Как же нам нужны бабушки!

|

Все началось, как это в жизни и бывает, с того, что Зощенко называл «мелкий случай из личной жизни». Ко мне в гости пришла очень приятная молодая женщина с восьмилетним сыном, тоже очаровательным. Посидели, поговорили, чаю попили (выяснилось, что молодой гость является пламенным патриотом пирожных с творогом, которые у меня как раз были), и мама с сыном отбыли.

А потом она позвонила и сказала, что он сразу же спросил: «Мама, а можно М. А. тоже будет моей бабушкой?» Обе бабушки в других городах. Я согласилась, и с тех пор так и живем: ходит в гости и ест пирожные. Хочет – сидит с нами, хочет – бродит по квартире и играет. Между прочим, мама много и напряженно работает, но есть хорошая, добрая няня – и тем не менее: требуется бабушка.

Эту ситуацию я обсудила с матерью довольно большого семейства: любящий муж, он же – внимательный и заботливый отец, добрая самоотверженная мама, две сестры и младший братик. Так у этого младшего тоже бабушка в отдалении (а другая рано скончалась), так что он избрал в бабушки соседку, ходит в гости, пьет чай и с интересом беседует.

А когда я рассказала про это одной знакомой, которой за 50, то она в ответ сказала о том, что муж ее недавно со вздохом признался, что не прочь бы иметь бабушку. И тогда я вспомнила, что как-то уже довольно давно выступала по телевизору в белом кружевном воротничке и в камее, и позвонило мне одно весьма известное духовное лицо с криком: «Всегда мечтал иметь такую бабушку!».

Фото: Vovka Levka, photosight.ru

Фото: Vovka Levka, photosight.ru

Так что выходит, что бабушки нужны и даже востребованы. Так за чем же дело стало?

А за многим. И если это многое проанализировать, то оно более-менее сводится к отвратительному советскому воспитанию бабушек, отягощенному их дальнейшим опытом, и к еще более отвратительному постсоветскому воспитанию мам, отягощенному отсутствием нормального образования, которое худо-бедно дает представление о традициях человечества и о начатках морали, – о том, что Флобер называл «воспитанием чувств».

Существует тому масса печальных примеров, но приведу лишь несколько, чтобы не омрачать читателя, а только дать понять, о чем это я.

В одном уличном опросе (мода начала перестройки) задавался пожилым женщинам вопрос: «Вы хотите, чтобы ваши дети были счастливей вас?». В основном те как-то очень ожесточенно отвечали: «Нет! мы мучались, а они чем лучше?!». И звучит доныне агрессивный напев: «Мне никто на помогал – и я не буду!».

А одна дама выгнала из дома сына с невесткой и с младенцем, сказав при этом: «Не понимаю, почему я тебя-то в свое время из окна не выбросила, так зачем мне еще и ЭТО!»

Квартирный вопрос, который, по меткому замечанию Воланда, испортил советских людей, препятствуя чувству милосердия, продолжает «рулить», и необходимость прописать зятя/невестку вызывает реакцию скорее паранойяльную. И не надо мне говорить, что прописку отменили. Может быть, это и так, но работникам социальной сферы об этом как-то позабыли сообщить… А уж владелицы жилья никаких препятствий своему ндраву иметь не желают.

Помню одну замечательную, честную, порядочную женщину. Сын ее, капитан первого ранга (адмиральская, между прочим, должность), служил, естественно, в Калининграде, но маме с папой помогал деньгами, прилежно переписывался и обязательно приезжал в отпуск хоть на неделю. Короче, прекрасно воспитанный идеальный сын. И вдруг я слышу от его милой мамы таковы слова: «Когда я уже не смогу себя обслуживать, я уйду в дом престарелых. Я никому не хочу быть обязанной».

Я спросила, не считает ли она это оскорбительным для сына. Она очень удивилась, потому что никогда об этом не думала. Оказывается, отношение ее было не человеческим, а функциональным.

Приходит на ум рассуждение Честертона, которое мне очень нравится, несмотря на то, что он считал винопитие прекрасным древним обычаем, а я полагаю, что здесь и сейчас оно ничего, кроме вреда, принести не может.

Так вот, рассуждал он об упадке нравов довольно неожиданным для нас образом, говоря, что насколько же застолье старых времен, когда люди, обнявшись, сидели на лавках вокруг стола и пели: «Пей же, пей, мой друг, пей же, пей, мой брат», приятней, теплей и человечней баров, где субъект, подойдя к стойке, противным голосом изъясняет, что он пьет на свои и никого угощать не намерен.

И как же прав наш замечательный Гилберт Кийт! Не в питье счастье, а в том, что вместо сердечных чувств воцаряется оголтелый страх перед тем, что если ты кого-то о чем-то попросишь, то ведь и тебя могут попросить! Поэтому у людей просто язык не поворачивается просто и радостно поблагодарить за подарок, за услугу…

Реакция зачастую бывает, откровенно говоря, волчья – взгляд исподлобья, поджатые губы и: «Ой, ну зачем! Нет, не надо, вот еще! Я и сама… я обойдусь… да мне и не нужно вовсе…». Стыдобушка.

И такое вот безобразие утвердилось и в семьях, вот в чем беда. Есть такое сообщество в ЖЖ, «свекруха.ру», где молодые женщины изливают свои неурядицы со свекровями. Казалось бы, поплачься (хотя мне не очень понятен принцип всенародного обсуждения семейных дел) и получи сочувствие и моральную поддержку, а то и добрый совет. Какое там!

Да, не очень симпатичны жалующиеся, хотя им трудно и их можно понять. Но на них же выливаются ушаты злобы: «а ты что думала?», «а ты чего хотела?», «а она тебе ничем не обязана, и это к лучшему, а то и на шею сядет». Дамы, дамы, вы же матери! Чему детей учить будете? Вас самих в свою очередь из дома и из сердца вышвыривать?

А еще принято жаловаться на то, что дети какие-то не такие. Скрытничают, безобразничают и вот еще взяли моду с собой кончать. В то время как такие у них добрые мамы и бабушки. Не говоря уже о папах.

И вот здесь видится сфера народной жизни, в которой могла бы приносить благодатную помощь Церковь. Вроде бы, само собой разумеется, а на практике – поди попробуй.

Казалось бы – за чем дело стало? Церкви полны бабушек, благочестивых таких. Вот сейчас скажет батюшка: «А давай-ка ты, раба Божия, невестке помогай, чем сына на нее натравливать», – и скорее всего он эту благочестивицу больше не увидит. Да и не всякий батюшка готов вместо привычного «постись, молись, смиряйся, слушай радио Радонеж» такое сказать: еще чего доброго бабуля дискутировать начнет, а ему время дорого.

Вообще-то говорят, капля камень точит. И я думаю, что если бы батюшки постепенно прониклись важностью этого дела для сохранения ни больше, ни меньше, чем благополучия нации, дело бы сдвинулось…

Есть обширные списки грехов, подчас довольно абсурдные. Но вот чего нет, так это списка добродетелей. Между тем, людям сначала были даны заповеди от Бога, а потом уже они стали рассуждать, как эти заповеди нарушаются и что за это нужно с нарушителями делать. А представляете, как было бы здорово, если бы вместо «мероприятий» народ оповещался о том, что хорошо бы:

Любить своих молодых и совсем мелких родных любовью во Христе.

Желать им добра не по своему разумению, а думать, чего бы им было приятно, полезно и душеспасительно. Например, пойдет ли им на пользу постоянное выпячивание вашей «праведности» наряду с вашей же черствостью и неуступчивостью?

Больше заботиться о них, чем о своих привычках, потому что им жить.

Страшная постановка вопроса: может быть, раз в месяц пойти в церковь не в воскресенье, а в будни, и дать выспаться работающей невестке?

Подумать: не съехаться ли ради того, чтобы внуки были поближе, чтобы им было теплее жить?

А молодым мамашам, которые день и ночь устно и мысленно обличают свекровей, может быть, полезно было бы услышать, что и свою жизнь они этим не украшают, и детей портят, и, в конце концов, сами свекрухами будут, и тут-то им воздастся. Потому что кто не желает жить по Новому Завету в любви и согласии, тот подпадает под нехитрое правило «око за око, зуб за зуб».

Напоследок: отступление в тему. Когда-то в нашем институте была в аспирантуре прекрасная женщина-мулатка из Анголы (до этого она, между прочим, в Сорбонне училась). Пришла пора защищать диссертацию, а для этого нужен «внешний отзыв», то есть из другого научного учреждения. Вот она там и побывала. А потом спросила: «А почему у вас старики такие злые? У нас старики мудрые, они понимают, что для того, чтобы их уважали, они должны быть полезными».

По-моему, умная дама все сказала. Потом она была в Анголе министром образования.

Читайте также:

Ребенок и бабушки

Я спросил у бабушки…

Бабушки

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Рождение бабушки

Приходится овладевать новым уровнем бытия – быть сразу всем одновременно

Ребенок не послушает духовника, если в семье все по-другому

Но есть родители, которым можно сказать: «Спасибо за детей»

«Мы у детей ничего не просим, соблюдаем конспирацию»

Как однажды многодетные родители получили в подарок 5 телевизоров

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!