Пост: как не навредить себе духовно и физически

Врачам, психологам и священникам часто приходится иметь дело с последствиями неумелого применения аскетики. Почему же пост, который призван помочь в борьбе с грехом, превращается в орудие борьбы человека с собственным здоровьем? Что такое потребности, и чем они отличаются от прихотей и капризов? Эти вопросы рассматривают в своей лекции протоиерей Андрей Лоргус и Ольга Красникова.

Пост — не цель, а средство

Священник Андрей Лоргус

Протоиерей Андрей Лоргус

Накануне поста всегда возникает много вопросов и недоумений. Задача священника — предупредить действия, которые могут нанести человеку вред, как духовный, так и физический.

Пост — особый аскетический инструмент для достижения духовного результата, но при этом он не является целью духовной жизни, а лишь ее средством, упражнением. Поэтому, во-первых, пост не должен нанести вреда, а во-вторых — пост может иметь духовный результат. Смысл поста заключается вовсе не в том, чтобы не есть определенные продукты, а в том, чтобы достичь духовной пользы. В идеале результат поста должен стать для нас уроком, еще одной ступенькой в нашем духовном восхождении.

Опыт показывает, что даже самый маленький шаг на этом поприще может стать для нас большой радостью, потому что духовные результаты обладают гораздо большей ценностью, чем видимые, материальные. Но иногда нам бывает обидно: нам казалось, что мы исполняем все предписанное Церковью, а духовных результатов — не видно. Но даже, если результатов не видно, они есть. Они, капля по капле, наполняют внутреннюю чашу духа, как отдельные, некрасивые сами по себе цветные стеклышки, соединенные вместе, могут составить прекрасный узор, «узор» духовного опыта.

Ресурс и прочность

Бог создал человека с большим запасом физических, психических и духовных ресурсов. Выдержать мы можем многое! Если пробовать нас «на излом», сопротивляться мы будем долго, многие десятки лет. Опыт нашего отечества показывает, что жить «на изломе» народ может не одно поколение. Однако, прочность истощается, и народ, проживший «на изломе» слишком долго, вымирает. Основная причина этого в том, что у человеческого ресурса есть предел, и не нужно пытаться познать его на собственном опыте. Его познали наши отцы и деды, но у нас другая задача — послужить восстановлению фонда народного здоровья.

Конечно, у каждого из нас есть возможность испытать самого себя, и в молодости мы все себя испытываем. Испытывают себя и неофиты, приходящие в церковь, когда впервые пробуют поститься. Но важно понять, что любые эксперименты над собой хороши при двух условиях. Условие первое — эксперимент должен иметь возможность обратного хода, т. е. возможность вернуться к норме; а во-вторых, у «исследовательской» работы должен быть опытный руководитель.

Чтобы в этом разобраться, понять, как и в чем себя можно ограничить, мы должны уметь различать в себе внутренние состояния, которые нуждаются в нашем внимании и заботе — потребности, отличать их от сверхпотребностей — от желаний, капризов и прихотей. Чтобы понимать свою меру в самоограничении, мы должны понимать, что является нашей потребностью.

Потребности и сверхпотребности

Потребность — это то, что необходимо каждому из нас для нормальной жизнедеятельности. Не для выживания, а для нормальной жизнедеятельности. В норме, жизнедеятельность совершается в равновесии затрат и ресурсов.

Ольга Красникова

Ольга Красникова

В стрессе, при выживании, ресурсов затрачивается больше, чем приобретается и восстанавливается. Иногда это бывает необходимо, когда нам нужно собраться, сконцентрироваться, чтобы «здесь и сейчас» вложить в результат всего себя, но после такого рывка наш организм и наша душа, духовная и физическая составляющие, требуют дополнительного восстановления. Выживание — это жизнь в кредит. Кредит, как известно, приходится отдавать с процентами.

Жизнь совершается в равновесии, выживание — нарушение баланса. Наша жизнь имеет не просто минимальные потребности, а потребности роста и развития. Развитие в условиях выживания практически невозможно, ведь развитие тоже затратный образ жизни. Для жизни нам необходимо удовлетворение всех своих потребностей — физических, психических и духовных.

Когда человек не получает достаточно того, что ему требуется для жизни, он вынужден расходовать свои ресурсы, предназначенные для развития. Вместо развития происходит адаптация, и если не изменить ситуацию, может начаться деградация, приводящая к физическим, психическим и духовным болезням, а в худшем случае — к гибели. Поэтому ответственность за удовлетворение своих основных потребностей у взрослого человека не является проявлением эгоизма («Слишком о себе заботится!»), а есть не что иное, как показатель его личностной зрелости.

«Неофиты» часто ориентируются на святых подвижников и аскетов, забывая, что эти люди обладали мудростью и огромным духовным опытом, поэтому попытка современного человека в самом начале своего духовного пути совершить аскетический подвиг — скорее проявление самонадеянности, чем духовного рвения.

Если человек безответственно относится к удовлетворению своих потребностей, то это рано или поздно негативно скажется не только на его здоровье и жизни, но и на жизни его близких, которым придется взять на себя заботу о нем.

Наше тело, все в целом, весь наш организм — божественное создание, обладает удивительной красотой и огромным ресурсом, но управление своим организмом — это искусство. Не техника, не технология, а именно искусство, и ему надо учиться.

Пост — это способ освоения этого важнейшего искусства. Естественно, для того, чтобы вести в пост нормальную жизнь, мы должны хорошенько знать себя. Но, к сожалению, очень часто в православии практикуется такой подход, что знать монастырские уставы важнее, чем себя. Это очень печально, потому что мы все разные, а устав один. И рассчитан он на среднего монаха, причем живущего в другой среде и в другой, более комфортной климатической зоне.

О том, как питались русские монахи, например, в Пафнутьво-Боровском монастыре, Троице-СергиевойЛавре, мы узнаем из келарских книг. Они не были приняты Церковью как уставы. Келарь — человек, отвечавший за запасы продовольствия. Продукты, которые он ежедневно выдавал на кухню, он записывал в особую книгу. По этим древним рукописям XV–XVII века мы можем узнать, что ели монахи. И можно сделать вывод, что это к нам неприменимо — неприменимо для людей, живущих в городе, людей работающих.

Устав церковный рассчитан на среднего монаха в монастыре. А мы все — разные и у нас разные потребности. За каждого из нас никто не отвечает, кроме нас самих. Поэтому искусство познания себя — это личное, персональное искусство. Здесь очень важно чувство меры и целесообразности. Важно прислушаться к своему организму, понять, что происходит со мной, когда я ем или не ем те или иные продукты.

Пост привел в больницу

На Светлой неделе одна пожилая женщина оказалась в больнице. Причина была в том, что, несмотря на свои 92 года, она постилась строго,«по-монастырски», в результате после того, как она разговелась на Пасху, родственникам пришлось вызывать скорую помощь. Вопрос в том, насколько такой пост является духовным поступком, нет ли в этом «духовном подвиге» некоторого эгоизма? Ведь решать возникшие проблемы пришлось не только самой постнице, но и ее близким.

На Рождество и на Пасху в наших храмах люди, падающие в обморок, увы, обычное дело, и в любой свечной лавке на такой случай имеется аптечка.

У каждого человека обязательно должен быть дух разумения, иначе вместо поста получается профанация идеи: вместо того чтобы заниматься духовным здоровьем человек подрывает физическое. Чтобы ограничивать себя грамотно, нужно изучить свои потребности.

Познакомиться с собой

Каковы же основные физические потребности человека? Во-первых — потребность во сне. Сон необходим не только для восстановления сил, но и для того, чтобы привести в норму наше эмоциональное состояние, которое влияет на состояние духовное. С точки зрения психологов, физиологов и медиков не выспавшийся человек находится в измененном состоянии сознания (такие же измененные состояния практикуются в оккультных практиках), он неадекватен и не может нормально воспринимать себя, свои поступки и желания, строить отношения с другими людьми. Лишение человека сна — одна из самых жестоких пыток, в результате которой может наступить временное или полное помешательство.

Напряжение, которое возникает у не выспавшегося человека, приводит к раздражительности. Во время поста люди часто добавляют к своим обычным делам и обязанностям, например, чтение акафистов. Само по себе это — хорошо. Плохо то, что некоторые теряют меру и накладывают на себя «бремена неудобоносимые». И вот человек совершил маленький духовный подвиг, но следующий день он встретит не выспавшимся, от этого плоды его духовного дела будут печальными не только для него, но и для его близких.

Наших потребностей никто кроме нас знать не может. Поэтому очень важно, чтобы мы с собой познакомились. Нужно точно узнать:

— Сколько лично мне требуется спать, чтобы высыпаться?

То, что ваша соседка, или сотрудница высыпается за 5 часов, не может быть критерием вашей потребности во сне. К тому же количество часов, которое требуется на сон, зависит от многих факторов, например от времени года, от наличия стрессовой ситуации (если она есть, восстанавливать силы придется дольше). Ученые доказали, что не выспавшийся человек, стараясь «заесть» недосып, съедает больше, чем выспавшийся.

Еда

Еда — не только способ утолить голод, очень часто еда для нас становится универсальным способом компенсации самых разных «неудовлетворенностей». Но это не означает, что таким образом мы удовлетворяем потребность в еде. Когда мы говорим «потребность», мы имеем в виду психофизиологическое явление, говоря о культуре еды, мы имеем в виду сам процесс и антураж — как и когда мы садимся стол, зачем приходим в кафе, какие выбираем продукты в магазине. Потребность в еде и культура еды напрямую не связаны.

К сожалению, с едой в нашей культуре, произошла некая метаморфоза — вместо удовлетворения пищевой потребности еда зачастую удовлетворяет потребности эмоциональные. Например, с помощью еды мы себя утешаем. Вспомните детство: «Плачешь? На вот тебе конфетку!» «Скучаешь, не знаешь, чем заняться? Давай поедим».

фото: gettyimages.com

фото: gettyimages.com

Во время поста важно, чтобы мы не просто сокращали или изменяли свой рацион, а чтобы мы задумались над тем, когда и что мы едим. Взрослый человек должен точно знать, сколько ему нужно пищи. Причем не для утешения, а для насыщения. Насыщения разумного.

Действительно ли я ем, когда я хочу и столько, сколько я хочу?

Когда я ем:

— когда действительно надо?

— когда получилось?

— когда уже больше не могу терпеть голод?

Какая пища мне полезна?

Все эти вопросы — не вопросы поста, но начиная его на них желательно ответить.

Есть нужно достаточно часто, небольшими порциями. Почему это важно? Потому что если мы долго не обращаем внимания не чувство голода, оно становится для нас привычкой. Голодный переедает, а умеренный не ждет голода.

Многим из нас сложно научиться не доедать. Оставить еду на тарелке, даже если наелся просто невозможно, — нехорошо, неприлично, «мама (бабушка) обидится».

Нужно научиться прислушиваться к своему организму. Это — очень серьезный навык. Казалось бы, речь идет об очень простых вещах, но мы о них даже не задумываемся.

Именно искажения в пищевой сфере ведут к тому, что пост у некоторых из нас вызывает ужас: «Ведь еда — последнее удовольствие, которое у меня осталось! Я и от него должен отказаться? Ни за что!» И если такой человек все-таки решается держать пост, то ему приходится совершать над собою насилие, а насилие над собой ни к чему хорошему не приводит.

Отдых

Если мы чувствуем усталость, это значит, что отдыхать уже… поздно. Делать передышку в работе, чтобы восстанавливать силы, следует гораздо раньше, в тот момент, когда начинает снижаться тонус, мотивация, настроение.

Передышкой вполне может быть переключение с работы, над которой вы сидите не первый час, на какое-то активное действие, не требующее напряжения.

Такие небольшие передышки в течение дня помогут избежать в конце дня изможденного состояния, в которое мы очень любим себя загонять. В этом состоянии действительно можно только лечь и уснуть, причем некоторые говорят, засыпают «на лету», в тот миг, пока их голова опускается на подушку. Но это не отдых. Изможденность — это патология, и к духовному опыту не ведет. Она ведет к выгоранию.

Под словом «отдых» мы чаще всего понимаем сон. Это не так. Сон — это сон. Отдых — это активная стадия жизни, тогда как сон — пассивная. Именно в процессе отдыха мы вырабатываем новые ресурсы, поэтому отдых — деятельность, деятельность достаточно активная, но не требующая физического и психического напряжения и лишенная ответственности. Норма отдыха у каждого своя, причем с возрастом она меняется.

А еще отдых требует уединения. Человек обязательно должен какое-то время побыть в уединении. Количество этого времени у каждого свое. Кому-то достаточно получаса в день. Но это — минимум, необходимый для обеспечения жизни. С возрастом потребность в уединении возрастает.

фото: gettyimages.com

фото: gettyimages.com

Для отдыха необходима тишина. Уединение, тишина и время, которое человек может провести наедине с самим собой. Это требуется для того, чтобы человек мог нормально жить, в том числе для того, чтобы он мог молиться. Если в голове все время идет некий внутренний диалог, никакой молитвы не будет.

Без отдыха наладить молитвенное правило невозможно. Без отдыха можно «перекрывать Енисей, можно изготавливать снаряды», но духовная жизнь без отдыха — невозможна.

Для отдыха необходим также позитивный внутренний фон. Если человека обуревают страсти, проблемы, он находится в тревоге, в горе, отдых будет продолжением его страданий. Люди, которые постоянно находятся в тревоге не отдыхают, и когда они после перерыва снова приступают к деятельности, у них появляется раздражение.

В наше высокотехнологичное время люди пребывают в состоянии стресса. Мы находимся под влиянием телевизора, телефона, Интернета, «отдыхаем» с наушниками в ушах или за компьютером. Постоянное нахождение в информационном потоке не способствует отдыху, а без отдыха мы не можем быть эффективны как люди, не говоря о развитии. Отдых исключает телефон, Интернет, наушники и проч. Отдых требует молчания!

Священники призывают чаще быть на богослужении. Именно в храме человек, наконец, встречается с самим собой. Богослужение заставит отключить телефон, выйти из сети и вынуть из ушей наушники. В храме включаемся в совсем другую деятельность, медленную, тихую, монотонную деятельность. Чтобы следить за ходом службы, мы вслушиваемся и всматриваемся. В храме происходит «принудительное» преображение нашего внутреннего пространства. Время, проведенное в храме, очень важно для нас, без богослужения никакой внутренней жизни не бывает.

Здоровье

Отсутствие боли — это тоже наша потребность. Боль это стресс: даже несильная боль потихонечку выматывает нас, расходует наши ресурсы. Медики в один голос говорят, что таблетку лучше принимать, когда голова только начинает болеть, а не тогда, когда она уже разболелась вовсю, в этот момент одной таблетки может не хватить. Нельзя допускать, чтобы у вас что-то болело! Терпеливость в боли — это не достоинство, а недостаток. Притерпевшись, можно пропустить момент, в который требуются активные действия.

Такие случаи знает каждый из нас. Они приводят в больницу.

Конечно, можно терпеть любую боль. Но надо иметь в виду, что если мы начинаем терпеть боль, то нам угрожает потеря чувствительности. А ведь боль — это сигнал о неблагополучии. Если мы снижаем чувствительность к боли, она снижается во всех рецепторах человека. И человек, у которого снижено чувство боли, может пропустить тот важный сигнал, а это может быть опасно для его жизни.

Вы можете спросить, какое это все имеет отношение к духовной жизни? Самое прямое. Когда у вас что-то болит, и вы стоите в храме на службе, сосредоточиться на молитве гораздо труднее. А когда вы хотите спать, насколько внимательна ваша молитва?

Кроме физиологии. Потребности психологические

Кроме физиологических потребностей у нас есть потребности психологические. Перечислим те, которые являются базовыми:

— Потребность в ощущении ценности себя, своей жизни, своей личности. Ведь если моя жизнь, моя личность не является для меня ценностью, зачем мне духовные упражнения? Если моя жизнь, личность ценностью являются, тогда мне важно, чтобы я развивался, рос, наполнял свою жизнь смыслом. Если я — «пустое место», то зачем все эти сложности, тогда можно просто как-нибудь дотянуть до кончины?

— Потребность в сопричастности, в любви и близости — потребность чувствовать себя частью чего-то большего, семьи, рода, народа, культуры, профессионального сообщества. Нам обязательно нужно чувствовать, что мы не одиноки. И если говорить о вере, очень важно чувствовать свою сопричастность Богу, Церкви, это чувство, оно очень часто которое нас согревает и поддерживает. Именно оно приводит нас в храм, когда уже ноги не идут от усталости.

— Потребность в самостоятельности. Нам важно быть частью чего-то большего и целого, но при этом необходима самостоятельность, ощущение себя отдельной личностью, отвечающей за себя.

— Потребность в самореализации важна не только для творческих людей, она актуальна для представителей любой профессии, нужна она домохозяйкам и пенсионерам. Самореализация, творчество проявляется во всем: в нашем образе жизни и наших делах, в наших отношениях, в нашей осанке и походке, в манере одеваться, в том, как мы выглядим: все это — самореализация.

— Потребность в безопасности, имеется в виду психологическая безопасность, потому что безопасность физическая — понятие достаточно условное, сейчас она есть, а через минуту все может измениться. Речь идет о психологической безопасности — состоянии, когда человек не обороняется, когда не ожидает угрозы, когда его не унижают, а уважают, ценят, слышат, принимают его в расчет. Это тоже очень важный момент жизни.

Духовные потребности:

— Потребность быть. Но «быть» не просто на уровне существования, а на уровне понимания себя. Когда Бог призывает Авраама, тот говорит «Вот я». Это исповедание своего бытия — «Я есть». Эта духовная потребность, раскрывается в самореализации, в покаянии, в осознании себя. Ведь покаяние невозможно без осознания и познания себя, самопознание — фундаментальная основа всякого покаяния, всякого раскаяния.

— Потребности в общении с Богом и другими людьми. Эта потребность реализуется во время молитвы, богослужения, в общечеловеческом общении.

— Потребность в смысле. «Человек — существо, уязвленное смыслом», без смысла он жить не может. Если мы в чем-то разочарованы, это означает, что мы утратили смысл. Как Иов, страдавший от непонимания своих бед и горя, вопрошающий Бога о смысле, так и мы нуждаемся в нем.

Например, когда ребенок только идет в школу, поначалу для него очень важен смысл. Но когда посещение школы становится рутиной, он разочаровывается, и учеба становится ему в тягость. Так же происходит с нами, когда мы приходим на новую работу. Первый год мы летаем на крыльях, все осмысливаем, все — важно и интересно. Хватает этого запала года на три, потом смыслы исчерпываются и… Так и в неофитстве, пока смысл воцерковления нам ясен, мы одухотворены, как только повседневность и привычка застилают нам смысл — мы унываем. Утрата смысла для нас опасна, мы все время должны осмысливать свое бытие, иначе мы не можем.

— Потребность в развитии, потребность в преображении. Душа наша стремится к совершенному, по своей природе. Она не может терпеть своего греховного состояния. Бердяев говорил, что человек — существо, недовольное самим собой. Для того, чтобы вернуть подлинный облик сынов Божиих, мы должны стать иными. Это и есть потребность в преображении, потребность в полете, в обретении крыльев, потребность в свете.

Кто за нас в ответе?

Очень важный вопрос: кто отвечает за удовлетворение наших личных потребностей?

Ответ, вроде бы, очевиден — мы сами. Но в реальной жизни мы часто перекладываем эту ответственность свою на окружающих.

Мама должна знать, когда меня покормить, начальник должен знать, когда мне нужно сделать перерыв в работе, а если он считает, перерывы мне не нужны, я подчинюсь. Батюшка знает, что мне можно и нельзя есть, будильник знает, во сколько мне вставать.

Мы с удовольствием перекладываем ответственность за удовлетворение своих потребностей на какие-то внешние обстоятельства. И говорим: «Жизнь у меня такая! Ничего не могу сделать».

Хотя на самом деле, если отнестись к этой задаче серьезно, сделать можно очень многое.

Многое можно изменить, при этом не сильно изменив образ жизни. Все, что нам нужно сделать — осознать свои потребности и начать внимательно и заботливо к себе относиться.

Желания, прихоти, капризы

Чем же отличаются потребности от желаний, прихотей, капризов?

Что такое желание и в чем его отличие от потребности? Желание — хотение чуть большего, чем необходимо. Если потребность — это то, без чего мы не можем нормально функционировать, то желание — это когда я хочу чуть больше, чем имею. Желание отражает и наши потребности, и нашу пользу, превышающую потребности.

Например, потребность в еде можно удовлетворить с помощью картошки. Вид блюда для насыщения не принципиален. А вот стремление получить картошку именно в жареном виде — это уже желание. Или иной пример: Для отдыха мне нужно 2 выходных дня, но я хочу получить дополнительное образование. Желание учиться отражает и мою потребность в развитии и желание радости от познания мира. Для этого мне необходимо дополнительное время и дополнительный отдых. Ещё пример: чтобы пообедать, мне нужно 25 минут, но есть ещё и желание посидеть с друзьями за столом, чтобы пообщаться.

Можно, конечно, обходиться минимумом. Например, во время войны у женщины могло быть одно платье, проблема была в том, чтобы успеть высушить его после стирки, чтобы было в чем идти. Минимумом вполне можно обходиться. Но иногда хочется большего. В этом хотении нет ничего плохого, это — нормально. У нас сейчас не война, не голод, поэтому некоторые желания вполне можно удовлетворить. Когда мы высказываем свои желания, то начинаем говорить о пользе и об удовольствии. Искусство владения собой — это умение различать свои желания: пользу, удовольствия, развлечения и проч.

Когда потребности удовлетворены, и желания исполнены, могут возникнуть и «прихоти». Два платья уже есть, картошечку пожарили, теперь хочется сережки, да не любые, а подходящие по цвету к одежде.

Появляется эстетика, потребность в красоте, в разнообразии. Хочется не просто картошечки, а с квашеной капустой. Начинаются прихоти — плохо это или хорошо? Иногда — просто необходимо!

Прихоти создают ощущение радости, благодарности, избытка, щедрости. Если у меня есть необходимое, есть то, чего я хочу, и есть даже то, чего я при-хотел, то значит я — богат и могу делиться!

Возникает ощущение щедрости от избытка, это не вынужденная, а добровольная щедрость. Конечно, делиться можно и необходимым, особенно, если для того, с кем ты делишься, твоя помощь жизненно важна. Но надобность в такой помощи возникает нечасто. Так что прихоть — это неплохо. Если человек может себе позволить прихоть, значит, в его жизни есть некий избыток, за который можно благодарить Бога. Именно прихоти могут быть мишенью поста. Отказаться от такого избытка — добровольная жертва!

От прихотей нужно отличать капризы, потакание капризам совсем не полезно, ни своим, ни чужим. Есть несколько критериев, по которым можно предположить, что речь идет о капризе. С капризами, особенно со своими, надо разбираться строго.

Каприз — это искажение базовой психологической потребности. Например, потребность в ощущении собственной ценности – это нормально, но есть люди, для которых их самоценность измеряется тем, что им дали. Поэтому, чтобы ощутить свою ценность, они бесконечно вымогают у окружающих внимание и подарки, признание и лесть. Как можно понять, что речь идет о капризе? Получая желаемое, человек воспринимает это как должное или начинает выдвигать новые требования: «Это колечко не такое, у подруги-то получше!» Если после получения желаемого человек не ощущает удовлетворения и благодарности, возможно, его желание было капризом.

Каприз не насыщаем, и если мы начинаем жертвовать своими потребностями и желаниями ради чужих капризов или требовать от других удовлетворения своих капризов, у нас начинаются духовные проблемы. Разобраться с капризами — возможная цель поста, с тем, однако, прицелом, чтобы после поста капризы не возвращались.

Различия между потребностями и желаниями выражаются еще и в некоторой иерархии. Дело в том, что свои потребности мы, как правило, не можем удовлетворять напрямую, потому что потребности связаны с нашими желаниями. Когда я хочу есть, я испытываю желание. Но если я осознаю, мне уже пора бы поесть, но при этом есть не хочу, заставить себя очень трудно. Наш организм не будет работать в отсутствие желания, потому что на желании завязаны все физиологические цепочки. А потому, удовлетворение потребностей — это не механический процесс, а психическая, как правило, неосознанная, деятельность.

В этой деятельности важны и мотивы, и желания. Желания имеют разную природу. Одни происходят от потребностей, другие — от страстей, а третий вид желаний продиктован культурой, традициями, стереотипами. Всё это нам передается с воспитанием. Мы вырастаем, не умея разобраться в себе, определить, в чем действительно заключаются мои потребности и воспитываем своих детей в тех же стереотипах.

Потребности — подождут?

Что происходит, если мы долгое время не удовлетворяем наши потребности и желания, если нам приходится постоянно во всем себя ограничивать? Последствия могут быть достаточно серьезными.

Во-первых, человек может впасть в депрессию. Состояние: «я ничего не хочу» является одним из признаков депрессии. Проявляться депрессия может по-разному, совсем необязательно человек при ней лежит «носом к стенке». Может быть так называемая ажитированная депрессия, (от слова «ажиотаж»). Такой человек внешне очень активен, иногда даже чрезмерно и много делает, но в глазах у него при этом тоска и пустота, вот по этому «замершему» взгляду и можно понять, что человек в депрессии. Он делает все автоматически, не «изнутри», а как бы отвечая на внешние раздражители, и деятельность его — чисто внешняя. Внутри себя, в душе этот человек «лежит носом к стенке». Эта форма депрессии небезопасна, не будучи вовремя распознана, может перейти в клиническую форму.

Но чаще депрессия проявляется в более мягком варианте: «Не знаю, чего хочу». Причиной этого «не знаю» может быть привычный запрет на свои желания. Он приводит к тому, что человек боится заявить о том, что чего-то хочет (т. е.признать свои потребности), чтобы не услышать отказ. Иногда люди боятся, что им скажут «нет», и поэтому предпочитают «не знать», чего они хотят. Результатом запретов и отказов может стать желание человека иметь слишком много. Такой человек хочет не «быть», не «заботиться о себе», а именно «иметь», он пытается за счет вещей и приобретений заполнить внутренний вакуум.

Проблема с отказом, проблема с выбором, страх упущенных возможностей — это все — последствия жестких внутренних запретов, привычки к неудовлетворению своих потребностей и желаний. Последствия такого отношения к себе могут быть очень серьезными. Научиться различать потребности и капризы — разве не достойная цель поста?

Пост — время анатомии желаний

Потребности надо удовлетворять, а в желаниях надо разбираться. Пост — замечательное время для того, чтобы разобраться в своих желаниях. И эта анатомия должна быть очень разумной. Почему я хочу именно этого? Сладкого, горького, жирного, кислого?

Наши желания иногда воспитывают страсти, а страстей в нас очень много, самых разных. Многие из них воспитаны, увы, нашей семьей, образом жизни. Например, в некоторых семьях существует так называемый «культ еды», причем этим иногда гордятся. Ничего особенного в культе еды нет, кроме того, что он может воспитать страсть.

Мы живем нашими страстями, не сознавая этого. Они тоже побуждают желания, которые нам сложно контролировать. Мы должны понимать, что страсть — это имитация потребности. Это клубок, в котором есть свои потребности, свои эмоции, свои смыслы, и своя воля, клубок автономный и хорошо спрятанный. Поэтому страсть обнаружить нельзя, она обнаруживает себя только желанием сильным и страстным. Вот это — признак, как страсть можно узнать. Но когда они не актуализированы, не возбуждены, их просто не замечаешь. Пост, иной раз, возбуждает страсти. И это хорошее время для обличения страстей.

Беда заключается в том, что они неподвластны нашему контролю и руководству, страсти не подчиняются нашей воле, они автономны. То есть, наша свободная воля, увы, над страстями не вольна. Страсти сами продуцируют желания, создают мощную мотивацию и заставляют нас действовать так, как они хотят. В этом и беда. Значит наша задача – страсть распознать, обличить, найти корень её и вступить с ней в «борьбу». Но борьба со страстями – особая тема, и без руководства неисполнимая.

 

Подготовила Алиса Орлова

Читайте также:

Жизнь или… ее альтернатива

Пост и Второе пришествие

Епископ Канский Филарет: Во время постовых искушений мы сразу должны обращать свой взор к Творцу

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Остановить безумие. Если близкий сходит с ума у вас на руках

Личный опыт мужа, чья жена находится в депрессии уже 6 лет

Похожих депрессий не бывает

Возьми себя в руки, соберись - все это не работает

Не оставляйте нас одних

Правмир нашел девушку с биполярным расстройством, как у Шинейд О’Коннор

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: