Как обезопасить детей от педофилов, – мнения священнослужителей

Источник: REGIONS.RU
|

Учреждения высшего профессионального образования ряда городов страны в конце лета этого года получили строгие указания Минобрнауки РФ о порядке приема на работу новых сотрудников. Так, преподаватели при устройстве на работу, в том числе и по совместительству, вынуждены теперь доказывать отсутствие судимости или уголовного преследования за преступления против половой неприкосновенности детей, предъявив справку из полиции об отсутствии судимости по ст. 131 и 132 Уголовного кодекса.

Это вызвало в педагогической среде вал негодования: полиция не справляется с наплывом преподавателей, а прокуратура уже подступила с требованием “представить список сотрудников с приложением копий трудового договора, с приказом о приеме на работу, копиями паспорта и справки о наличии или отсутствии судимости”.

Кроме того, речь идет не только о молодых преподавателях, но и об опытных педагогах, и многих обижает такое отношение. Ни в Министерстве образования и науки РФ, ни в профильном министерстве Самарской области не смогли оперативно объяснить, почему в некоторых городах справки стали требовать массово. Уполномоченный по правам ребенка Москвы, заслуженный учитель России Евгений Бунимович тоже считает получение справки об отсутствии судимости «унижающим человеческое достоинство мероприятием»: “Школа, техникум, колледж сами должны запрашивать эти сведения в централизованном порядке, а педагог должен дать согласие на предоставление этих сведений”.

Лидер правозащитной ассоциации «Агора» Павел Чиков, в частности, заявил, что «в России, видимо, появились две новые главные проблемы — педофилы и экстремисты». При этом правозащитник, по сути, отстаивает право педофила на незапятнанную репутацию и на право работать с детьми. По его словам, антипедофильские поправки Медведева предполагают поражение в правах «на всю жизнь»: «Судимость – это юридическое состояние человека, которое длится тот промежуток времени, который установил суд. Погашение судимости означает, что человек искупил свою вину перед обществом — государство не вправе продлевать ему наказание искусственно», – заявил правозащитник. – «Трудовой кодекс не может быть жестче Уголовного». Между тем действующий российский УК дает возможность суду накладывать запрет на определенную деятельность.

« Имеет ли отбывший наказание педофил право на незапятнанную репутацию? Оправдано ли заставлять педагога доказывать, что он не педофил? Как вы относитесь к предложению Торшина о размещении на специальном интернет-сайте в открытом доступе подробной информации о педофилах: его полное имя, фото, сведения о преступлениях, место работы или учебы, номер его автомобиля?» – с такими вопросами корреспондент Regions.Ru обратился к священнослужителям.

Протоиерей Максим Козлов, настоятель домового храма МГУ, отметил, что само по себе стремление законодателя оградить детей от лиц неадекватных и опасных – стремление благое.

«Это можно приветствовать. С другой стороны, мы знаем, как у нас могут реализовываться самые благие начинания. Непонятно, почему люди сами должны представлять такие справки – при том, что у нас практически каждому доступны всевозможные базы данных, где все обо всех известно. При устройстве на работу достаточно предъявить паспорт, а работодатель может уже наводить справки о возможном криминальном прошлом человека», – сказал он.

«Мне кажется унизительным доказывать, что ты не верблюд. Кроме того, само собирание справок и хождение по различным госучреждениям провоцирует коррупцию, и это может привести не к повышению защиты детей, а к повышению доходов чиновников», – добавил батюшка.

«Как бы не получилось по известной фразе покойного Черномырдина: «Хотели как лучше, а получилось как всегда», – заключил отец Максим.

Директор православной гимназии протоиерей Алексий Новичков, настоятель храма Тихвинской иконы Божией Матери села Душоново Щелковского района Московской области, также считает, что человек не обязан доказывать свою невиновность, если ему не предъявлено официальное обвинение.

«Это какой-то перегиб. А в результате одни неприятности: люди не могут своевременно устроиться на работу, потому что полиция не справляется с этой функцией, везде очереди и волокита. Все это похоже на очередную «кампанию» без какого-либо ясного обоснования», – сказал он.

«А появление сайта, предложенного Торшиным, было бы, на мой взгляд целесообразным. Сейчас директор практически любого детского учреждения вынужден принимать на работу «случайных» людей, потому что в этой сфере осталось крайне мало специалистов и людей желающих там работать. Информация подобного рода могла бы быть полезной при приеме таких «случайных» людей на работу», – полагает отец Алексий.

«Надо делать все, чтобы обезопасить наших детей от любых угроз. Если есть возможность сделать для этого что-то разумное, то, конечно, это надо делать», – заключил он.

Главный редактор журнала «Наследник» протоиерей Максим Первозванский считает, что любой работодатель, тем более в социальной сфере, имеет право требовать от человека обоснования для профпригодности: «Продавцов в продуктовых магазинах ведь не оскорбляет то, что они должны приносить справку из кожвендиспансера». «К примеру, каждый священник перед рукоположением должен предоставить справку из психоневрологического диспансера о том, что он не стоит там на учете. При работе с людьми – это нормальная практика, требовать документы, подтверждающие твою профпригодность. Кстати, у нас в законе оговорено, что человек, осужденный за педофилию, какое-то время лишается права заниматься педагогической деятельностью. Я считаю, что эти люди вообще не имеют права преподавать в дальнейшем», – говорит священник. «Создание сайта с базой данных о педофилах довольно спорный вопрос, так как такой сайт может стать орудием, влияющим на репутацию тех или иных людей. Создатели такого сайта сами должны быть людьми с кристально чистой репутацией. В любом случае, педофилия – это заболевание, которое не поддается лечению. Человек может воздерживаться какое-то время, а потом вновь сорваться. Поэтому такой сайт имеет право на существование, но возможно не в открытом доступе, а лишь для круга заинтересованных лиц – тех же педагогов, руководителей учебных учреждений», – предлагает отец Максим.

Заведующий кафедрой теологии Рязанского государственного университета игумен Лука (Степанов) считает, что втягивание широкой общественности в обсуждение личностей, справедливо или несправедливо обвиняемых в преступлениях против детей, может быть чревато многими злоупотреблениями и опасностями: «По причине людского коварства или просто людских ошибок честный человек может оказаться в одном ряду с преступником».

«Контролировать область преступлений, особенно педофилии – дело специальных служб и той системы, которая умеет отслеживать, контролировать, собирать информацию и на последнем этапе выносить наказание. В конце концов, для оплаты этой работы вся страна платит налоги», – говорит священник.

«Если сейчас журналисты и педагоги получат свободный доступ к страницам, где составлены списки педофилов, то ничего, кроме смуты и греха, не получится – тем более, что серьезные рецидивисты уйдут из-под любого контроля», – предупреждает он.

«Что касается права на незапятнанную репутацию, то только истинное покаяние человека может очистить его душу. Но даже после исповеди в человеке еще долго живут страсти, и он преображается не сразу. Но бывает, что человек и сам себя осуждает и корит сильнее, чем кто бы то ни было. Наша задача – создать такие условия, чтобы человек после выхода из тюрьмы обладал возможностью социализации, чтобы душа его была занята делом и не подпадала вновь во власть духов тьмы», – заключил отец Лука.

Священник Александр Кириллин, клирик храма иконы Божией Матери “Всех скорбящих Радость” на Калитниках, не видит ничего обидного в требовании справок о несудимости по статьям о педофилии.

«В наше время в дошкольных и учебных заведениях такая справка так же необходима, как и справка о состоянии здоровья. Это не справка о невиновности, а справка о профпригодности. И чем меньше возраст детей, тем строже должны быть требования. Это в первую очередь касается школ и детских садиков. Руководители детских учреждений должны обладать такой информацией. Если человек устраивается работать слесарем на завод, то это, конечно, другое дело», – сказал он.

«Есть определенные требования к врачам, есть определенные требования и к педагогам. И эти требования вполне обоснованы», – добавил священник.

Начальник отдела образования ДУМ Татарстана Валиулла-хазрат Якупов считает, что педофилы не имеют права возвращаться в педагогику после отбытия наказания: «Опыт показывает, что наступают рецидивы. Рисковать детьми недопустимо».

«Но и требовать справки со всех преподавателей – это не корректно. Все-таки большинство педагогов – адекватные и нравственные люди. Заставлять их приносить такие справки значит подвергать унижению», – убежден он.

«И я не уверен, что действительно необходимо создание сайта с информацией о педофилах. В эти базы данных ошибочно могут попасть люди, которые не имеют отношения к педофилии. Это задача правоохранительных органов – отслеживать, чтобы осужденные за такие преступления никогда не занимали должности в сфере образования. И эту проблему можно решить без подключения общественности, если государство примет соответствующие меры. Но пока у нас толком не ведется работа в этом направлении», – подытожил Якупов.

Виктор  Лега, зав. кафедрами философии, основного богословия и апологетики ПСТГУ, говорит, что прежде всего надо менять законодательную базу, так как решение Минобрнауки РФ находится в некотором противоречии с действующим законодательством: «Это же нарушение презумпции невиновности: от человека требуют доказать, что он чего-то не совершал».

«Что касается репутации педофилов после отбытия наказания, это вопрос сложный, поскольку педофилом может быть и психически нездоровый человек, а может и случайно замеченный в связях или необоснованно обвиненный», – считает преподаватель.

А вот с инициативой по созданию сайта с данными о педофилах Виктор Петрович не согласился: «Это нарушение свободы человека на личную жизнь. Безусловно, такая информация может содержаться в базах данных правоохранительных органов, к ней могут обращаться учителя, директора школ, руководители вузов. Но делать ее полностью публичной – это вмешиваться в личную жизнь человека. Тем более что человек может раскаяться в совершенном преступлении, а публичная информация поставит ему клеймо на всю жизнь».

Доктор филологических наук, декан факультета иностранных языков, профессор кафедры лингвистики и межкультурной коммуникации РГСУ Ирина Дергачева полностью согласна с идеей создать сайт с информацией о педофилах.

«Я знаю, что сегодня есть энтузиасты, которые создают подобные сайты, пишут об этих преступниках, стараются максимально распространить информацию. Если появится официальный сайт, где будет публиковаться информация о людях, преступления которых доказаны, это хорошо. Ведь столкнуться с педофилией – это страшное горе для всей семьи», – говорит она.

«Что касается требования справок огульно со всех преподавателей, то не стоит оказывать на них лишнее давление. Педагоги сегодня – это альтруисты, которые и так живут в сложной ситуации, а их таким образом еще и морально хотят унизить. Требовать справку с каждого – это дикость. У милиции и прокуратуры есть данные об осужденных за педофилию, они и должны отслеживать судьбу после отбытия наказания», – заключила Ирина Владимировна.

Читайте также:

Прот. Всеволод Чаплин: На педофилов повлияет только полная изоляция

Священнослужители о пропаганде гомосексуализма и педофилии

К победе над извращениями

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: