Как обеспечить школьнику уколы инсулина: инструкция

Фейсбук потрясла очередная история про «инклюзивное образование по-русски». В московской школе №870 первокласснице Асе настоятельно рекомендовали делать уколы инсулина… надежно закрывшись в туалете. По версии школьного руководства, вид уколов и крови с тест-полосок страшно травмирует окружающих детей. Конфликт вокруг девочки с сахарным диабетом комментирует врач-реаниматолог иеромонах Феодорит (Сеньчуков)
Иеромонах Феодорит (Сеньчуков)

Иеромонах Феодорит (Сеньчуков)

Везде, кроме России

В одном гостеприимном доме в бельгийском городе Брюгге я разговорился с человеком, по долгу службы имеющим дело с инвалидами. И он рассказал мне о том, как обездвиженные пациенты с боковым амиотрофическим склерозом отдыхают на морских курортах, как они живут дома, как учатся… Этот разговор вспомнился мне, когда я прочитал о злоключениях семилетней девочки, больной диабетом.

Диабет – не БАС. Он встречается очень часто, и вид диабетика, делающего себе укол, нигде в мире никого не удивляет. Нигде… кроме России. Кроме российской школы.

Итак, что происходит? Девочке нужна подколка инсулином перед едой. Девочка маленькая, хлебные единицы, по которым обычно проводится расчет инсулина, пока считать не умеет, да и диабет выявлен недавно, поэтому нуждается в контроле уровня гликемии (сахара крови). И вот тут вырастает камень преткновения. Оказывается, школа не просто не желает девочке помочь – ни администрация, ни медсестра – но и просто выталкивает колоться в туалет. Причем отмазки находятся какие-то бредовые – «дети боятся крови», «медсестра боится ответственности». Да еще и школьное меню никому не показывают. (Хотя это как раз возможно объяснить: я когда-то в советские годы видел, как в доме престарелых персонал тащил бананы. Но при этом каждая бабушка по одному банану получала обязательно. Может, и тут так?)

И администрация «любезно» предлагает ребенку домашнее обучение. Типа, проблем меньше.

Что делать?

Ну ладно, найти управу на медсестру можно.

Приказ № 541н Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 23 июля 2010 г. «Об утверждении Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих», раздел «Квалификационные характеристики должностей работников в сфере здравоохранения», в разделе «Медицинская сестра. Должностные обязанности» прямо указывает, что медсестра «обеспечивает выполнение врачебных назначений».

То есть чисто бюрократически проблема решается так: мама с заключением из больницы или от районного детского эндокринолога идет в ту медицинскую организацию, которой подчинен школьный медкабинет, и настаивает на том, чтобы врач, курирующий кабинет, назначил ребенку инсулин, расписав алгоритм его введения, в зависимости от уровня гликемии.

Но вот как воздействовать на школьную администрацию? Причем нелепость в том, что диабет – обычен, а инсулинотерапия, по сути, – не лечение, а протез. У нас научились, слава Богу, делать пандусы для инвалидов, но инсулиновый шприц всё еще пугает общество.

При этом большинство диабетиков живет самой обычной жизнью – учатся, работают, путешествуют. И едят они, как правило, обычную пищу (диета существует, но школьное питание ей в большинстве случаев не противоречит).

Для диабетика опасно состояние гипогликемии – падения уровня глюкозы в крови, так как тогда он может потерять сознание и, если не оказать ему помощь, то даже умереть. Но это состояние человек чувствует заранее и принимает пищу (именно поэтому для больных диабетом важно регулярное питание). Но инсулин он вводит не по жизненным показаниям, а планово – либо по часам, либо на прием пищи, поэтому выделить ребенку место в медкабинете проблем не составляет.

Наверное, первоклассница еще нуждается в контроле взрослых, но через год-два она и сама сможет рассчитывать дозу в зависимости от гликемии и хлебных единиц. Тем более что при правильном отношении ребенок легко понимает свои ограничения и не испытывает дискомфорта, так как в остальном он полностью нормален.

О важности мелочей

Мы любим называть себя народом-богоносцем, гордиться нашими святыми (а иногда и не очень) предками, ругать бездуховный Запад… Но есть такая поговорка: «Дьявол скрывается в мелочах». Казалось бы, мелочь – отношение к девочке-диабетику, да и вообще к инвалидам, перед величием Святой Руси и Русского мiра. Ан нет…

«Заповедь новую даю вам, да любите друг друга: якоже возлюбих вы, да и вы любите себе: о сем разумеют вси, яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою» (Ин. 13:34-35) – так говорит Спаситель. Именно любви не хватает ни администрации этой школы, ни медсестре школьного медкабинета, да и всем нам, лениво отмахивающимся от ближних наших, страдающих от болезней, когда мы пытаемся спрятать их с глаз долой, дабы ничто не нарушало нашего комфорта. А без любви – и не ученики мы Господу, не дети Его, и грозным предупреждением всем нам встают слова Спасителя: «вы отца (вашего) диавола есте, и похоти отца вашего хощете творити: он человекоубийца бе искони и во истине не стоит, яко несть истины в нем» (Ин 8:44).

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Протоиерей Александр Тимофеев: У моего сына диабет

«Я пошел в школу и десять минут объяснял детям, что такое диабет. Что это болезнь серьезная,…

Директор школы: «Пользоваться медицинским кабинетом маме никто не запрещал»

О своем видении конфликта вокруг первоклассницы с сахарным диабетом рассказывает директор московской школы №870

Особенности российской инклюзии, или Диабетик в туалете

Что нужно, чтобы первоклассница Ася нормально ходила в школу

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!