Как готовить к крещению взрослых?

|
krewenie_kn_vladimira_300

В.Васнецов. Крещение князя Владимира

 Проблема подготовки взрослых к крещению обсуждается в Русской Православной Церкви давно. Результаты социологического опроса, проведенного «Левада-центром» в феврале 2009 года, еще раз подтвердили ее актуальность. Хотя 72,6 % россиян определили себя как православные, из этих 72,6 % только у 15,4 % есть дома Евангелие, у 15,6 % — молитвослов, а 39,5 % вообще не имеет дома книг религиозного содержания. Лишь 6,4% «православных» знает наизусть Символ веры, 49,2 % — «Отче наш». Ежегодно (с разной периодичностью) причащается только 14,7%, а 55% вообще не причащается. На вопрос о мировоззрении 11,8% (опять же из 72%, считающих себя православными) ответили, что не верят в Бога, но верят в некую высшую силу.

Возможно, к таким итогам привело в том числе и поспешное, без подготовки, массовое крещение людей 15-20 лет назад. О необходимости серьезной предварительной подготовки к крещению говорилось неоднократно, но только на уровне устных рекомендаций священноначалия. Инициатива Екатеринбургской епархии — первая попытка упорядочить катехизацию. По благословению архиепископа Екатеринбургского и Верхотурского Викентия Миссионерский отдел епархии разработал «Краткое изложение основных принципов подготовки мирян ко крещению» и тематический комплекс из 12 огласительных бесед с желающими креститься. Это 4 блока по 3 беседы каждый: о смысле жизни с точки зрения Священного Писания и православной веры, о Божьем назначении о человеке при его сотворении и о грехопадении как разрушении этого назначения, об отношении Бога к человеку и миру. Последний, четвертый блок «состоит из бесед, помогающих оглашаемому осознать свой личный духовный путь спасения в общении с Богом и Его Церковью». «В этих беседах необходимо раскрыть следующие вопросы: 1. крещение как умирание и воскрешение со Христом; 2. Церковь как дом Божий, Тело Христово, духовная семья; 3. обязанности верных христиан; 4. служение в церковной общине», — говорится в документе. Как сообщили «НС» в епархии, хотя некоторые священники сомневались в обоснованности длительного оглашения на сельских приходах, собрание решило взять предлагаемую концепцию за основу.

Необходимость катехизации признают все, но вопрос о ее формах остается открытым. Когда можно считать человека готовым к крещению? Надо ли учитывать его образовательный уровень и здоровье? Есть ли вещи, которые до крещения понять невозможно? Мы опросили священников из разных епархий, мнения разделились.

 Священник Александр САНДЫРЕВ, клирик архиерейского Вознесенского подворья города Екатеринбурга, руководитель миссионерского и молодежного отделов Екатеринбургской епархии:

sandyrev— На епархиальном собрании шла дискуссия, какой катехизис проводить в малых городах и селах, некоторые священники высказывали сомнение, что не смогут проводить длительное оглашение. Но владыка Викентий настроен бескомпромиссно: перед крещением надо провести 12 бесед. В нашем храме уже больше года со всеми желающими креститься проводим 12 бесед, в течении 3-х месяцев. Человек должен как минимум знать 10 заповедей и Евангельское благовестие, понимать, что в таинстве крещения он буквально сочетается со Христом, то есть отдает в Его руки свою волю. Сегодня многие относятся к вере потребительски: когда тяжело, трудно — молятся, а когда хорошо — забывают Бога. А начинается этот духовный инфантилизм с формального отношения к крещению.

Кроме того, после крещения человек должен войти в общину. Стать не просто прихожанином (отстоял службу и ушел), но ответственным членом Церкви, участвующим в жизни прихода. Все это мы стараемся донести на этих беседах.

Конечно, с сельскими жителями надо говорить по-особому, учитывая условия их жизни. В идеале вообще нужен свой катехизис для каждой социальной и возрастной группы: для молодежи, для педагогов, для военных, для врачей. Но принцип должен быть общий – человека надо готовить к крещению долго, и к каждому подходить индивидуально.

 Священник Сергий КРУГЛОВ, клирик Спасского собора города Минусинска Красноярского края, окормляет также Дом инвалидов:

kruglov— В первые века христианства люди, искренне уверовавшие во Христа, тем не менее долго готовились к крещению. Об этом до сих пор мы вспоминаем за каждой литургией, когда диакон возглашает: «Елицы, оглашении, изыдите». Раньше после этих слов оглашенные — то есть готовящиеся ко крещению — выходили из храма, сегодня эта молитва только напоминает нам о традициях первых веков. Наверное, в наше время возврат к ним невозможен, совсем другие условия. Но несомненно, что и сегодня взрослого человека необходимо готовить к крещению. Я думаю, что человек должен для начала хотя бы знать наизусть Символ веры, понимать его содержание, а также суть основных евангельских событий. Конечно, нужны общие правила, благословленные священноначалием, но в Церкви все, в том числе и каноны, применяется не по единому стандарту, а сообразно с конкретным человеком, с учетом его особенностей, возраста, здоровья, образования, воспитания. Очевидно, что в больнице даже перечисленный мной минимум требований мало кому можно предъявить. Тут священник должен действовать по ситуации. Но хотя бы объяснить азы веры можно даже тяжело больному старому человеку.

На приходе тоже к каждому надо подходить индивидуально. От молодого человека с университетским образованием можно потребовать больше, чем от простой пожилой женщины. Но элементарные представления о христианстве, о духовном смысле крещения мы обязаны дать каждому, желающему креститься. Надеюсь, что инициатива Екатеринбурга со временем будет поддержана и другими епархиями. А нюансы будут уточняться на местах с учетом опыта и ошибок.

Протоиерей Роман БРАТЧИК, настоятель Успенского храма города Курчатова (Курская обл.), преподаватель курса «Наука и религия» на факультете теологии и религиоведения Курского государственного университета:

Bratchik— Из Евангелия мы знаем, как много людей отходило от Христа. Поэтому как бы прекрасно мы ни готовили людей к крещению, наивно надеяться, что все после крещения начнут активно воцерковляться. Но сказать каждому, что принимая крещение, он становится членом Тела Христова, и в соответствии с четвертой заповедью должен каждое воскресенье ходить в храм на службу, участвовать в других церковных таинствах, мы обязаны. Остальное зависит от воли и совести самого человека.

Но в любом формализме я вижу опасность. Предыдущий настоятель нашего храма отец Георгий Нейфах, которого я хорошо знал много лет, никогда не проводил специальной катехизации. Он подходил к каждому индивидуально, с некоторыми мог беседовать пять и даже десять раз, а иногда ограничивался одной беседой. А уже после крещения человек мог подойти к нему с любым интересующим его вопросом, и отец Георгий уделял ему столько времени, сколько нужно. Он помог прийти ко Христу сотням людей, в том числе и многим высокообразованным (Курчатов — город атомщиков).

Я в то время служил в селе на границе с Белгородской областью. Туда часто приезжали креститься люди из городов — Старого Оскола, Губкина. Они, как правило, активно интересовались христианством. А для деревенских крещение чаще всего было просто доброй традицией. К примеру, мама сына перед армией привела креститься, а сам он не проявляет никакого интереса. Но я подумал: «Отпущу его некрещеным, а вдруг что случится с ним? А если крестится, может быть, Божья благодать восполнит то, что я ему дать не успеваю». И крестил. А вот когда люди крестили ребенка, а через три года принесли крестить второго, я спросил, причащали ли они старшего хоть раз. «Да некогда», — ответили они. Я сказал, что раз они в храм не ходят, крестить их ребенка не буду. Посоветовал сначала прийти в храм со старшим, причастить его, тогда вернемся к разговору о крещении второго. Обиделись. Когда я эту историю митрополиту Курскому Ювеналию рассказал, он усмехнулся: «Ну, пробуйте!». Думаю, что у каждого священника душа болит, и он ищет варианты, как воцерковить людей.

Еще один раз я отказал сельским жителям в крещении, когда узнал, что им велела креститься бабка, к которой они пошли снять сглаз. Объяснил им, что это не только не основание для крещения, но даже крещеного человека, ходящего к таким бабкам, пока не покается, причащать нельзя.

В основном же я сельским жителям в крещении не отказывал. Проводил одну беседу и полагался на милость Божью. Для образованного человека естественно прочитать Евангелие, многие же простые люди вообще не читают книг, требовать от них, чтобы они прочитали Евангелие, на мой взгляд, неразумно, правильнее — главные вещи пересказать. А вот к человеку образованному можно подойти с более высокими требованиями. Не только по знанию текстов. Если человек текст Евангелия знает хорошо, цитирует, но по духу эзотерик, Христа считает одним из великих посвященных, креститься хочет потому, что, по его мнению, в храме хорошая энергетика, крестить его недопустимо — это все равно, что бросить святыню псам. За последние годы было у меня несколько таких случаев, я, естественно, всем отказывал, предлагал побеседовать, чтобы они поняли, насколько их взгляды далеки от церковных. Думаю, понадобилась бы не одна и не две беседы, но, к сожалению, люди чаще уходили. Это их выбор, но по совести крестить людей с такими взглядами я не мог. Еще я категорически отказывался крестить тех, кто принципиально не хотел ничего узнавать о вере.

И все же мы не должны забывать о силе Божьей благодати. Любой священник может привести не один пример, когда человек попадал в храм случайно, его с трудом уговаривали причаститься, и вдруг ему по Божьей воле и милости все чудесным образом открывалось. Сам я впервые поехал в Псково-Печорский монастырь за компанию. Моя жена крестилась, а я в то время увлекался восточной философией, йогой. Вскоре после ее крещения к нам в гости приехал отец Георгий Нейфах, с которым они вместе учились в университете. Он и уговорил меня поехать туда. Одновременно с нами туда приехал отец Владимир Волгин, у которого крестилась моя жена, мы познакомились. Но самое большое впечатление на меня произвел, конечно, отец Иоанн (Крестьянкин). Потом я стал приезжать к отцу Владимиру (он служил тогда в Курской епархии), проехал на велосипеде по Вологодчине, там тоже бывал на богослужениях (не все храмы еще действовали, дело в 1985 году было), прочитал Новый Завет. Самое большое впечатление тогда произвели на меня слова апостола Павла: «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я – медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, то я ничто. И если раздам всё имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы» (1-е Кор., 13, 1-3). В контексте моего тогдашнего увлечения йогой, где все направлено на обретение неких высших знаний и силы, это особенно потрясло. Вот отец Владимир Волгин имел любовь, жил скромно, аскетично, и люди, приезжавшие к нему, чувствовали, что встретились с человеком другого духовного уровня. Я уж не говорю об отце Иоанне (Крестьянкине). Мне кажется, что это очень важно — доверие священнику. Поэтому в первую очередь надо готовить священников, рукополагать тех, чья жизнь будет вдохновлять других людей.

Когда сердца коснется благодать, многие вещи открываются на другом уровне. А благодать Божью мы в первую очередь получаем в церковных таинствах. Поэтому задача наша священническая – не искать повод не допустить людей к этим таинствам, а как можно скорее привести их к ним. Первое из этих таинств – крещение! Прописать все ситуации невозможно. Очень многое зависит от совести и опыта священника. Думаю, они подскажут ему, как лучше и быстрее подготовить к крещению конкретного человека.

Иеромонах МАКАРИЙ (Маркиш), клирик Свято-Алексеевской Иваново-Вознесенской Духовной Семинарии, руководитель службы коммуникации Иваново-Вознесенской и Кинешемской епархии. С 1985 по 2000 год жил в США, крестился в 1987 году:

markish— Крещение — это дверь, которой человек идет к Спасителю. Неудивительно и наше внимание к этому таинству, и препоны, которые сатана ставит на самом пороге Церкви. Препоны эти предстоит устранить общими усилиями мирян, духовенства и священноначалия.

Каждый священник (и я в их числе) мог бы привести десятки практических примеров, и типичных, и редкостных, когда совершение таинства крещения вынужденно ставится в зависимость от тех или иных внешних факторов: болезни, возраста или иных особых поворотов судьбы крещаемого, высокого уровня его образования или, напротив, отсутствия такового, неформального знакомства с церковной жизнью и христианским вероучением, наконец, личных свойств и конкретной жизненной ситуации. Вспоминаю, как пришла в храм незнакомая девушка с просьбой крестить ее. Я провел с ней беседу, как полагается, вручил Евангелие и молитвослов, рассказал о порядке подготовки к крещению… Она внимательно слушала, но когда поняла, что крестить ее сейчас не будут, из глаз ее полились обильные слезы. Что было дальше, вы, наверное, догадываетесь: я ее исповедал и крестил. Думаю, что поступил правильно.

В этой связи понятны опасения некоторых священнослужителей, что жесткая регламентация подготовки к таинству крещения может принести вред: если прежде мы совершали таинство по своему усмотрению, то теперь надо будет придерживаться строгих формальных норм. Приведенный выше пример как будто подтверждает это опасение – но лишь как будто.

Решение Екатеринбургского епархиального собрания о подготовке к Крещению надо приветствовать и надеяться на то, что за ним последуют сходные меры в других епархиях. Оно направлено на врачевание едва ли не самый серьезный системный недостаток нашей церковной жизни: недостатка связи с правящим архиереем. Как говорят, «У римо-папистов папа в Риме, а у православных – в каждом приходе свой папа». Это надо преодолеть любыми средствами, причем немедленно. Представляю себе разговор с той девушкой в новых условиях. Я бы сказал ей: «Вы желаете принять Крещение – это прекрасно, Господь слышит вас и примет вас к Себе. Но сейчас, немедленно, крестить вас невозможно: наша православная церковная жизнь устроена по-другому, так-то и так-то…» А вот этой последней фразы я не смог бы произнести, не будь в нашей епархии четкого и ясного распоряжение священноначалия о крещении.

Но закончить приходится все же вопросом о крещении младенцев. Ведь в сообщении из Екатеринбургской епархии ни слова не сказано о различии между крещением взрослых и малышей, и создается впечатление, что речь идет именно о взрослых. Но, по моему наблюдению, на сегодняшний день у нас лишь один из десяти принимает крещение в сознательном возрасте: что делать с остальными, с их родителями и восприемниками, которые тоже (и в гораздо большей мере!) требуют просвещения и научения основам веры? Сумеет ли священник сказать родителям, желающим совершить «торжественный обряд»: “Согласно распоряжению владыки, вам надо пройти курс из двенадцати огласительных лекций…”? Не скажут ли они в ответ нечто совсем нецерковное и не помчатся ли к каким-нибудь сектантам и самосвятам? А чтобы этого не произошло, какие серьезные усилия в деле общеправославного просвещения должны мы предпринять?!…

Протоиерей Борис БАЛАШОВ, настоятель храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» города Клина Московской области, преподаватель православной гимназии, богословских заочных курсов (г. Клин), кафедры теологии Клинского филиала Московского государственного социального университета,   глава издательства “Христианская жизнь”, главный редактор газеты “Клин Православный” и телепрограммы “Дорога к храму”:    

balashov— Мне приходилось слышать оптимистические рапорты одного докладчика о том, сколько тысяч людей окрещено в их епархии за отчетный период. Верующие люди в зале восторженно рукоплескали. А я, несознательный и уже не такой молодой священник, не хлопал, а вспоминал, как нас в детстве принимали в пионеры и только один двоечник в классе не был принят. Но что-то никак не претворялся в жизнь лозунг: «Пионер – всем ребятам пример».

Вот если бы докладчик говорил, что в его епархии все храмы полны народу, что много молодых людей стремится стать священниками, что при каждом втором храме есть воскресная школа если не для детей, то по крайней мере для взрослых, я бы встал и аплодировал громче всех!

Но кто же это сказал: «По вере вашей да будет вам»? Ах, да ведь это Иисус Христос. Какие странные слова мы слышим еще в Евангельском чтении во время таинства Крещения: «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать всё, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь» (Мф. 28, 19–20).

Как здорово! Христос обещает быть с нами всегда, во все дни нашей жизни и даже после ее окончания, даже после смерти быть с нами. Значит нам уже ничего не страшно? Ну как сказать, для этого все-таки надо что-то сделать. А что?

Поскольку Евангелие представляет взаимоотношения Иисуса Христа и человеческой души наподобие отношений жениха и невесты или мужа и жены, то подумаем, как молодой человек и девушка могут построить крепкую счастливую семью?

Первый этап – знакомство. Люди встретились, понравились друг другу. Далее, чтобы знакомство углубилось, начинается разговор – диалог. Они рассказывают друг другу о себе, делятся своими мыслями. Между ними строится взаимопонимание, углубляется дружба, может возникнуть любовь.

Второй этап – построение семьи. Когда отношения взаимопонимания построены, связь двух душ стала крепкой, наступает время для соединения двух жизней в одну. Родилась семья. На этом обычно завершаются все детские сказки про любовь. А в счастливейшем браке добрая сказка еще только начинается.

Третий этап. А теперь надо снова учиться, только теперь уже учиться жить вместе, согласовывать все свои действия, взаимно прощать друг другу все обиды, нести совместно крест семейной жизни, во всем друг другу помогать. Так семья становится крепкой и полноценной.

И слова Спасителя, процитированные выше, очень схожи с тем, что мы сказали о построении хорошей семьи.

Первый этап – «научите»: то есть познакомьте людей со Христом, помогите построить личные взаимоотношения с Ним. Читая и осмысляя Евангелие, мы слышим слова Спасителя, обращенные к нам. Мы учимся понимать Его и то, чего Он хочет от нас. Молясь, мы учимся открывать свою душу Богу и своим сердцем отвечать на Божию любовь. Через чтение Евангелия и молитву мы начинаем видеть свои грехи, которые раньше считали в лучшем случае просто недостатками или ошибками. А теперь нам становится стыдно перед Богом и самим собой. Вот мы и готовимся к покаянию.

Когда у апостола Петра спросили, как же стать наследниками Божиего Царства он ответил: «Покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов; и получите дар Святаго Духа» (Деян. 2, 38).

А если веры нет и нет покаяния в грехах прошлой жизни, разве можно через крещение очиститься от грехов и получить дары Святого Духа? Если мы верим апостолу Петру, вынуждены дать отрицательный ответ. Ведь дело не только в том, чтобы Бог простил наши грехи, надо, чтобы мы очистились от их духовных последствий.

Когда же человек принимает таинство крещения без покаяния и изменения своей жизни и без сознательной веры, то нередко грехи и искушения набрасываются на новокрещенного с удвоенной силой.

Второй этап – совершено таинство крещения. Человек вошел в семью Христову – Святую Православную Церковь. Войти – вошел, а вот строить новые духовно-родственные отношения с Иисусом Христом не начал и даже не пытается начать. Что хорошего из этого получится? Не обман ли Господа? Обещал любить и верить, а исполнять не собирается.

Тут мы часто слышим возмущенный хор голосов: «Ну как же, мы же ведь верим в существование Бога?» Ну и что? Бесы тоже верят в Его существование (Иак. 2, 19), однако, эта их вера нисколько не спасает ни от греха, ни от осуждения во всемирную помойку – геенну огненную. Вера – личная связь веры, как полного доверия Богу. Мы же говорим иногда: «Я верю в этого человека». Так ведь не о вере в существование этого человека идет речь.

Третий этап – воцерковление, то есть приобретения духовного опыта жизни внутри христианской общины – прихода.

Вот только при соблюдении этих духовных этапов в построении личных отношений с Богом к нам будет применимо обещание Иисуса Христа – быть с нами вместе всегда.

А как же быть нам сейчас, в нашу постсоветскую эпоху, когда абсолютное большинство людей хотят только формально стать христианами? Говорить с ними о Боге, о Его любви, о бессмертии. А для лучшего понимания истины веры брать примеры из земной жизни, в том числе примеры, как могут строиться взаимоотношения людей, и многие другие.

А можно ли крестить без подготовки, без покаяния и без веры? Крестить-то крестят, а где плоды крещения?

Как Христос отнесся к бесплодной смоковнице? Ведь и росла, и листьями была покрыта. А вот встретилась она на пути Христа, не нашел Он на ней никаких плодов, проклял ее и она тотчас засохла (Мф. 11, 12–20).

Во-первых, надо постараться убедить человека, чтобы он к Богу легкомысленно не относился. Во-вторых, помочь ему начать строить свои взаимоотношения со Спасителем. Пусть раза три почитает хотя бы Евангелие от Луки или от Марка, приложит усилия, чтобы понять Христа и Его любовь, постараться на нее ответить, увидеть свои грехи, глядя на Его образ. Чтобы могло созреть покаяние. Как минимум он должен выучить и осмыслить хотя бы молитву «Отче наш» и начать молиться своими словами за себя и за близких.

Думаю, что в большинстве случаев не стоит пытаться обучить этих людей элементарной догматике. Проповедь апостолов язычникам была христоцентрична. Такой она должна быть и сейчас на этапе начальной катехизации. Главное, чтобы со Христом стали складываться отношения доверия, веры и любви. Будет это, можно ожидать в будущем, хоть и не сразу, плодов крещения – обновления жизни.

Мне кажется, что это тот реальный минимум, когда можно человека подводить к таинствам крещения, покаяния и причащения. Но ведь тогда многие, кто хочет креститься, стать крестным или крестить своих детей, уйдут в другие храмы. Да, единократно пополнится касса других приходов. Но многие из тех, кто примет эти условия, сроднятся с вашим храмом. Кроме того, немало людей, пошедших по легкому пути, потом к вам и вернутся. Ведь больные предпочитают ходить к врачам, которые пытаются лечить, а не только выписывают больничные листы.

Как же быть? Будем спокойно уповать на всеосвящающую благодать Божию и магическое действие таинств? Но Церковь категорически отрицает всякую магию. Благодать Божия, конечно, всесильна, но Иисус Христос все-таки поручил Своей Церкви апостольскую миссию на все века, поэтому Православная Церковь и называется Апостольской. Да и сами апостолы почему-то свою жизнь отдавали за проповедь Евангелия?! Сидели бы дома и ждали, пока Бог за них все сделает!

Так может быть, обязать всех проводить катехизацию? А будет ли толк от катехизации, если она превратится в формально совершаемые мероприятия? До революции во всех учебных заведениях Закон Божий был обязательным предметом. Это не спасло страну от катастрофы революции и духовной деградации. Кроме того, старшее поколение пресыщено формально совершавшейся идеологической работой в нашей многострадальной стране. Вера без любви мертва, а любить нельзя заставить!

Что же делать? Думаю, надо всеми силами вести просветительскую работу и по возможности поощрять ее. Содействовать катехизации во всех формах, конечно же, и в подготовке к крещению. Издавать соответствующую современную литературу. Готовить на приходах не только священников, но и активных верующих к просветительской работе. А кандидатов к священству подготавливать надо в учебных заведениях не формально, как только исполнителей богослужебного ритуала, а как просветителей народа. И, самое главное, надо любить свое дело!

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Протоиерей Александр Салтыков: «В этот день началась всемирная проповедь Христа»

Сегодня освящается водное естество во всем мире, во всей Вселенной, на самых далеких планетах, на удаленных…

Патриарх Кирилл совершил Литургию и чин великого освящения воды

«Пусть благодать, которую черпаем мы в храме, особенно в этот день, прикасаясь к святой воде, укрепляет…