Как это — помогать беженцам? Три истории

|
11 августа. ПРАВМИР. На Донбассе война… Тысячи наших соотечественников голодают, сидят без воды и света. Тысячи оставляют свои дома и бегут от мин и снарядов. Многим оставлять просто нечего ― их жилища разрушены.

В Украине нет города, в который бы не прибывали беженцы.

Редакция молодежного издания для волонтеров и о волонтерах «Прямая речь» подготовила интервью с киевскими активистами, которые приняли чужую беду как свою и активно помогают жителям Донбасса.

Они работают в разных местах и являются прихожанами разных храмов. Но всех их в то или иное время можно было увидеть на молодёжке Ионинского монастыря, где они получили  первые уроки волонтёрства.

***

История первая. «Тяжело собрать первую фуру…» ― Сергей Базалийский

Координатор сбора помощи поделился информацией, где можно набрать целую команду единомышленников и как здорово быть «волонтёром со стажем».

***

— Сергей, тяжело ли собрать 20 тонн продуктов?

Как показала практика, не очень, потому что люди Украины ― добрые и отзывчивые. А если ещё волонтёры горят желанием собирать помощь, то всё вообще очень просто.

Кроме того, священнику, который инициировал идею, отцу Захарии, удалось привлечь к акции украинских звёзд ― Василия Вирастюка, Владимира Горянского, Ольгу Сумскую. Люди, глядя на них, жертвовали более охотно.

Где набирали волонтёров?

Я много лет «волонтёрил» при Ионинском монастыре, который является самым «молодёжным» в Украине. Его команда насчитывает несколько сот молодых людей. У многих период активных поездок пришёлся на студенческие годы. Сейчас эти ребята работают. Помогают скорее деньгами, чем личным участием в проектах. Но когда я опубликовал в фейсбуке информацию о сборе средств для пострадавших на Востоке, все откликнулись.

50 процентов тех, кто сейчас грузил фуры с продуктами, раньше ездили с нами по больницам, детским домам.

Наработки по сбору средств у нас огромные. Когда-то приезжали перенимать опыт россияне…

Мы помогали начать, развернуться ребятам в небольших украинских городах. Они не знали, где взять денег на проекты. И я объяснял, что у нас всё начиналось с 12 человек, которые своими силами «волонтёрили», ездили по направлениям. Без денег. Со временем люди, обладающие финансовыми возможностями, это увидели и решили поддержать.

Сейчас для переселенцев собираем в основном не деньги, а продукты: опыт международных благотворительных организаций показывает, что люди охотнее жертвуют продукты и вещи, нежели деньги. Хотя нам давали и наличные ― на них был приобретён электрогенератор, заправлены фуры. Одной фуре, чтоб доехать до Славянска, нужно 12 000 гривен.

Волонтеры после погрузки продуктов в фуру – перед отправкой в зону АТО для мирных жителей

Тяжело собирались первые микроавтобусы, до первой фуры. Дальше, когда люди увидели фотоотчёты и поняли, что грузы доставляются по адресу, работать стало намного легче. И с людьми, и с администрациями супермаркетов.

У тех, кто собирал, жертвовал, появился какой-то запал, вдохновение. Они хотели быть причастными к большому, благому и патриотичному делу.

Одна женщина, которая положила несколько пакетов крупы, хорошо сказала: «Дай Бог, чтоб никогда не пришлось кому-то собирать вот так продукты для нас».

Параллельно со сбором продуктов у супермаркетов через соцсети стали подключаться люди, которые не являются прихожанами Ионинского монастыря, люди вообще нерелигиозные, разных политических взглядов. Стала поступать помощь от депутатов, от компаний. Мы находили оптовые склады, на которых продукты дешевле. Появились и благотворители, дающие продукты тоннами.

Уже собрано порядка 70 тонн продуктов. Но сейчас мы начинаем помогать не только тем, кто находится в зоне АТО. Под опекой Ани Клименко, тоже волонтёра Ионинского монастиря, находится до 10000 беженцев, живущих в Киеве и области.

У нас с ней на днях встреча ― будем выстраивать более жесткую организационную структуру, с формами отчётности для благотворителей. Многие наши друзья-волонтёры сейчас работают юристами, экономистами. И мы используем их опыт и знания.

Планируем создать координационный совет, колл-центр. Соединить информационные базы волонтёров. Потому что сейчас мы даже не успеваем принять всю помощь, которую нам предлагают.

Теперь вопрос доставки продуктов в зону АТО потихоньку закрывается. Люди, которые решили заниматься именно этим, уже работают по своей накатанной схеме. А мы будем переходить на помощь вынужденным переселенцам. Наша задача сейчас ― запустить это направление.

Куда обращаться тем, кто хочет помочь?

Вся информация ― в группе на фейсбуке «Сбор продуктов для Славянска». Но мы её в ближайшее время переименуем, через день-два появится новое название. И будем расширяться. Если сейчас подписчиков полторы тысячи, то  планируем выйти на 10-20 тысяч людей. Нам нужны новые силы и новые возможности.

***

История вторая. «Вы – Минсоцполитики? – Нет. – МЧС? – Нет. – Какая-то секта? – Нет! Я просто Аня!»

Анна Клименко

О том, как впервые покупала продукты на борщ для 80 человек и как стала свидетельницей настоящего чуда, рассказывает волонтер Анна Клименко.

***

— Аня, вам часто звонят жители Востока Украины с просьбами о помощи?

Недавно позвонила мать троих детей, Кристина. Из Будёновского района г. Донецка …из подвала. Говорит: нас бомбят, мне дали ваш номер, пожалуйста, вывезите нас отсюда. Потом связь пропала. Позже Кристина объяснила: «Я вылезла из подвала под бомбежкой, чтобы перезвонить».

Пришлось всё отложить и заняться только этим вопросом.

С этой женщиной, слава Богу, все нормально. Ее вывезли из того подвала прямо из-под бомб. Был такой экстремальный случай…

А в основном звонят из Луганска, Донецка ― пожалуйста, вывезите, нам негде жить, найдите нам работу, помогите.

Дня три назад позвонила женщина прямо из поезда: «Я еду из Донецка с внучкой 8 лет в Киев. Я Вера Захаровна. Поезд уже возле Харькова. Пожалуйста, найдите жилье. Денег нет, ничего и никого не знаю». И мы ее устроили в санаторий в Тетереве, под Киевом, благодаря Вячеславу Захарову. Когда я связалась с Верой Захаровной в следующий раз, она радостно сказала, что уже идет обедать.

Вообще же случалось, что было до 40 звонков в день.

Как происходит поиск жилья, работы?

Где жить ― ищут все. В основном волонтеры, киевляне. Минсоцполитики и МЧС помогают. Ищет Церковь, священники, прихожане. Людей расселяют у кого-то на даче и дома, в санаториях.

Первая волна переселенцев из Славянска и Краматорска прибыла месяц назад. Люди жили даже на складах, матрасы стелили. Где нашли уголок, там и спали.

Как обстоят дела с питанием?

Это тоже волонтерские труды. Работаем и через соцсети.

Началось все с того, что меня попросили поздно вечером накормить 30 детей. Нужно было молоко. И мы в начале 11 вечера это сделали!

А было так: я ехала с работы, мне звонят ― «накорми!». У меня нет ни машины, ни денег ― ничего. Набрала номер друга: «Дай денег детям». Отвечает: «Не вопрос, выходи, дам 1000 гривен». Позвонила подруге: «Дай машину». ― «Не вопрос, подъезжай». Мы поехали и все купили: 30 пачек творога, 30 пачек молока. Я впервые в жизни покупала еду на 30 детей! По Печерску (район в Киеве ― ред.) нужно было найти кастрюлю, чтобы сварить суп ― у них не было.

Это были 12 семей с детьми.

Я очень благодарна коллегам по работе ― они собрали большую сумму для детей на еду в лагеря. Кто-то жертвовал 5 тысяч, кто-то 30 гривен, но все одинаково важно.

Как-то мы покупали лекарства для храма в Славянске, а затем должны были заехать в лагерь привезти детям одноразовые стаканчики для сиропа от кашля. Но все деньги потратили на лекарства, а про стаканчики забыли. И женщина в очереди в аптеке, увидев у нас пакет зеленки, валидола и корвалола, спросила: «Это на войну?» Я говорю: «Да». Она молча дала 100 гривен. На них мы стаканчики и купили.

Вообще за все это время для меня много чего открылось по-новому, особенно: даст Бог день, даст Бог пищу. Это так!

С чего началась ваша помощь переселенцам?

Мы с подругой-журналисткой в мирное время посещаем детский приемник-распределитель на ул.Маяковского (в Киеве ― ред.). Ездим туда раз в 2 недели.

Но однажды она сказала: «Я не поеду, потому что занята беженцами». Я стала узнавать, что и как, и включилась в поиск помощи для тех, кто выезжает из зоны боевых действий.

Затем к делу подключился отец Владислав Диханов, руководитель Отдела по благотворительности и социальному служению Киевской епархии. Помню, позвонила ему и сказала, что по ночам просыпаюсь и плачу. Потому что днем занимаюсь горшками и молоком и плакать некогда. Утешив меня, он на следующий же день приехал с полной (!) машиной продуктов: яблоки, сливы, зефир. Приехал к деткам-беженцам, отслужил молебен.

Там и случилось чудо. Старинная икона, с которой он служил, ― святителя Николая ― обновилась! Это каждый может увидеть. Сейчас образ находится в храме свтятителя Луки Крымского, а фото с молебна есть у о.Владислава в фейсбуке. Это была абсолютно темная, старая икона, и на фото видно: митра, облачение обновились.

— Сколько лет вы в волонтерстве?

Беженцами занимаюсь только месяц. А в волонтёрстве с 17 лет. Сначала «волонтерила» в Ивано-Франковске, это был первый проект по ВИЧ/СПИДу в Украине. Потом в 19 лет переехала в Киев, стала прихожанкой Ионинского монастыря и продолжала заниматься волонтёрством уже здесь.

Ионинский очень помогает в духовном плане. У меня там духовник, отец Никита ― главный источник поддержки. И, конечно, владыка Иона. Он как неиссякаемый поток энергии, бодрости, радости, наставлений житейских. С ним всегда очень просто и по-человечески можно поговорить. Утешит, «улыбнет». Иногда я ему звоню в слезах: «Владыка, все пропало!..» А он отвечает: «Все нормально, приходи, поговорим».

Подключились к помощи и ионинские волонтёры. Через Сашу Левонюк, Сережу Базилийского.

Какие проекты сейчас реализуются?

Один из проектов отела благотворительности Киевской епархии ― Центр социальной адаптации «Нечаянная радость» для переселенцев в Войково, под Киевом. Его организовали молниеносно ― за неделю!

Сейчас там живет около 70 человек. Люди хотят остаться жить в селе. Найти дом, работу. У многих на Донбассе уже нет дома. При мне по телефону разговаривала молодая мамочка ― ей сказали, что дом разбомбили. Куда возвращаться? Она стоит и плачет… Мы помогаем этим людям.

Есть новорожденные, которых мы забираем из роддома. Волонтеры обеспечивают всем ― от памперсов и пинеточек до еды. Сейчас собираем портфели ― есть первоклашки.

Каковы ближайшие планы?

Тактическая задача сейчас ― найти помещения для складов и заполнить их всем необходимым: провизией, одеждой. Ведь грядет зима.

Стратегическая ― найти места поселения, социальной реабилитации. Это могут быть санатории, частные дачи, пансионаты.

И нужен трансфер ― волонтеры на машинах. Мы встречаем людей на вокзале, доставляем еду, развозим по точкам. То есть нужен транспорт.

Много среди волонтеров православных людей?

Всех знать невозможно, но, наверное, есть и верующие. Это «комьюнити», Волонтерская сотня, возникло после Евромайдана ― люди разного возраста, разных профессий.

Православные волонтеры пришли с отцом Владиславом.

Из Ионинского ребята подключились быстро. Они ездили в лагеря, играли детям на гитаре, проводили с ними досуг, покупали необходимые вещи. Собирали в супермаркетах еду и деньги.

Особо хочу добавить: по-новому открылись друзья, каждый помогал как мог. Кто-то молча передавал деньги и просил нигде его не упоминать, кто-то пополнял телефоны волонтеров и самих беженцев, кто-то ночами сидел и выписывал вакансии для новоприбывших, кто-то говорил: ничем не могу помочь, хочешь, буду о тебе молиться? Все это очень трогательно и открывает друзей по-новому.

Как вас воспринимают беженцы? Как складываются отношения?

Спрашивали сначала: «Вы ― Минсоцполитики?» ― «Нет». «МЧС? Благотворительный фонд?» ― «Нет». «Какая-то секта?» ― «Нет! Я просто Аня из Ионинского монастыря!» «А чё вы нам вообще помогаете?!»

То есть не верят, что люди могут просто помогать друг другу.

Но встречаются разные. В основном, совестливые. Хотя есть и с запросами: «Значит так: мне, пожалуйста, 2 бритвы, я делаю заказ…»

И как с такими разговариваете?

По-разному. Если очень устала и нервная, то могу и строго. Говорю, что сейчас бритв нет и не будет. А вот там, через дорогу, можно пойти грузчиком поработать и купить себе бритву.

Еще был случай. Бабушка в белом платочке, с тонкими запястьями будто сошла с фотографии княжеской семьи подходит и говорит: «Вы простите, я думала, нас везут на убийство, что нас убьют фашисты…» А у меня на рукаве ленточка «жовто-блакитная» привязана, потому что я — патриот Украины. И при этом ― прихожанка Ионинского монастыря Московского Патриархата. И считаю, что можно любить Украину, но необязательно при этом ненавидеть Москву и Россию.

И вот после молебна, когда она увидела все ― и иконы, и еду, и батюшку, то сказала: «Я поняла, КАК мы ошибались! Как мы ошибались… Мы думали, что здесь уже националисты и фашисты. А вы нас приняли, и молились, и еду дали, и все это…»

А вообще, беженцев огромное количество. Они и физически, и психически надломлены. Им нужно дать возможность отойти от ужасов войны, отдышаться, адаптироваться.

У нас был такой момент. Дети сидели на лужайке, и пролетел самолет Wizzair. Так они, как по сигналу сирены, все бросили ― игру, мячики, обед быстро побежали в комнаты и залезли под кровати.

Каковы первоочередные потребности?

Нужны места для расселения, провизия на склады. Это ― из глобального. Еще ― карточки на бензин и солярку. Сейчас на Войково возят продукты, расселяют людей.

Также карточки пополнения счетов мобильных телефонов. Все нужды на страницах в Фейсбуке ― моей и отца Владислава.

Сколько времени вы тратите на помощь беженцам?

Хорошо, что этого не знает руководитель компании, в которой я работаю:)) Иногда в 5 утра вставала, в час ночи ложилась. Звонила, встречала на вокзале, развозила вещи, закупала еду.

Никогда не забуду, как мы покупали продукты на борщ для 80 человек (кстати, с финансовым директором немецкой компании). Носили эти мешки с капустой… Купила все по списку и, хотя в списке не было, взяла на всякий случай еще томатную пасту. Приезжаю, а мне говорят: забыли тебе сказать, что надо еще и пасту. А она уже куплена…

Бывают искушения, конечно. Сначала у нас украли велосипед. Потом ― у сына операция в Охматдете. Ему сняли швы ― я заболела. Ещё и телефон со всеми контактами «вырубился». В общем, постоянные нюансы. Я уже думала, что, может, я что-то не так делаю, но мне сказали в Церкви: это нормально.

Всё это и скорбно, но, в то же время, и жизнь чувствуется. Ты и страдаешь, и чувствуешь, что живешь. И ощущается такое утешение! А когда просто поел, поспал, то не проживаешь ТАК эту жизнь, ты ее не чувствуешь.

***

История третья. «Сбор помощи для Славянска, как это было» ― Александра Левонюк

Александра ― одна из тех, кто поставил на поток в Киеве сбор помощи для пострадавших от военных действий на Востоке Украины. Ребята у входов в супермаркеты за несколько дней собрали десятки тонн помощи для людей, убежавших от войны.

***

— Как появилась идея начать собирать помощь?

Мы с моей знакомой Анной Черний решили пойти в Лавру узнать, как можем помочь переселенцам. Там познакомились с отцом Владиславом Дихановым, главой Социального отдела Киевской епархии. Он занимается помощью беженцам.

Потом узнали о существовании Волонтёрской сотни, в которую объединились около 40 различных организаций Украины. Походили, посмотрели, что они делают.

Затем помогли отцу Ярославу Шовкенику провести акцию по сбору средств в Соломенском парке. Дождь немного помешал, но, в общем, акция удалась. Собрали 18000 гривен, продукты, предметы первой необходимости.

Потом уже встретились с отцом Николаем Данилевичем, заместителем главы Отдела внешних церковных связей УПЦ, подумали, что ещё можем сделать. Я написала несколько пунктов, среди которых был «сбор еды в супермаркетах».

Как-то раньше нам не удавалось это воплотить в жизнь ― никто не верил, что люди будут жертвовать. Хотя всемирная практика показывает, что это очень результативный способ сбора помощи. Например, такая огромная организация, как МБФ “Международный Альянс по ВИЧ/СПИД в Украине”, одна из самых крупных благотворительных организаций мира, не считает зазорным пойти в супермаркет и собрать, например, канцтовары для деток.

И вот этот список потенциальных благих дел просмотрел отец Захария Керстюк. Батюшка сразу сказал: «В вашем списке слишком много пунктов, но все какие-то абстрактные. А вот сбор у супермаркетов ― это конкретно и реально. Давайте этим и займёмся». Позвал своих друзей-КВНщиков, актёров, телеведущих, чтоб привлечь больше внимания к акции.

Сколько раз собирали и каков результат?

Мы работали возле двух супермаркетов ― “Сильпо” и “Мегамаркет”. Собирали крупы, консервы, воду, средства гигиены ― мыло, шампуни, памперсы.

Первый раз о.Захария возил машину на взвешивание ― было собрано около 7 тонн. Мы, волонтёры, собрали только полторы тонны. Остальное ― отец Владислав по приходам.

Второй раз собрали около 22 тонн продуктов и вещей за три дня, под руководством о.Захарии. Что-то пожертвовали его друзья, например, электрогенератор, который отвезли в Николаевку Донецкой области.

Отец Захария был в Лисичанске, раздавал помощь. Этот город очень пострадал. Люди по нескольку дней жили в подвалах. Даже украинская армия часть собранного для неё передала людям, потому что ситуация там очень плачевная.

Кто конкретно участвовал в сборе помощи?

Актеры Владимир Горянский, Ольга Сумская, спортсмен Василий Вирастюк. В фейсбуке есть группа «Сбор продуктов для Славянска», она создана по благословению владыки Ионы. Там есть фото с акции, в том числе и со звёздами.

Присутствие священника на акции вызывает гораздо большее доверие у людей. Особенно, если ещё этот священник с каждым разговаривает, каждому улыбается.

А где стоял о.Захария, там собирали в 6 раз больше, чем на простых пунктах с волонтёрами. Он обращался к каждому проходящему, показывал фотографии ― как он возил и раздавал помощь.

Отец Захария общается с людьми очень непринужденно. Наши волонтёры стеснялись заговаривать с людьми, а ведь человек приходит в магазин после работы уставший, он волонтеров просто не видит. К нему надо подойти, обратиться. Сказать: «Пожалуйста, мы помогаем  Славянску. Не надо много, вынесите пакет гречки». После этого, бывало, люди вывозили и тележку с продуктами. Надо человека убедить, зажечь.

Люди постепенно привыкают, что Православная Церковь активно помогает беженцам. Например, Святогорская Лавра приняла 400 человек, из них 50 ― беременные женщины.

Какими силами осуществлялась акция?

По-моему, самая большая группа волонтёров была 50 человек ― когда в фуру грузили 20 тонн: представители от «Волонтёрской сотни», из Ионинского монастыря. Некоторые из тех, кто помогал, были настроены недоверчиво ― не съедим ли мы сами эту тушёнку? Пришлось потом просить отца Захарию показывать фото раздачи помощи.

При погрузке у нас были «элитные грузчики» ― люди творческих профессий, священники. Иногда батюшки настолько скромно себя вели, что о.Захария не знал, что это священники. Они просто засучивали рукава и грузили, а уже потом на фотографиях с погрузки мы их узнавали.

Надо сказать, что о.Захария не только собирал продукты, но и сам был за рулем этой фуры, потому что водители боятся ехать в Донецк.

Батюшка много лет занимается доставкой гуманитарных грузов в районы боевых действий. Это помогло ему проехать в Славянск ― там ведь ещё полувоенное положение. Получается, он сам собирал, сам грузил, сам вёз, сам раздавал. Выложился как студент во время сессии:)).

Какие планы на будущее?

Проблемы есть, их нужно решать. В Киеве открылся так называемый «донецкий квартал», где прямо в ангаре живут люди ― полтора метра на семью.

Самое главное сейчас помощь нужно сделать планомерной, а не решать проблему «наскоками» ― от акции к акции…

***

Антитеррористическая операция на Востоке Украины продолжается. Идут бои в крупных городах Донбасса ― миллионных Донецке и Луганске. Военные обратились к жителям городов с просьбой выехать из зоны боевых действий, чтоб не попасть под обстрел.

А это значит, что поток вынужденных переселенцев будет возрастать. И этим людям нужна наша помощь. Чем можно помочь, узнайте у координаторов: ПОМОЩЬ БЕЖЕНЦАМ. Для сбора помощи мирным гражданам в зоне АТО сформированы склады (+телефоны координаторов и реквизиты)

Беседовал Александр Иваницкий

Акция по сбору продуктов для мирных жителей Луганской и Донецкой областей
Акция по сбору продуктов для мирных жителей Луганской и Донецкой областей

Акция по сбору продуктов для мирных жителей Луганской и Донецкой областей

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
«Я шла и ждала выстрела в спину»: истории украинских беженцев

У каждого из беженцев – своя история. Почти все рассказывают о том, как бежали из родного…

Медицина бессильна? Почему беременные беженки остаются без помощи врачей

Почему украинским беженкам, которые ждут ребенка, бывает проблематично получить медицинскую помощь

Горячая линия церковной помощи: о чем просят беженцы, и как им помогают

У каждой заявки существует свой номер, она обязательно регистрируется, а ее выполнение отслеживается в штабе при…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: