У кого ни спрошу, кто знает: «О, Аркаха, тяжелая статья – тяжелые телесные повреждения». А другие: «Да не ссы ты, он с ножом был. Да чего там тебе, поселение дадут или условно». Чёрта лысого, три года общего мне, и от звонка до звонка под Красноярском.

Эту зиму с 84-го на 85-й никогда в жизни я не забуду. Каждый день по 5–6 человек трупов выносили. Мороз 52, голод, дистрофия. Коммунисты знали, где лагеря располагать. Там ужас, что творилось.

А мне просто повезло, я в бригаду грузчиков попал, так у нас хоть ДП (дополнительный паёк – прим. авт.) был свой. Полбулки хлеба нам давали, кусочек маргарину и маленький такой кулёчек сахарку. И то поддержка какая-то была. Освободился. Тогда, в Норильске, я без легкого остался – на нож «упал». А потом, думаю, нет, хорош с меня этого Норильска. В Карелию к матери поехал.

Наконец все нужные места в требнике нашли и начали таинство крещения

Наконец все нужные места в требнике нашли и начали таинство крещения

Предприниматель и член правления

Сварщиком устроился вначале, в кооператив «Строитель». А между делом начал фермерствовать, и пошло и поехало, занялся своим делом. Я в первых рядах в Сартавальском районе шел. И курсы фермеров мы организовали. Я сам лично качнул этот разговор, что давайте совместим курсы с курсами финского языка. С финнами все равно ведь придется работать.

Нашли мы старушку карело-финку, работала раньше преподавателем. Мы ей скинулись сами денег, и она у нас вела. Сейчас осталось в памяти только «тырли» – здравствуй и «кукасинаволен» – как тебя зовут. «Мина волен Аркадий» – меня зовут Аркадий.

Было 20 гектар земли своей, свой лес, работники. Трактора, машины. Стал членом правления ассоциации фермеров. Кому нужны были деньги или техника – приходили ко мне, Аркаша, помоги. Никому не отказывал.

Разжигание саморазжигающегося угля для кадила

Разжигание саморазжигающегося угля для кадила

Пулемёт Дегтярева и питерские

Это были девяностые, достался мне пулемет Дегтярёва и два ведра патронов за 250 баксов. Пострелять самому-то интересно же. От него грохоту! Я куда-нибудь в лес уеду, фары включу и в дорожный знак. С 50 метров как жахну и сносил начисто. Потом бах, кидаешь в багажник и скорее назад. Я дома хранить боялся, мало ли. Но мужики-то знали, что у Аркахи есть. Один раз он мне хорошо помог.

Я с Финляндии приехал, деньги привез – 40 тысяч финских марок. Три человека ко мне приехали на «шестерке» и представились как питерские бандиты. Мол, делиться надо. А я по номерам смотрю, что, похоже, сартавальские. Карелы. Говорю, ну, сейчас, подождите, делиться так делиться. Поднимаюсь наверх, а он у меня на сошках стоял на втором этаже. Я диск надеваю, вышел. А надо было видеть ихние рожи. Они обалдели.

Я говорю: «Слушай, мужики. Я же к вам не лезу. И вы не суйтесь ко мне. Я тихонько в земле ковыряюсь. Оставьте в покое. Не трогайте меня и ребят моих. А иначе в кустах сяду, в кювете, и от ваших “Жигулей” одни только диски, и то дырявые, останутся. Поняли?» Они: «Да». Всё, разбежались. Больше не совались ко мне.

Освящение воды

Освящение воды

Черная полоса

Как-то ковырялся в машине. Приехала финская съемочная группа, просит рассказать, как идет распределение гуманитарной помощи: коров, семян, сельхозтехники. А я, честное слово, за четыре года в правлении ничего такого в глаза не видел. Ну, я им так честно и рассказал. Показали это по финскому ТВ, потом у нас. Здесь большой скандал был. Там же коммунисты остались при власти. Если им что придет, кому они отдадут – знакомому своему или непонятному Аркашке?

Мне надо было кредит брать, а в банке говорят, что под поручительство заммэра по сельскому хозяйству. Я к нему пришел, а он как давай меня ругать за выступление по ТВ. Я не выдержал, послал его по матери. Кредит мне и не дали. И пошла у меня дальше такая полоса.

Валюха, старшая сестра, умерла в Вытегре. Я с матерью приезжал в Вытегру с Сартовалы. Трое суток там побился, оставил матушку у бабушки, денег им оставил, и вернулся обратно. Пока меня не было, у меня «жигули» украли и 200 кубов леса заготовленного. Конец года был, мне платежи по кредитам надо делать. Я рассчитывал, как лес реализую, погашу. Пришлось часть техники продать.

В семье начались неприятности, я был уже второй раз женат. Пять гектаров земли у меня отняли, потому что участок якобы не использовал по назначению. Потом мать умерла. Ехать было уже бесполезно, я только денег выслал. Запил.

Аркадий мерзнёт

Аркадий мерзнёт

Круга убили

Друг у меня был, Ванька Круг. Мужики утром шли на работу, нашли его, башка разбита. Вызвали «скорую», он, не приходя в сознание, скончался. Когда его раздевали, нашли миллион денег в нагрудном кармане. Кто убил, непонятно. А я уже крепко пил. Видели, что у меня спортивный костюм кровью испачканный.

А соседи мои, которые за стеной жили, показали, что ночью слышали мой и Ванин голос у меня дома и шум драки. Омоновцы ворвались, мы с мужиками сидим у меня, бухаем. Омоновцы говорят: «Колись». А у меня настроение хорошее, говорю: «Чего мне колоться?» – «Да ты Ваню грохнул». – «Ты обалдел что ли?» – «Ну, пошли с нами».

В сельский совет привозят, председателя попросили выйти с кабинета, как меня давай там окучивать. Я тебе скажу. Хлестали по страшной силе. Был бы пожиже – точно бы «одеяло на себя натянул». И когда меня снова выводят на улицу, толпа собралась. Бабки. И они орут «убийцу, убийцу ведут». Ведь поверили. Сами же бежали ко мне всегда: «Аркашка, помоги». Или огород перепахать или еще что, техника всегда кругом нужна была. А тут – убийцу нашли. Так мне обидно было.

Смывать грехи за всю жизнь это иногда очень холодно: «Ну, отец, век тебе этого не забуду»

Смывать грехи за всю жизнь это иногда очень холодно: «Ну, отец, век тебе этого не забуду»

Мне повезло, что следователь прокуратуры такой попался. Я до сих пор помню: Иванова Татьяна Евгеньевна. Она очень добросовестно отнеслась к своим обязанностям, раз пять ездила в деревню. Она нашла пять свидетелей, которые да, видели, что не было меня в ту ночь дома! А я и стоял на своем, что меня не было дома, я где-то пил. А где – не могу вспомнить.

Иванова нашла – у Савостьянова. Женьки. Мы бухали. И пять человек видели, что я никуда не уходил, там спал. Но я там хохлу одному нахлестал по морде, потому и кровь на костюме. Мне дали за это два года. А если бы Ваню на меня «повесили», могли либо «лоб зеленкой намазать» (приговорить к расстрелу – прим. авт.), либо дать 15 лет, это как с куста, стовторая, старый кодекс тогда еще был.

Я пока сидел, получил письмо от соседей, которые на меня показали. Тетя Валя мне писала: «Аркадий, ты извини, пожалуйста, что так получилось. Надя вышла замуж, у нее двое детей, ждет третьего. Ты в своей квартире все равно не живешь. Ты бы нам продал квартиру, мы бы к тебе прорубили дверь, получился бы у нас большой дом».

Ты поверишь, у меня волосы зашевелились. Ну зачем меня сажать из-за квартиры!? Ты подойди, скажи, я тебе так продам. Конечно, не подарю. Но зачем клеветать, что слышали, как я Ваньку убивал? Или ошиблись, или специально, это пусть на их совести будет. У меня крыша поехала, я хотел в побег уйти. Думал, я их порву, гадов этих Талызиных. Хорошо меня Вовка удержал.

Некотоыре говорят, что после крещения в сознательном возрасте лицо меняется. Мне кажется, что просто немного подобрел и стал разговорчивее

Некотоыре говорят, что после крещения в сознательном возрасте лицо меняется. Мне кажется, что просто немного подобрел и стал разговорчивее

Вторая попытка

Я когда освободился с Архангельска, купил следователю букет гвоздик. В прокуратуру прихожу, все хохочут, она смеется сама. Аркашка, говорит, ты чего творишь? Я говорю, Татьяна Евгеньевна, если бы не вы, меня бы надолго спрятали. А так – спасибо вам. Думаю, всё, хватит. Занимаюсь опять фермерским хозяйством на своем участке. Мне штраф налоговая инспекция – 250 тысяч.

– За что?
– Как за что, ты не занимался фермерским хозяйством в течение двух лет.
– Так меня не было!
– Ничего не знаем, плати.

Ладно, нашел я эти 250 тысяч. Арендовал трелёвщик (машина для заготовки леса – прим. авт.), свой-то продал уже, бригаду собрал азербайджанцев, пилы. Все в аренду, все в долг. Договариваюсь с Талызиными, квартиру им продаю за 5 миллионов. Приезжаем к Талызиным за деньгами, ты не поверишь. Они мне говорят: «Аркадий, ты извини, нам тут машина подвернулась, зять купил жигуленок. Ты потерпи маленько, и мы тебе деньги отдадим за квартиру».

После троекратного погружения едем в храм – помазывать святым миром

После троекратного погружения едем в храм – помазывать святым миром

А у меня бригада сидит, машина уже запущена, мне платить кругом надо. Ну, я сорвался, мужику этому настучал. А майор участковый в соседней деревне меня вызвал к себе и говорит: «Ну, Аркашка, если бы я тебя не знал, что ты работяга… Ты зачем ему настучал то?» Я объяснил. Дал мне участковый два дня сроку, чтобы тот забрал свое заявление, иначе будет вынужден возбуждать уголовное дело и посадят.

Я приехал к зятю этому и говорю, что если заявление не заберешь, и меня закроют, мои друзья тебя убьют. Понял? Да. Он съездил, забрал заявление. Участковый потом меня встретил, говорит: «Аркашка, ты больше так не делай».

Я забросил всё по полной, да пропади оно пропадом. Сам устроился рабочим на трелёвщик к частникам по шабашкам. Поработал в лесу на делянках два года. А потом надоело, и я сумку собрал, и поехал к сестре на Украину. Оставил машину, последняя пятерка у меня оставалась, квартиру, и поехал.

Восстанавливаемый храм Всех Святых

Восстанавливаемый храм Всех Святых

Бомж и алкоголик

На Украине я для всех был москаль. Отношение было такое, даже в магазин не зайдешь, Русскую речь услышат – москаль. Сколько у нас в России хохлов работают, никто им ничего не говорит. А тут меня милиция на улице – хлоп. Залили красным чернилом весь паспорт за то, что без регистрации и на год запретили въезд в страну. Посидели с Катькой, она говорит: «Да поезжай ты на родину». Вернулся. Пока меня не было, дом сгорел.

Я сначала устроился на лесовоз, лес грузил, опять в делянке в лес забрался. Едешь, не знаешь на сколько, сумку набираешь полную продуктов. Работаешь пока не сделаешь, а там в вагончике ночуешь.

Как-то шел часа в три часа ночи, поддатый маленько. Меня машина сбила. Водитель остановился, убедился, что не насмерть, и уехал. А я потерял сознание. Пока был без сознания, украли бумажник и документы. Это был 2001 год. Ни в больницу не берут, ни на работу. Меня через десять дней из больницы выставили. Я на костылях пришел к мэру, так и так, денег и документов нет. В одном классе с ним в школе учились. Он говорит: «Помочь ничем не могу».

По незнанию отец Лазарь помазывает Аркадия елеем вместо мира

По незнанию отец Лазарь помазывает Аркадия елеем вместо мира

Работал по шарашкам. Пил. Жить где-то надо, ходил по знакомым. А к знакомому так не придёшь, нужна бутылка. А где бутылка, там и вторая. Меня постоянно за нахождение в общественном месте в пьяном виде арестовывали. Судья отличный был мужик, на сутки не скупился, давал всегда по 15. И набралось как-то раз у меня за год 150 суток. Я даже стал думать, что меня специально закрывают, чтобы поработал. Сколько я им всего сварил…

На обходе утром спрашивают «будешь работать?» Ну, конечно, я, если я всю жизнь работал, буду работать. Чего я буду в этой клетке сидеть, на стенки смотреть. Там тоска, а тут всегда и курить и чай. А мне ж в камеру никто не принесёт. И выходишь, работаешь. И время быстрее летит. На них я не в обиде, чего там говорить. Они свое дело знают. Десять лет я так жил.

Паспорт мне только в 2012 году сделали. Работал последнее время у одного предпринимателя, несколько магазинов ему сварил. Он и платил нормально и жилье давал. А потом работа у него кончилась. А я уже думал креститься. Людям я уже никому не верю, пора к Богу ближе быть. Но все некогда было: то пьянка, то работа. Нет, думаю, надо все бросать и бежать от греха подальше, а то так никогда не получится. А тут как раз ребята сказали, что в монастыре сварщик нужен. И вот уже две недели как я тут.

Сегодня крестился.

Здравствуй, Аркадий. Был потерян и нашёлся, был мёртв и ожил

Здравствуй, Аркадий. Был потерян и нашёлся, был мёртв и ожил

Старый пень

Зима на носу, я не знаю, как и быть. Сильно пацана своего хочется повидать, домой съездить – как там, что там. Денег ни копейки. Надо выходить где-то работать. Опять на шабашки на эти? Не знаю. При монастыре остаться? Сыну позвонить, чтобы он сюда приехал? Я знаю свой характер, трезвый я домой никогда не сунусь. А поддатый сунусь, пойду на разборки. Лучше не соваться. Что сыну передать? А передай, что я старый пень, собакам ссать.

Все грехи за всю жизнь прощены. Некоторые рассказывают, что после крещения несколько недель летали как на крыльях

Все грехи за всю жизнь прощены. Некоторые рассказывают, что после крещения несколько недель летали как на крыльях

Остаётся молиться, чтобы и для нашедшегося Аркадия крещение стало если лестницей на небо, то хотя бы опорой под ногами

Остаётся молиться, чтобы и для нашедшегося Аркадия крещение стало если лестницей на небо, то хотя бы опорой под ногами

И надеяться, что житейское море он, более-менее, переплыл и достиг тихой бухты на онежском берегу. Кстати, монастырь принимает паломников и даже просто благочестивых гостей. Электричества нет, но природа чудо как хороша.

И надеяться, что житейское море он, более-менее, переплыл и достиг тихой бухты на онежском берегу. Кстати, монастырь принимает паломников и даже просто благочестивых гостей. Электричества нет, но природа чудо как хороша

Официальный сайт http://muromski.cerkov.ru/

Страница на сайте епархии http://eparhia.karelia.ru/mmmnew.htm

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Илья Муромский и его братья, или Где искать смысл жизни

В этом далеком монастыре, кажется, нет ничего особенного, но самые простые вещи здесь напоминают о чуде

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!