Как опередить вредный социум

«О своих правах ребенок должен узнать от родителей»

«Нам сегодня в школе рассказывали про права детей. Теперь я знаю, что ты не имеешь права заставлять меня мыть посуду!» — это реальные слова ребенка в одной из православных семей Москвы. Нетрудно угадать, какое отношение к правам детей сформируется у мамы после таких прокламаций дочери. Однако именно правовое просвещение в семье может стать условием защиты ребенка от превратного понимания им своих прав, считает Любовь ТАСАЛОВА, юрист, семейный психолог, с отрудник катехизаторской службы при храме Всех Святых во Всехсвятском (Москва).

prav_reb_340

— В случае, который приводится выше, грамотный родитель покупает Конституцию, Семейный кодекс, Конвенцию о правах ребенка и начинает своей дочери толковать законы: «Скажи, пожалуйста, а где здесь написано, что я не имею права заставлять тебя мыть посуду? Если здесь такого нет, то твои права никто не нарушает».

По Конституции ребенок с рождения обладает (за небольшими исключениями) теми же самыми правами, что и взрослый. В соответствии с Гражданским кодексом РФ правоспособность гражданина возникает в момент его рождения и прекращается со смертью. Однако гражданская дееспособность возникает в полном объеме с наступлением совершеннолетия (18 лет). До этого момента, по Семейному законодательству, реализация и защита прав и интересов детей возлагается на их родителей. То есть законодательство исходит из презумпции единства интересов детей и родителей. В Семейном кодексе РФ сказано, что «родители имеют преимущественное право на воспитание своих детей перед всеми другими лицами» (ст. 63). Это право может быть ограничено только судом, если будет доказано, что они нарушили закон. Соответственно, родитель вправе сам выбирать, как он будет воспитывать ребенка. Никто не может ему запретить, например, водить ребенка в храм, соблюдать в семье пост (если, конечно, ребенок не падает в голодные обмороки, т. е. это не наносит вреда его здоровью). На мой взгляд, законы нашей страны не противоречат семейным устоям, принятым в православных семьях. Другой вопрос в том, что мы пытаемся перенимать правовой опыт стран, в которых живут люди с другим менталитетом. Их законы нам не подходят.

Чтобы не допустить какого-либо вредного влияния социума на ребенка, родитель должен социум опередить. О правах ребенку должны рассказывать не «доброжелатели» из правозащитных организаций, даже не учителя в школе, а сами родители, тогда их авторитет не будет подорван. Ребенок должен выйти в мир уже со своим мировоззрением (в т.ч. и правовым), которое сформировали родители.

Но вместе с правами нужно рассказать об ответственности и последствиях . Например, ребенок, которого родители, допустим, не пустили на дискотеку, пожаловался на дурное с ним обращение, на самом деле оговорив родителей, и оказался в приюте. Здесь он ограничен в общении, в передвижении, вынужден соблюдать строгий распорядок, если он не делает уроки самостоятельно, то с ним их будет делать социальный педагог. Дети в приюте сами убирают в своих комнатах, стирают носки и нижнее белье. Они вынуждены делить свою комнату с другими детьми, которые могут быть не совсем дружелюбно настроены и т.д. Возникает вопрос — так ли выиграл обиженный ребенок, неверно поняв свое право «на индивидуальность»? Мне приходилось сталкиваться с ситуациями, когда дети, которые страдали от реального насилия в семье, отказывались от своих слов, чтобы только вернуться домой.

Конечно, когда ребенок жалуется на родителя, это грех. Но вина за этот грех лежит и на родителях тоже. Почему ребенок им не доверяет, почему он пытается апеллировать к чужим людям? Хорошей альтернативой «компетентным органам» становятся телефоны доверия. Кстати, первый ТД создал священник. В 1958 году англиканский священник Чад Вара, пораженный самоубийством 14-летней девочки, объявил свой номер телефона и призвал всех одиноких, отчаявшихся, растерявшихся и имеющих суицидальные намерения людей звонить ему. Неожиданно для самого священника на него обрушился шквал звонков. Свою помощь Чад Вара называл «терапией выслушивания». Вскоре у него появилось много сторонников. Так зародилось движение «Самаритяне», философия которого построена на уважении и терпимости в отношениях между людьми. Психологическую поддержку по телефону стали называть Befriending , что в переводе означает «дружеское участие». Если ребенок испытывает боль, обиду на родителей, то психолог-консультант подскажет ему, как примириться с родителями, как пережить обиду, поможет найти позитивные стороны в семейных отношениях. В моей практике были случаи, когда консультанту ТД удавалось предотвратить суицид, и думаю, что это был промысел Божий, что ребенку пришла мысль позвонить на ТД. По статистике приемной соцзащиты, родители обращаются за помощью даже в несколько раз чаще, чем дети. Думаю, в по-настоящему христианских семьях у детей нет необходимости обращаться на телефон доверия или в социальные службы, в этих вопросах им оказывает помощь духовник.

Кирилл МИЛОВИДОВ

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: