Простуда, ангина, синусит. Как понять, чем вы больны и когда идти к врачу?

|
Инфекции носа и горла случаются у каждого человека несколько раз в год. Как понять, что именно происходит в организме, когда нужно пойти к доктору, а когда просто достаточно переждать дома? На эти и другие вопросы в Лектории «Правмира» ответил оториноларинголог Владимир Коршок. Предлагаем нашим читателям текст и видеозапись его лекции.

Владимир Коршок — врач оториноларинголог (специалист по заболеваниям горла, носа, ушей и гортани). Интересуется в равной мере всеми аспектами своей специальности. Имеет опыт хирургических вмешательств в полости носа, горла. Особенно богат его опыт в уходе за пациентами после функциональных эндоскопических операций в полости носа и на околоносовых пазухах.

Идея этого цикла лекций в том, чтобы простым языком объяснить те вещи, относительно которых есть очень много разных мифов, предрассудков и неверных убеждений, переходящих из поколения в поколение, и относительно которых мы всё время спорим с родственниками, друзьями и не можем прийти к единому мнению.

Сегодня мы поговорим про те болезни, которые чаще всего встречаются у людей, – это острые инфекции носа и горла. Мы поговорим о вирусных болезнях, о бактериальных болезнях. Для этой лекции я сначала подготовил слайды, но потом понял, что аудитория будет камерная и что это будет, наверное, слишком занудно, и что мы лучше с вами как-то интерактивно пообщаемся, я могу ответить на какие-то вопросы и сразу в процессе моего рассказа, и потом, если они у вас возникнут.

Итак, об инфекциях верхних дыхательных путей. Каждый взрослый человек болеет простудой обычно два, три, четыре раза в год, иногда чаще. Дети, как правило, болеют еще чаще. То количество советов, которые можно услышать относительно лечения простуды, то количество лекарств, которые можно увидеть в аптеке – разных лекарств, которые должны вроде как помогать, вылечивать эти болезни, наверное, будет сложно сосчитать. И тем не менее какого-то лекарства, которое могло бы излечить от простуды в считанные дни, часы, мы, наверное, пока не знаем. И мы разберем наборы неких стереотипов, которые есть у многих людей. Мы будем говорить о том, что часто я могу услышать на своем врачебном приеме – о тех заблуждениях, которые есть у людей.

Но для начала я хотел бы сделать короткое, может быть, такое околонаучное вступление.

20151026-5O3A1651

Есть вирусные инфекции и есть бактериальные, есть вирусы и бактерии. Кто из вас для себя довольно четко представляет, в чем отличие между этими микроорганизмами?

Вижу, что меньшинство. На самом деле это достаточно важный вопрос, и, я надеюсь, со временем в школьную программу включат эти достаточно простые сведения для того, чтобы у людей с детства обязательно было базовое представление о том, с чем мы сталкиваемся каждый год.

Вирусы – это внутриклеточные паразиты. Что это значит, если перевести это на русский язык? Это микроорганизмы, которые не могут жить самостоятельно, то есть вне живого организма. Они проникают в клетки, они заставляют клетку вырабатывать себе подобные организмы, и когда эта клетка исчерпывает свои ресурсы, они переходят в другие клетки. Таким образом, их жизнь вне клетки представляется очень короткой, они не могут существовать во внешней среде.

Бактерии – это более сложные организмы, которые не паразитируют внутри клеток человека или животных: они существуют в ряде случаев сами по себе. Они тоже часто зависят от других живых организмов, но не встраиваются в наши клетки, и в этом их большое отличие. В чем это выражается с точки зрения практики, я расскажу далее.

В своем выступлении я в большей степени буду стараться использовать научные данные, в меньшей степени – касаться моего собственного мнения относительно этих вопросов. Это достаточно важно, потому что всегда, когда мы слышим чье-то мнение, мы можем усомниться в этом. А когда мы оперируем большим массивом научных данных, доверия этим сведениям всегда больше.

Что часто можно услышать на врачебном приеме? Я сейчас попытаюсь воспроизвести, наверное, немножко в гипертрофированной форме, стереотипные представления людей, которые заболели и пришли на прием к доктору. Я даже себе выписал такие короткие фразы, которые можно услышать. «Постоянно стал болеть, я думаю, что у меня какая-то хроническая инфекция и нужно с этим что-то делать. У меня ослаб иммунитет. Сейчас я опять болею, и как только я заболеваю, я начинаю сразу принимать меры, чтобы инфекция не ушла ниже, не спустилась, не развилась в организме. С первого дня я обычно принимаю антибиотики или противовирусные лекарства». Я постараюсь на примере одной этой фразы разобрать целую массу существующих неправильных стереотипов.

Что такое острые инфекции и чем они отличаются от хронических? Есть достаточно распространенное мнение, что если инфекцию не вылечить вовремя – например, простудную – то она может стать хронической. На самом деле – нет. Дело в том, что острые болезни и хронические иногда называются одними и теми же словами, меняется только приставка в начале, но, как правило, эти болезни абсолютно разного происхождения. Для того чтобы болезнь стала хронической, нужны определенные предпосылки.

20151026-5O3A1844

Если говорить о болезнях носа, то, как правило, хронические болезни возникают на фоне постоянно существующих состояний: например, аллергии на домашнюю пыль. Есть и другие состояния, вследствие которых в слизистой оболочке – это наш барьерный механизм, который защищает нас от инфекции, не дает ей проникнуть внутрь наших клеток – какие-то процессы идут не так, и возникает хроническая болезнь. Но не сама острая болезнь вызывает это. Острая болезнь отличается от хронической тем, что она начинается и заканчивается.

По поводу слабого иммунитета. По телевизору можно увидеть удивительное количество рекламы, и не только рекламы, а каких-то научно-познавательных вещей, передач, посвященных тому, что иммунитет у человека ослабевает. На самом деле, с позиции науки, ослабленный иммунитет бывает в очень ограниченном количестве разных ситуаций. Как правило, это очень тяжелые болезни: ВИЧ-инфекция, поражение радиацией, несколько наследственных синдромов, то есть которые с детства у детей бывают. Но нарушение иммунитета, которым обычно объясняют участившиеся случаи простуды, – это неверная трактовка.

Нарушенный иммунитет не может проявляться, скажем, только насморком или только болью в горле. При настоящих иммунодефицитах – тех, которые требуют каких-то достаточно серьезных медицинских действий, как правило, ломается всё, то есть начинается инфекция не только в носу, в горле – начинается инфекция кожи, легких, мочеполовой системы, и эти состояния довольно трудно пропустить. То есть простуды, которые стали возникать чуть чаще, чем обычно, никак нельзя объяснить нарушением иммунитета.

Что касается лекарств, которыми нам обещают повысить иммунитет, есть такая определенная закономерность: в мире, например, вирусные инфекции, которые случаются чаще всего у людей, никогда не лечат, пытаясь убить или как-то воздействовать на вирус. Есть определенные нюансы, связанные с вирусом гриппа, – это совершенно конкретный вирус, который протекает обычно тяжелее, чем другие простудные заболевания. Мы чуть позже коснемся того, как отличить грипп от других простудных инфекций.

20151026-5O3A1842

У нас в аптеках противовирусные лекарства обычно занимают все первые полки. Но при этом важно знать, что ни по одному из этих лекарств нет научных исследований, проведенных на людях, которые были бы опубликованы. Ни по одному.

Относительно вируса гриппа – есть несколько препаратов, их делают не у нас, которые очень активно используются в мире для его лечения, но когда были проведены масштабные исследования, которые не финансировались фармацевтическими компаниями, выяснилось, что максимум, чего можно добиться этими лекарствами, – это на 12 часов уменьшить длительность простуды. При этом риск тех осложнений, которые бывают при вирусной инфекции, никоим образом не снижался.

Это значит, что сейчас, в 2015 году, у людей нет никаких средств, которые могли бы остановить развитие вирусной инфекции в организме. Под вирусной инфекцией я имею в виду именно простудные заболевания: вирусы парагриппа, риновирусы, то есть те самые простуды. Хотя «простуды» – это такое немного упрощенное слово, которое имеет во многих языках такое же устоявшееся значение. Простуды мы понимаем как синоним вирусных инфекций верхних дыхательных путей.

Для многих идея, что простудная инфекция не может быть излечена, то есть что невозможно каким-то образом воздействовать на вирусы, которые вызывают болезнь, выглядит, во-первых, удивительной, во-вторых, немного пугающей. Но на самом деле, если мы посмотрим на идею о том, что мы не всегда знаем, отчего возникла болезнь и как ее вылечить, то есть как вылечить первоначальную причину болезни, то в большей части тех болезней, которыми болеют люди, мы чаще всего снимаем именно симптомы. Просто есть некоторые стереотипы, которые заставляют нас думать о том, что нужно обязательно что-то начинать лечить.

То есть, например, люди, страдающие повышенным артериальным давлением, иногда многие годы принимают лекарства, которые снижают артериальное давление. Доктора в этой ситуации не пытаются воздействовать на причину, потому что причина как таковая в этой ситуации чаще всего не ясна. Но людям просто принять вот этот факт: у меня повышается давление, я, соответственно, буду его снижать. Таким образом мы не воздействуем на причину – мы воздействуем на следствие болезни.

Так же и при вирусных инфекциях. Воздействовать на причину мы не можем, но при этом у нас есть достаточно много средств, которые очень хорошо помогают нам себя лучше чувствовать, а это самое важное. То есть мы можем, в отличие, например, от того, что было сто или двести лет назад, страдать гораздо меньше от этого, а организм всегда справляется с вирусной инфекцией сам. Много миллионов лет эволюции создали такой механизм, который позволяет вирусную инфекцию всегда побеждать.

20151026-5O3A1783

Некоторые инфекции протекают тяжелее, некоторые – проще. Иногда мы можем просто болеть насморком в течение двух-трех дней, может быть, слегка поболит горло и на этом всё заканчивается. Некоторые простудные заболевания могут длиться недели две. И то, и другое – это норма. Если человек болеет две недели, а не два-три дня, это не значит, что у него организм слабее или что у него что-то пошло не так.

Важно знать, что некоторые вирусные инфекции осложняются присоединением бактерий.

Бактерии очень часто живут на слизистой оболочке и горла, и носа, и других отделов слизистой, то есть с большинством бактерий мы сосуществуем в мире и согласии, это нормальная часть нашего организма. Например, в кишечнике – наверное, многие об этом знают или догадываются – несколько килограммов веса нашего тела составляют бактерии. Но в некоторых ситуациях некоторые бактерии могут размножаться избыточно, таким образом вызывая ту самую бактериальную инфекцию. И в некоторых ситуациях бактериальная инфекция может появляться вслед за вирусной инфекцией.

Почему это важно? Потому что против бактерий у нас есть средства, они называются антибиотики. И для человека, который заболел, важно понимать, что с ним происходит. Далеко не при каждой простуде можно и нужно идти к доктору, нужно обладать неким набором достаточно простых критериев, чтобы понять, а когда, собственно, наступает тот момент, когда действительно нужно вмешаться в процесс и не только облегчать себе жизнь, снимая симптомы, но и как-то повлиять на болезнь.

Как вам кажется, вы смогли бы определить, когда инфекция вирусная, а когда бактериальная? Для кого эта задача была бы разрешимой? Тоже меньшая часть зала подняла руки. На самом деле есть достаточно простые критерии для того, чтобы определить, что с нами случилось.

Вирусная инфекция, о которой мы говорим, как правило, начинается или с боли в горле, или с насморка, но она редко протекает только в одном органе – как правило, мы имеем целую совокупность разных симптомов: боль в горле, насморк, кашель, иногда повышается температура, мы можем ощущать слабость. Бактериальная инфекция, как правило, редко возникает сама по себе у людей, у которых всё хорошо, то есть нет какого-то хронического заболевания.

Бактериальная инфекция обычно приходит после вирусной, это происходит обычно на пятый, шестой, седьмой день болезни. Бактериальная инфекция не бывает повсеместно распространенной – одновременно в носу, в горле, в легких. Вернее, это бывает в редких случаях, когда состояние у человека очень тяжелое и когда действительно ему нужна помощь, эти состояния очевидны для человека, когда у него совсем плохое самочувствие. Бактериальная инфекция, как правило, занимает какое-то одно место – там, где сформировались условия для того, чтобы она возникла.

Наверное, многие слышали про такие болезни, как гайморит, ангина. Ангина редко бывает осложнением вирусной инфекции, она возникает сама по себе, мы тоже затронем эту тему. Бронхит – например, бактериальный бронхит, который бывает после вирусной инфекции – вот это те самые бактериальные осложнения. Бывает пневмония, воспаление легких – это те осложнения, которые уже лучше лечить у доктора, лучше убедиться в том, что происходит с организмом, и правильно отреагировать на это.

20151026-5O3A1866

Вирусная инфекция, как я уже говорил, начинается, как правило, с многих органов верхней дыхательной системы – с насморка, с боли в горле, с неприятных ощущений. Об осложнениях можно говорить, если эти симптомы на 6-7-й день начинают ухудшаться, а не улучшаться: например, нос стал дышать еще хуже, появились какие-то боли. Боли – это очень важный признак того, что что-то пошло не так, если это не кратковременная боль, очень сильная и ее нельзя быстро снять обезболивающими средствами.

Если боль продолжается долго – это один из признаков того, что возникло осложнение вирусной инфекции.

Если боль возникает в первые три дня болезни, то вероятность бактериальных осложнений достаточно низкая. Чаще всего это происходит на шестой, седьмой, восьмой день болезни. Если мы начинаем чувствовать себя хуже, значит, скорее всего, этот сценарий вирусной инфекции, которая началась и закончилась, пошел немного не туда.

Итак, боль в лице – это один из признаков бактериальной инфекции. Боль в легких, боль в груди – это тоже признак бактериальной инфекции, которая присоединилась к простудному заболеванию.

Сухой кашель чаще всего является вирусным. Он может быть при простуде очень длительным симптомом, может оставаться еще 2-3 недели после простуды, и чаще всего с первопричиной этого кашля ничего не нужно делать. Как помочь себе в этой ситуации, как спокойно, например, засыпать, спать, высыпаться с кашлем? Мы тоже этой темы коснемся. Если кашель становится влажным, появляется мокрота, если мокрота окрашивается в зеленый цвет, и это происходит не сразу, не с первого дня простуды, а с седьмого, с шестого дня, то мы говорим о том, что присоединились какие-то бактериальные осложнения.

Все ли бактериальные осложнения нужно лечить антибиотиками? Не все. Обычно в этой ситуации доктор должен оценить определенные риски, потому что некоторые люди – более пожилые или маленькие дети – при развитии бактериальной инфекции могут получить большее количество осложнений и более тяжелое течение этих болезней. Но сам факт наличия бактериальной инфекции уже дает нам возможность применять антибиотики.

Антибиотики часто назначают не совсем корректно, не совсем в тех ситуациях, когда они действительно нужны. Вообще это очень большая проблема в мире, даже на уровне каких-то национальных программ по борьбе с этой проблемой. Часто антибиотики назначают при вирусной инфекции. Во многих странах мира антибиотики не продаются в аптеке в качестве какого-то свободного доступного лекарства. И это достаточно правильная часть той самой политики, которая дает возможность не использовать антибиотики не в тех ситуациях, когда они действительно нужны. Это очень важно, потому что к антибиотикам некоторые бактерии могут приспосабливаться.

Антибиотики – это очень важный резерв; они позволяют вылечивать многие болезни, это в какой-то мере переломный момент в истории человечества, когда мы смогли избавиться от гнойных осложнений ран, от пневмоний – то есть от тех вещей, которые случаются со многими людьми, и люди перестали умирать.

20151026-5O3A1842

Мы действительно теперь можем вылечивать многие болезни, которые раньше представляли большую угрозу для людей. Но бактерии приспосабливаются к антибиотикам, и никаких новых антибиотиков за последние по меньшей мере два десятка лет не придумали. То есть мы сейчас находимся в определенном таком тупике: у нас есть достаточно большое количество антибиотиков, но при этом к части из них многие бактерии приспособлены. Поэтому схемы применения антибиотиков пересматриваются, дозировки плавно увеличиваются, и это в том числе благодаря тому, что в мире их использовали без контроля.

Антибиотик должен назначать доктор. Это важно, потому что как вы думаете, какие критерии, когда нужно назначать антибиотик? (Из зала: долго держится температура; по анализам крови). Какие-то есть еще идеи?

Я бы ответил проще: антибиотик нужно назначать тогда, когда мы знаем, что у человека бактериальная инфекция.

То есть нужно отличить вирусную инфекцию от бактериальной, и это та задача, которую на самом деле в значительной мере можете решить вы сами, и это та задача, которую должен определить доктор, когда вы пришли к нему на прием.

Иногда достаточно просто поговорить с человеком для того, чтобы с большой уверенностью сказать, что это бактериальная инфекция или что это вирусная инфекция. Как правило, одной беседы с доктором, если у него есть возможность вас внимательно послушать, а вы внимательно отнеслись к своим ощущениям, – обычно этого достаточно. Есть ряд вспомогательных тестов, но опять же – не нужно приходить к доктору с готовыми тестами, обычно их количество можно очень сильно уменьшить, если провести какую-то беседу с доктором.

Итак, антибиотики назначаются при бактериальной инфекции. Вирусная инфекция, которая случается гораздо чаще, чем бактериальная, не требует специального лечения, то есть никакие противовирусные лекарства, как мы уже сказали в самом начале, с позиции науки использоваться не должны.

О симптомах болезни. Есть целый ряд лекарств, которые снимают симптомы простуды, и нет нужды использовать их все сразу. То есть обычно нужно понять, что именно беспокоит. Кого-то беспокоит больше насморк и заложенность носа. В такой ситуации обычно используют простые сосудосуживающие капли. Используют их недолго, обычно достаточно нескольких дней, чтобы облегчить самочувствие. Потому что с ними проще выспаться, проще в течение дня себя лучше чувствовать. Температуру снижают жаропонижающими средствами, которые одновременно, как правило, являются обезболивающими. Есть два безопасных средства, которые используют чаще всего, – это парацетамол и ибупрофен.

Большая часть простудных заболеваний, то есть вирусных инфекций, протекают без температуры. Я думаю, что когда человек говорит, что у него болезни протекают без температуры, это больше связано с вероятностью переболеть именно теми вирусами, которые протекают без температуры. Многое зависит от текущего состояния организма, иммунная система, которая отвечает на вирусы, может находиться исходно в разном состоянии. Это не к тому, что у кого-то иммунитет слабый, просто к каким-то определенным вирусным инфекциям организм здесь и сейчас готов лучше, чем к другим.

20151026-5O3A2034

Как правило, если очень долгое время простуда протекала без температуры, а потом появляется бактериальная инфекция, например, для ангины очень типична высокая температура, то всё пойдет своим чередом. Очень мало людей, у которых этот центр мозга, отвечающий за повышенную температуру, работает некорректно, – это довольно редкое состояние.

Ангина. Бактериальная это или вирусная болезнь? Бактериальная, совершенно точно. Ангина отличается от всех других болезней тем, что она очень быстро начинается, как правило, и при этом болит только горло. Как правило, довольно легко понять, что это именно ангина. Потому что обычно при ней возникает высокая температура, та самая, которая редко бывает при вирусных инфекциях у многих людей. При ангине обычно температура 39, и случается это внезапно, то есть, как правило, за полчаса горло может заболеть настолько сильно, что пропадет вообще желание есть из-за боли.

И для ангины характерно то, что нет ни насморка, ни кашля, болит только горло. Если посмотреть горло при ангине – многие могут сделать это дома, это достаточно легко – видно, что очень сильно увеличиваются небные миндалины. Небные миндалины – это два участка ткани, которые находятся сбоку от языка, то есть на боковой поверхности щеки, чуть глубже. При ангине они, как правило, покрыты белыми налетами и очень большого размера.

Опять же, почему важно отличить ангину от чего-то другого? Потому что при ангине антибиотик может помочь. Он помогает не только тому человеку, который болеет, – он помогает остановить распространение этой бактерии, которая достаточно легко может передаваться от одного человека к другому. При ангине бывают, хотя и редко сейчас, осложнения, достаточно неприятные, – это осложнения со стороны, прежде всего, сердца человека. Раньше они были более частыми, а сейчас, когда антибиотики применяются чаще, таких осложнений стало гораздо меньше.

Требует ли ангина похода к доктору? Если вы подозреваете у себя ангину, всё-таки лучше, я полагаю, к доктору пойти и подтвердить свои предположения для того, чтобы, опять же, этот факт подтверждения бактериальной инфекции существовал и вы могли, соответственно, начать лечение антибиотиками.

Как еще отличить бактериальную инфекцию от вирусной? Мы уже сказали, что обычно бактериальная инфекция является осложнением вирусной инфекции. Ангина – я, может быть, сейчас запутал всех – это самостоятельная болезнь, которая возникает сама по себе, это не осложнение вирусной инфекции. Бывает – редко – так, что после вирусной инфекции возникает ангина, но мы не говорим о том, что это осложнение простуды. Это две различных ситуации, которые имеют свое начало и свой конец.

20151026-5O3A2010

Что мы имеем в виду под бактериальными осложнениями инфекций? Вот синуситы, это знакомое слово? Довольно часто можно услышать такую историю, что можно рассказывать человеку про синусит, а пациент всё это внимательно послушает и спросит: «У меня точно не гайморит?» Гайморит – это частный случай синусита. Что такое синусит? Если перевести на русский язык это слово, это значит воспаление в околоносовых пазухах, мы имеем в виду слизистую оболочку околоносовых пазух.

Гайморит – это воспаление гайморовой пазухи, то есть одной из околоносовых пазух. То есть гайморит – это частный случай синусита.

Да, действительно, синуситы бывают после вирусной инфекции. Чаще всего, если они не проявляются очень сильной болью в лице, заложенностью носа, которая не проходит в течение двух недель, то антибиотики можно при этом не назначать. Опять же в рамках такой вот борьбы с уменьшением использования антибиотиков, сейчас как раз такие рекомендации есть.

Многие считают, что у них хронический синусит. Чаще всего это не совсем оправданно, потому что у хронического синусита немного другие проявления. Он чаще всего не является осложнением простуды, там есть свои закономерности. Многие считают, что желтый или зеленый насморк – это признак синусита. Но когда прозрачные выделения из носа, которые обычно бывают при насморке, окрашиваются в желто-зеленый цвет, это не всегда говорит о том, что инфекция стала бактериальной.

Клетки нашего иммунитета, лейкоциты, тоже имеют такой цвет, и когда они массово погибают, когда погибают клетки слизистой оболочки, то выделения из носа могут окрашиваться в разные цвета: в желтый и зеленый. Если при этом нет боли, если нос более или менее дышит, если сосудосуживающие, например, капли, которые вы используете, помогают в течение долгого времени – не полчаса, а, например, шесть часов, это говорит о том, что скорее это вирусная инфекция. Если одновременно с желтыми или зелеными выделениями из носа есть в лице боль, если становится больно наклоняться вперед, есть ощущения жара и тяжести в лице, тогда чаще всего мы говорим о синусите.

20151026-5O3A1980

Что довольно часто делают при такой болезни, как синусит? Промывание, да. Рентген. У нас это такая принятая в традиции штука, что если вроде как подозревают гайморит, надо идти на рентген. На самом деле, если сделать рентген ста пациентам с простудой, по меньшей мере у шестидесяти мы найдем какое-то затемнение в пазухах, и далеко не всегда это означает, что инфекция бактериальная.

Есть такая поговорка: перед тем как сделать анализ, подумай, что ты будешь делать, если результат окажется положительным, и что ты будешь делать, если результат отрицательный. Если действия совпадают, то анализ делать не нужно.

Затемнение – это отек слизистой оболочки пазух. Слизистая оболочка может отекать в носу – мы это ощущаем затрудненным носовым дыханием, и точно так же слизистая оболочка при вирусной инфекции может отекать внутри пазух – не у многих, но у некоторых людей. То есть если человек совершенно здоров, то иногда действительно бывает, что находят в пазухах отечное изменение слизистой при проведении рентгеновских исследований. Чаще всего – не на обычных снимках, а на компьютерной или магнитно-резонансной томограмме, которую делают по другому поводу. И чаще всего это бывает при хронических историях – например, при аллергическом рините, который проявляется каждый год. Но не только, там много разных состояний.

Если это никак не беспокоит человека, не вызывает нарушения носового дыхания, не вызывает постоянного насморка, то с этим ничего не нужно делать. Но с такой находкой, если она вдруг случайно была сделана, лучше обратиться к доктору. Далеко не всегда за этим будут какие-то последствия. Чаще всего можно будет услышать ответ: «У вас всё хорошо». Делать рентгеновские снимки – это такая наша традиция на самом деле, и она до сих пор достаточно крепкая и сильная, но если обратиться к международной практике, то сейчас обновилось очень много рекомендаций больших мировых врачебных обществ, в которых написано, что лишний раз не нужно делать визуализацию пазух – это не приводит ни к каким результатам.

Визуализация – это значит или рентгеновский снимок, или иногда делают УЗИ пазух – это тоже не очень распространенная в мире практика, а у нас сейчас почему-то это стало модно. Потому что нет разницы, не это является критерием – назначить антибиотик человеку или нет. Чаще всего рассказ заболевшего гораздо более ценен с точки зрения понимания, что с ним происходит, чем такой снимок. Но если доктор вам порекомендовал это сделать, если вы понимаете, зачем это, то, во всяком случае, это не очень вредно.

Есть такое еще предубеждение, что это довольно сильное облучение. На самом деле, как правило, если аппарат в этом веке выпущен, не в прошлом, то уровень облучения примерно такой же, как при перелете на самолете, когда мы поднимаемся немного выше в атмосфере, то есть это не так страшно. Просто когда мы делаем какие-то исследования, мы всё равно должны понимать, зачем мы их делаем. Иногда лишние данные только запутывают всех участников процесса. (Реплика из зала: и кошелек облегчается). И в том числе это, безусловно. То есть лишних исследований желательно не делать никогда, нужно четко понимать, зачем мы это делаем, к чему это приведет и какие шаги будут сделаны, если ответ «да» и если ответ «нет».

20151026-5O3A2528

Что нужно рассказать, чтобы не назначали рентген? Если вы болеете меньше семи дней и у вас нет боли в лице, то в этом нет никакого смысла. То есть обычно не нужно даже подозревать у себя какую-то серьезную болезнь. Боль в лице – это достаточно важный признак того, что что-то пошло не так. Если боль после одной таблетки обезболивающего, того же ибупрофена или парацетамола, прошла и больше не возвращается – обычно эти таблетки действуют пять или шесть часов, то есть если через шесть, семь, восемь часов боль не вернулась, то это не страшно. Если боль остается, если она усиливается при изменении положения тела, если общее состояние какое-то некомфортное, тогда да, можно у себя заподозрить самостоятельно такую штуку.

Еще раз, возвращаясь к вопросу: что нужно рассказать доктору? Длительность, прежде всего, и как началась болезнь. Если одновременно у вас заболело горло, возник насморк, кашель, то это в большей степени похоже на вирусную инфекцию. Если при этом у вас нет острой боли, то, наверное, никакой снимок не нужно делать. Но обычно снимок нужно делать только тогда, когда мы что-то планируем. У нас есть такая традиция, в нашей культуре медицинской, пункции делать – это вот те самые иголки страшные, которыми протыкают. На самом деле страшного в этом ничего нет, но обычно нет и смысла – довольно много исследований посвящены тому, что, в общем-то, нет разницы в количестве дней, сколько человек болеет.

Многие коллеги могут со мной не согласиться, но в мире, как правило, такая практика не применяется. В мире обычно антибиотик назначают, если это острая болезнь – не хроническая, а острая, и она проходит. Про хроническую, как правило, человек знает, что она у него есть, и там есть свои нюансы, он уже обычно знает, как с этим быть, потому что это не первый и не второй раз.

Важно понимать, как передается инфекция между людьми. Как мы вообще заболеваем? Как вы думаете, температура, например, вот когда холодно на улице, перепады температуры, это повышает каким-то образом шансы заболеть? На самом деле это довольно-таки дискутабельный вопрос. Действительно, самый большой пик обращений к докторам по поводу острой вирусной инфекции возникает весной и осенью. Летом и зимой люди болеют меньше. Мы точно не знаем почему: есть теория о том, что вирусы более активны в такую погоду, но что именно заставляет их быть более активными, непонятно.

Самое простое объяснение – что когда возникает одновременно такая погода холодная и влажная, то люди просто чаще находятся в одном помещении, а вирусная инфекция передается от человека к человеку, и при большей плотности скопления людей в одном помещении шансы повышаются. Почему дети в детском саду болеют чаще? Потому что они, во-первых, находятся в очень тесном контакте друг с другом, и они не только дышат воздухом, потому что на самом деле вирусная инфекция передается чаще всего не по воздуху – чаще всего она передается контактно. Что это значит? Когда один – ребенок, взрослый, неважно – коснулся своего лица, прикоснулся к какой-то вещи, которой может касаться другой человек, то некоторое время – это может быть час, два, три часа – вирусы остаются еще в живом состоянии.

20151026-5O3A1948

Сухость воздуха – есть достаточно разные мнения на этот счет, однозначного и единого с позиции науки мне не встретилось. Каких-то очень масштабных научных изысканий на эту тему, о которых можно было бы сказать: «ну это точно», то есть когда проведено двадцать исследований с хорошими, правильными вводными данными, увы, нет. Летом люди болеют меньше, но до сих пор окончательного ответа, почему так происходит, наверное, нет. В воздухе вирус жить не может – он может жить в какой-то жидкости. Вирусы – это очень большое количество молекул, они гораздо тяжелее воздуха, и они будут всё равно оседать.

Когда мы, например, чихаем и не закрываем рукой лицо, то мелкие капли, которые возникают при чихании, могут разлетаться на 5-10 метров. Да, мы этого не видим, но в экспериментах это удавалось повторить. Даже есть рекомендации чихать, например, не в ладонь, когда всё равно есть возможность улететь вот этому содержимому носа, а чихать в локоть – таким образом лучше прикрывается лицо. В воздухе не могут жить вирусы просто потому, что они не могут летать, они тяжелее воздуха, они будут оседать. Заражение через вентиляцию – это скорее из области мифов.

Еще вопрос о ношении масок. Этого мифа я тоже хотел коснуться, он хорошо изучен.

На самом деле маска никак не снижает риски заболеть. Это совершенно не нужно – ни болеющему, ни тем, кто не хочет заразиться. Никак не поможет маска. Вот головную боль она, как правило, увеличивает.

Когда изучали возможность передачи вирусов у людей с маской – обнаружили, что люди, которые носили маски, существенно чаще жаловались на головную боль. На удивление, в слюне гораздо меньше вирусов, чем в том, что выделяется из носа. Поэтому, например, при пользовании кружкой концентрация вируса может быть недостаточной для того, чтобы заразиться.

Самое опасное – это насморк, при насморке чаще всего предается вирусная инфекция. То есть человек коснулся лица или, например, в семье общее полотенце для рук, и им тоже вытирают лицо. Это самый простой способ. То есть кто-то высморкался – ну, руки он, может быть, и помыл, с мылом, а потом еще раз высморкался, вытер лицо. Пока полотенце влажное, вирус может жить на нем. Пришел другой человек, тоже вытер лицо – всё, готово. То есть контактный путь передачи имеет на порядок большее значение. Идеально, если болеющий человек в семье имеет свое полотенце, свою кружку – у кружки есть еще вот этот ободок, который, как правило, изнутри моют тщательней, а снаружи – менее тщательно.

Или, например, дверные ручки. Человек опять же коснулся лица, причем не обязательно, чтобы он как-то сильно сморкался: прикосновения к лицу уже достаточно для того, чтобы часть вирусов попала на кожу. Коснулся дверной ручки, другой касается ее же и переносит это себе на лицо. Этот путь заражения гораздо более значимый. Бактерии так передаются в значительно меньшей степени. То есть это путь передачи вирусной инфекции. Но если чихать не в сторону людей и в локоть – это, наверное, эквивалентно, а в большей степени это, наверное, ни на что не влияет. Но человек, который носит маску, как правило, приходит к умывальнику, касается лица, и всё происходит точно так же, как и без маски.

20151026-5O3A1910

Достаточно важно мыть руки с мылом. Мытье рук с мылом – это очень хорошо изученный факт – достоверно снижает риск того, чтобы человек заболел. Есть спиртовые растворы, например, не всегда есть возможность на работе где-то помыть руки с мылом. Если вокруг много людей болеют, и вы знаете об этом, если вы болеете, имеет смысл в определенных ситуациях обрабатывать спиртовым раствором ладони – это может тоже помочь.

Есть такая группа препаратов – индукторы интерферона. Это препараты, которые вырабатывают интерфероны – самый главный компонент вирусной системы иммунитета. Ни в одном научном исследовании не было доказано, что они помогают. Когда мы делаем какое-то исследование in vitro, то есть в пробирке, там есть данные о том, что они эффективны. Но человек – это гораздо более сложная система, чем та модель, которую мы можем создать в пробирке. И об исследованиях на людях, если не брать в расчет каких-то очень маленьких научных исследований с сомнительными вводными данными, – нет таких публикаций.

В мире нигде не назначают противовирусные лекарства.

Исключение – грипп, против гриппа иногда назначают препараты, я в начале этого касался, но даже и по этим лекарствам, которые назначают против гриппа, не буду коммерческие названия произносить – наверное, это не очень корректно – можно сказать, что мы пока не имеем возможности влиять на сам вирусный компонент.

О прививке от гриппа. Надо, во-первых, понимать, что она защищает только от некоторых видов вируса гриппа. Против риновирусов, аденовирусов, то есть большей части тех самых простудных вирусных инфекций, она неэффективна. Почему есть прививка от гриппа и нет прививки от других вирусов? Потому что разновидностей вирусов гриппа довольно много, но их можно как-то систематизировать.

Вообще простудных вирусов существуют тысячи или даже десятки тысяч разновидностей, мы не успеваем за ними. У гриппа, в отличие от других простудных заболеваний, существенно выше риск осложнений. Вирусы гриппа очень сильно отличаются – есть более агрессивные и менее агрессивные вирусы. Вирус гриппа может действительно нанести какой-то ущерб человеку. Есть даже, хотя и редко, смертельные осложнения.

Так помогает ли прививка от гриппа? Каждый год по-разному.

Например, в 2014 году она была малоэффективна, в 2013-м лучше «попали» с тем количеством видов вируса гриппа, которые находились в этой прививке, и она была более эффективной. Нужно ли ее делать повсеместно? Те, кто производит прививки от гриппа, конечно, говорят, что да, но на самом деле есть достаточно четкие критерии, когда это действительно может помочь.

В первую очередь, прививка от гриппа нужна не тому человеку, который ее себе делает, а в том случае, если, например, он живет с пожилыми родственниками или маленькими детьми, то есть теми людьми, которые в большей степени подвержены осложнениям гриппа. Если, допустим, лежачий пожилой человек заболевает гриппом, то шансы на развитие пневмонии у него существенно выше. Таким образом, прививка от гриппа нужна, можно сказать, с научной позиции, тем, у кого есть такие родственники. Можно ли делать всем? Можно, это безопасно. Стоит ли на это обязательно тратить свои деньги? Сложный вопрос, зависит, наверное, от того, насколько это внушительная сумма для вас.

20151026-5O3A2333

Есть еще такой миф, что после того, как прививку от гриппа сделали, можно заболеть настоящим гриппом. Нельзя. То есть так может совпасть, что, например, вам сделали прививку, и вы буквально на следующий день заболеваете настоящим гриппом, которым и так бы заболели, не будь у вас этой прививки. Вакцина от гриппа содержит компоненты вируса, а не сам вирус. То есть, грубо говоря, если разобрать какое-то огнестрельное оружие на части, то отдельно будет лежать затвор, пружина, и оно не может выстрелить никак. То же самое и здесь: если вирус разобран на части, он не может никак собраться в этой прививке и вызвать грипп. Но иммунный ответ, то есть подготовка нашей иммунной системы, при этом происходит.

Если у вас высокая температура, то гораздо лучше остаться дома, вы таким образом несколько снизите риск осложнений. Если это просто насморк, незначительная боль в горле, – я не видел статистики, чтобы такое состояние у людей, которые остались дома или пошли на работу, как-то существенно повышало шансы. То есть нужно оценивать общее свое состояние: если изначально слабость очень сильная, если есть высокая температура – выше 38 градусов, например, и еще важно температуру мерить, не используя перед этим парацетамол и ибупрофен, потому что эти лекарства снижают температуру. Если за час до измерения температуры выпить парацетамол, то с высокой вероятностью вы ее у себя не обнаружите, а это не значит, что организму не тяжело в этот момент.

В продолжение этой темы: нужно ли температуру снижать? Любую температуру, которая выше 37-37,5, нужно снижать. Не нужно ждать. Есть достаточно старое представление о том, что температура – это некая защитная реакция организма, которая сама помогает убивать инфекцию. Оно немного устарело: всё гораздо сложнее, одной такой схемой нельзя объяснить этот механизм. Температуру надо снижать.

Обычно температуры ниже 37,5 вы не чувствуете, хотя у всех людей по-разному. Кто-то при 37,5 будет лежать уже в постели и говорить: «Никуда мне не надо, я болею». А кто-то может при 39 совершенно запросто прыгать. Но если вы обнаружили у себя температуру больше 37,5, ее нужно снижать. Парацетамол, ибупрофен. У детей так же. Но у детей до года 37 – это вообще нормальная температура, чуть выше «взрослой» нормы. Эти лекарства очень здорово помогают улучшать самочувствие – это главное, чего мы должны добиться, то есть мы должны себя чувствовать нормально. Во всяком случае из того, что мне попадалось в литературе, согласно большей части взвешенных научных мнений температура – это не защитная реакция организма, а некий патологический процесс, который вызывается инфекцией, но никак не является ответом организма на инфекцию.

20151026-5O3A1955

А почему, хотя нет научных данных, что противовирусные средства помогают лечению, но мы, как правило, себя лучше чувствуем после приема этих препаратов? Думаю, ответ достаточно простой: простуда, как правило, протекает первые дни тяжелее, а дальше симптомы начинают ослабевать. Довольно тяжело ориентироваться на свое самочувствие в этой ситуации.

Что такое научные исследования в этой ситуации? Мы не можем на одной или двух моделях спрогнозировать, как себя будут чувствовать многие люди. Нужно взять для этого много людей, дать одной половине из них лекарство, другой – таблетку, которая выглядит так же, как это лекарство, но при этом не содержит каких-то действующих веществ, это просто будет глюкоза или крахмал. Количество этих веществ в группах должно быть большим, иначе тоже возможны очень большие статистические погрешности. И желательно, чтобы ни пациент, ни доктор не знали, какая часть людей получили тот или иной препарат – это называется двойные слепые плацебоконтролируемые исследования.

Это то, чем мы должны оперировать сейчас и в будущем, когда мы отвечаем на вопрос, помогает ли то или иное лекарство. В идеале – если мы еще смотрим историю этих пациентов не только на этот короткий период наблюдения, но и в течение длительного времени. И вот таких исследований, которые бы показали эффективность этих лекарств, к сожалению, не существует. И, что самое важное, когда человек просто приходит в аптеку и просит что-нибудь от простуды, ему обязательно пытаются продать такие лекарства…

Я думаю, что это один из самых важных вопросов с точки зрения того, как будет развиваться медицина в будущем. Думаю, какого-то конкретного виновника того, почему так произошло, нет. Фармацевтические компании, конечно, хотят продавать больше лекарств. Это не значит, что они кромешные жулики и хотят нажиться, – им нужны деньги для того, чтобы исследовать другие препараты. Как правило, у любой фармацевтической компании есть несколько хороших и полезных лекарств, которые нужны людям, и другая половина лекарств, которые, в лучшем случае, пустышки, в худшем – способны усугубить какие-то болезни.

Когда у докторов недостаточно времени для того, чтобы оценить, что происходит с пациентом, когда у них недостаточно времени, чтобы заниматься своим образованием, как правило, их схемы упрощаются, и они действуют так, как их учат на пятилетних курсах по повышению квалификации, которые постоянно проходят. Часто бывает, что лекторы, которые эти курсы ведут, ангажированы фармацевтическими компаниями.

То есть здесь складывается всё: и государственная политика, и интересы бизнеса, и в том числе то, что система здравоохранения как таковая во всём мире немного устарела. То есть то, чем мы пользуемся сейчас, с точки зрения подхода переживает некий кризис. Но если бы все доктора ориентировались на результат научных тестов, – с одной стороны, это немного мешало бы прогрессу, когда люди пробуют что-то новое, иногда методом проб и ошибок находятся какие-то решения, но с другой стороны, это было бы как-то более всё организованно.

20151026-5O3A2313

С этим надо бороться. Иногда людям проще подчиниться той системе, которая вокруг них, и плыть по течению, но лучше ориентироваться на современные тенденции в науке, которые нас в большей степени оберегают от того, чтобы использовать лишние лекарства, тратить лишние деньги, в том числе, на них.

Пить больше, чем хочется, то есть как бы давиться жидкостью, когда она уже совершенно не влезает, – это совершенно неправильно. Как правило, граница между тем, когда я мог бы в принципе попить, но сейчас мне просто неохота, и тем, когда я больше не могу совершенно, уберите от меня эту жидкость, – она достаточно большая, она может до полутора литров в сутки составлять.

Действительно, это частый такой совет, вряд ли он может навредить, хотя если вливать в себя жидкость даже тогда, когда в этом нет никой потребности, это может быть плохо, особенно для людей, у которых есть хронические проблемы с почками. Но обычное теплое питье не может навредить никак. И оно достаточно хорошо снимает такие симптомы, как першение в горле. То есть, например, если пить маленькими глотками теплый чай – вирусы совершенно никак не реагируют. Они, конечно, не умрут от теплого чая, и бактерии тоже. Но самочувствие – это же очень важно – обычно при этом немного у нас лучше.

Думаю, что здесь не может быть универсального совета для всех людей. Важно, чтобы вы ощущали себя лучше. Если вам нравится морс, вы должны пить морс. Если кому-то нравится молоко с медом, а кому-то не нравится, это не значит, что всем нужно в равной степени его пить. Еще раз: мы таким образом не победим инфекцию, мы позволим себе чувствовать себя лучше – это самое важное, чего мы должны добиться в этой ситуации.

Если кашель существует сам по себе – без насморка и без боли в горле – чаще всего это не совсем типично для вирусной инфекции, и надо понять, почему кашель возникает. Если все симптомы вирусной инфекции, кроме кашля, прошли, и начало кашля связано очевидно с этими симптомами, то есть он возник или чуть позже, или тогда же, когда возникли насморк и боль в горле, кашель такой может тянуться достаточно долго, я думаю, что в этой ситуации баня вряд ли как-то может вам повредить, если нет насморка, нет температуры и нет боли в горле. Во время острого периода вирусной инфекции – здесь мне придется всё-таки руководствоваться своим мнением, потому что никаких научных исследований про баню не доводилось читать – думаю, что было бы правильно остаться дома в этой ситуации, когда есть несколько признаков вирусной инфекции, кроме кашля.

Кашель можно разделить на два принципиально разных вида – это сухой кашель и влажный кашель. Сухой кашель – без мокроты, то есть он не приводит к появлению и откашливанию какой-то субстанции из легких. Сухой кашель – это один из самых частых симптомов при вирусной инфекции. Боль в горле, насморк, на третьем месте кашель.

20151026-5O3A2452

Есть лекарства, которые останавливают кашель, – он бывает такой, что очень тяжело заснуть, например, или работать, сконцентрироваться, даже просто находиться дома тяжело, потому что кашель мучительный. Есть лекарства, которые подавляют кашлевой рефлекс. Если кашель сухой, можно их использовать. Действующее вещество, например, бутамират, у нас – в Европе, в Штатах есть другое действующее вещество, у нас оно почти не используется. Если кашель при этом стал влажным, то есть появилась мокрота, это лекарство нужно отменить, потому что оно будет мешать выходить жидкости из легких.

Кашель с мокротой может в некоторой мере свидетельствовать о том, что вирусная инфекция перешла в бактериальную. То есть если кашель глубокий, мы его чувствуем где-то в груди, если он не на уровне шеи, какого-то комка в горле, если он с мокротой, если эта мокрота зеленого цвета, например, и если это пятый, шестой, седьмой день болезни, то это повод сходить к доктору и посмотреть, что происходит. При бактериальных бронхитах иногда назначаются антибиотики. Не всегда. Иногда кашель бывает при пневмонии, которая сопровождается плохим самочувствием, болью в груди.

В мире считается, что до трех недель с кашлем можно, в общем-то, ничего не делать. Если кашель продолжается больше трех недель, то это повод задуматься, почему так произошло. Эта группа лекарств называется муколитики, они разжижают мокроту. У детей их применять нужно с очень большой осторожностью – на самом деле их назначают гораздо чаще, чем нужно. При сухом кашле их не надо использовать никогда. Если кашель с густой, очень трудно отходящей мокротой, то есть когда мы очень долго кашляем, ничего не получается, и только потом, спустя какое-то достаточно продолжительное время, выходит этот сгусток мокроты, – вот в этой ситуации можно использовать муколитики. Если просто кашель с мокротой, и он не мучительный, если она достаточно легко отходит, то любые лишние лекарства не нужно использовать – нужно понимать, зачем мы это делаем.

Чем меньше мы используем лекарств, тем лучше мы контролируем, что происходит, и уменьшаем риск возможных осложнений.

Муколитики позволяют испытывать меньше проблем с кашлем, он становится менее мучительным. Длительность – я, наверное, не совсем компетентен сказать, влияют ли они на длительность. Наверное, в некоторых ситуациях – да, но это достаточно редкие ситуации. Просто очень часто такие лекарства продают как раз в тех самых ситуациях: пришел в аптеку, «мне что-нибудь от простуды, давайте» – и пять, шесть, семь лекарств.

20151026-5O3A2493

Ингаляции – надо понимать, какие и при каком кашле. Если вы имеете в виду просто дышать, например, паром… (Из зала: минеральной водой). Минеральная вода слегка облегчает кашель, но никак не позволяет вылечить его быстрее. (Из зала: лазолван). Лазолван – это муколитик, то есть правила точно такие же, как мы обсуждали по поводу муколитиков. При сухом кашле этого не нужно делать. Мы немного ушли в такую терапевтическую плоскость, но относительно эреспала и производителей этого лекарства есть достаточно много спорных мнений. Мне не встречались убедительные данные о том, что это лекарство полезно.

Как отличить грипп от другой простудной инфекции? Для гриппа характерен определенный ряд вирусов. Риновирусы, аденовирусы, вирус парагриппа в меньшей степени – они начинаются с боли в горле и с насморка. При гриппе, как правило, нет ни боли в горле, ни насморка. При гриппе обычно возникает сразу сухой кашель, першение в гортани и повышается температура. Это первые признаки заболевания – когда не болит горло, нет насморка, но при этом высокая температура, сильная слабость. Обычно при гриппе еще характерна такая ломота в мышцах, суставах, костях, то есть хочется просто лечь под одеяло и лежать. Если присутствует такая слабость одновременно с раздражением трахеи, то есть немного ниже горла, это характерные признаки гриппа.

Обычно температура при гриппе держится 2-3, иногда 4 дня. Лекарства, которые назначают от гриппа, нужно принять в первые 24 часа после начала симптомов. На самом деле и по этой части тоже доказательства весьма сомнительны, к сожалению, но они хотя бы в каком-то объеме присутствуют, то есть если начать лечение в первые сутки – это помогает немного уменьшить длительность симптомов гриппа, но при этом никак не позволяет влиять на шанс осложнений.

О цитомегаловирусе. Наличие в крови вируса – наверное, не совсем правильно так считать. Есть иммуноглобулины – это белки в крови, которые являются неким носителем памяти. Мы смотрим, в первую очередь, иммуноглобулин G и иммуноглобулин M. Иммуноглобулин G – это такие анализы, которые показывают, что иммунная система когда-то имела контакт с этим вирусом. Если взять сто человек, то по меньшей мере у тридцати или сорока будет положительный показатель. Это значит лишь то, что когда-то был контакт с этой инфекцией. Ничего больше. Иммуноглобулин M позволяет сказать, что сейчас есть активная фаза цитомегаловирусной инфекции. Но если есть активная цитомегаловирусная инфекция, обычно у нее достаточно явные признаки – сильно увеличенные лимфоузлы, начинается она, как правило, достаточно остро, и при этом еще ангины могут присоединяться вторично, очень часто – это как раз та ситуация, где ангина является вторичной болезнью.

20151026-5O3A2452

Само по себе это заболевание никак лечить не надо, то есть опять-таки какого-то эффективного лекарства от него нет. Оно может продолжаться несколько месяцев, потом проходит. Там есть определенные нюансы с режимом, с тем, что нужно вообще делать с точки зрения работы, режима физических нагрузок и так далее. Но наличие вот такого иммунного ответа в прошлом никак не может повышать шанс развития простудных заболеваний в будущем.

Мы знаем о важности режима сна, то есть люди, которые спят полноценно, те самые восемь часов примерно, болеют обычно реже, чем те, кто спит меньше положенного. Есть определенные закономерности с пищей, которую используют люди. Тут достаточно сложная цепочка, и мы тоже не всё понимаем, но однозначно, если человек питается так, как мы сейчас считаем, что это питание более-менее здоровое, то риски заболеть немного ниже. Обычно риски заболеть ниже у тех, кто работает в условиях, где меньше людей находится в одном помещении. Физическая активность тоже уменьшает риск заболеть. То есть это очень многофакторный вопрос, здесь очень сложно дать анализ по поводу какого-то конкретного человека.

То, что один человек заболел пять раз в год простудой, а другой ни разу не заболел – это совершенно нормально. Если человек болеет пять раз в год простудой, но при этом ничего не возникает: у него нету постоянных пневмоний, синуситов, то есть это простуда та самая, о которой мы говорим, которая начинается и заканчивается на седьмой, восьмой, девятый день и не оставляет никаких следов, – это норма. Люди обычно начинают болеть, когда дети, например, пошли в детский сад – это совершенно обычная история. В семье, если все живут в квартире и старший ребенок ходит в сад, младший ребенок будет болеть, как правило, чаще простудными заболеваниями. В этом нет ничего необычного и ничего трагического, это совершенно нормально. Простуда сама по себе, если она не вызвала никаких осложнений, не имеет каких-то рисков того, что что-то пойдет не так в будущем. Это некая законченная история, она начинается и заканчивается, всё.

20151026-5O3A2382

Об удалении аденоидов. Эта проблема сейчас достаточно четко сформулирована в мире. Можно услышать какие-то личные мнения докторов, они могут сильно отличаться, но вообще в мировой практике довольно четко определено, когда нужно удалять аденоиды. Их нужно удалять, когда ребенок длительно не дышит носом. Фактически единственная группа лекарств, которая при этом помогает, – это местные кортикостероидные гормоны. Это достаточно безопасная ситуация, но нужно, чтобы врач посмотрел и назначил их.

Если у ребенка нарушено носовое дыхание несколько месяцев, то есть у него дыхание через рот, он храпит ночью, дышит ртом в течение ночи, то это показания к удалению аденоидов. Если у ребенка есть задержки дыхания во сне и при этом храп, – это тоже показания к удалению аденоидов. И последнее из широко использующихся показаний – это рецидивирующиеся, постоянно повторяющиеся инфекции ушей: гнойные отиты. Еще бывает такое, что жидкость в ухе – не гной, а слизь, которая долго держится в ушах. То есть она остается, это снижает слух ребенка, в этой ситуации тоже аденоиды удаляют.

Мне не попадались данные о том, что удаление аденоидов как-то снижает частоту простуд. Если ребенок плохо дышит носом и постоянно дышит ртом, то у него немного неправильно формируются кости черепа. Он растет, а дыхание через рот – оно на самом деле неправильное, то есть это резервный механизм. Если у ребенка повторяющиеся инфекции ушей, то это может оставить последствия в ухе, и здесь тоже нужно достаточно быстро, как правило, принимать такие решения. Быстро – это не значит за дни, это значит за месяцы. Какого-то уникального средства, которое бы точно предотвращало развитие простуды или существенно снижало ее риск, к сожалению, пока не нашли.

Думаю, что если у человека есть потребность как-то себя укрепить, это само по себе достаточно важное действие в его жизни, то есть он как-то настроен на это. Это на самом деле довольно тонкие вещи. Но прежде всего это значит, что у него есть время этим заняться, то есть он более-менее себя чувствует неплохо.

Довольно часто боли в горле вообще не связаны с инфекцией. Они могут быть связаны с пересохшим горлом, когда нос плохо дышит. Боли в горле могут быть связаны с тем, что из желудка кислота через пищевод попадает на заднюю стенку горла, особенно часто это случается ночью, когда пищевод горизонтально расположен. Надо разобраться. Если горло поболело и сразу прошло, и больше боль не вернулась, то очень маловероятно, что мы говорим о вирусе – скорее всего, какая-то другая причина и, скорее всего, неинфекционная вызвала эту боль в горле.

Исследования на людях – это очень сложная штука. Их составление – это очень непростое дело, и часто такие исследования показывают совершенно неправильные вещи. Поэтому, как правило, когда речь идет о факте, который убедительно доказан наукой, мы говорим о том, что проведено не одно, а много исследований с разными вводными данными. И когда мы берем некие усредненные показатели по многим исследованиям, то хорошо бы, чтобы эти исследования не спонсировались фармакологическими компаниями, тогда мы получаем более или менее убедительные результаты. И то, например, через 20-40 лет, когда мы получим доступ к большим данным, которые могут уже собираться относительно всей жизни человека – что он делает, что он ест, когда он болеет – возможно, какие-то вещи будут пересмотрены.

У физически более активных людей меньше шансов заболеть вирусной инфекцией, я сформулировал это так. Конкретно о какой-то сопротивляемости организма – для меня самого этот термин не очень понятен. Но если взять сто физически активных людей и сто физически не активных, то те, которые физически не активны, будут болеть чаще. Скорее всего, риск развития простудных заболеваний немного, чуть-чуть, снизится у человека, который бегает. Но мы не всё знаем. Количество данных постоянно повышается, нужно постоянно за этим следить, и, как правило, можно оценить только верхушку.

20151026-5O3A2350

– Вы сказали, что маска не работает. А есть что-нибудь, что работает, что может снизить риск заболеть при передвижении в транспорте, в метро?

– Мыть руки с мылом, это абсолютно достоверно.

Об оксолиновой мази. Никаких убедительных данных о том, что она убивает вирусы, тоже нет. Факторов, которые влияют на нас, гораздо больше, чем мы можем держать в голове. Обычно мы выделяем фактор, стереотипный для нас. Это от культуры зависит. Вот если араб заболеет вирусной инфекцией, он никогда не будет это связывать с кондиционерами, например. А у нас очень многие связывают. Каждый день мне приходится слышать: «Я когда посижу под кондиционером, сразу заболеваю». Мне здесь довольно сложно, потому что количество убежденных в этом людей заставляет иногда усомниться.

Но на самом деле подтверждения тому, что переохлаждение непосредственно связано с развитием вирусной инфекции, нет. Если бактериальные инфекции – осложнение вирусной, то мы начинаем с вирусной инфекции, то есть приходим к тому, с чего начали. Что касается бактериальных инфекций, то среди них первичных, то есть впервые возникших без каких-то предпосылок, довольно мало. Если мы говорим про верхние дыхательные пути, то чаще всего это ангина. Ангина точно никак не связана с переохлаждением, это достаточно агрессивно передающаяся бактерия, конкретный вид стрептококка – стрептококковые бактерии, которые передаются от одного человека к другому.

Например, есть такой факт: люди, которые живут на полярных станциях или где-нибудь на Шпицбергене, болеют гораздо реже, за счет того, что у них нету вирусов. Потому что там ограниченный какой-то коллектив, к ним не приезжают больные люди. Им не завозят вирусы туда, и люди на полярных станциях или на международной космической станции не болеют. Думаю, что если вы будете жить в одиночестве, например, в своем доме в Сибири, и проделаете такую вещь, скорее всего, вы не заболеете. Если же вы общаетесь с людьми и, соответственно, имеете какой-то источник вирусной инфекции, даже необязательно, чтобы это был прямо сильно больной человек, – во всяком случае, нужна какая-то слизистая оболочка для вируса, на которой он может существовать.

Сам по себе холод может вызвать, например, обморожение, это другая история, это не инфекционное заболевание.

– А воспаление легких?

– Воспаление легких – это заболевание инфекционное, оно не вызывается просто отрицательной температурой. Хронические болезни и острые болезни – это совершенно разные ситуации. Мы сейчас говорим и про бактериальные, и про вирусные инфекции. Острые инфекции – они имеют начало и конец. Есть такое убеждение тоже, что если инфекцию не лечить, она может стать хронической. Это неверно. У хронической инфекции есть очень четкие предпосылки. Если мы говорим о верхних дыхательных путях, то это чаще всего или сопутствующая аллергия, или, например, инородное тело в верхнечелюстной пазухе – вот это может стать причиной хронической инфекции.

Возможно, снизив физическую активность и находясь дома в те моменты, когда нам плохо, когда у нас высокая температура, мы таким образом в некоторой мере снижаем риск развития бактериальной инфекции. Но если речь о том, чтобы, например, выпить антибиотики заранее, вдруг будет инфекция, – это неправильно. Антибиотики, как мы говорили в начале, нужно использовать тогда, когда уже есть факт бактериальной инфекции, это очень важно. То есть бесконтрольно лекарства не нужно использовать.

Думаю, что через 20-30-40 лет мы будем знать гораздо больше. Сейчас мы не до конца понимаем все закономерности, несмотря на то, что это самая частая болезнь в мире. Эти данные достаточно быстро обновляются. Иногда бывает так, что какие-то научные данные заходят в тупик и оказывается, что всё это было неверно. И обязательно это произойдет еще много раз в понимании того, что вообще в нашем организме происходит.

Но это не значит, что не нужно оперировать теми научными данными, которые есть в настоящий момент. В этой ситуации наука способна оградить человека от лишних трат, побочных эффектов ненужных лекарств и ненужных действий, то есть как-то сэкономить силы и энергию для более полезных вещей, нежели впадать в ипохондрию по поводу обычной для человека простудной инфекции.

Есть некий сценарий, он связан с очень многими факторами – прежде всего с тем, что за вирус у нас вызывает конкретно вот эту болезнь. Разные вирусы немного по-разному распространяются в слизистой оболочке. Для каких-то вирусов более характерен насморк, для каких-то – кашель. Когда вы почувствовали симптомы болезни, это значит, что вы уже заболели. Такого понятия, как «я заболеваю», нет.

Если вы чувствуете першение в горле и насморк, у вас уже вирусная инфекция, то есть вы заболели. Она может протекать быстро, если это вирус, который не агрессивно распространяется в слизистой изначально, его не очень много, соответственно, попало в слизистую оболочку. На это влияют сотни факторов. Может возникнуть кашель, может не возникнуть, мы на это сейчас повлиять, к сожалению, не можем. Мы наблюдаем и смотрим, что происходит.

Опять же, сейчас показания к удалению миндалин достаточно четко сформулированы. Раньше удаляли всем. В какой-то определенный промежуток времени, это семидесятые годы, чуть ангина – всё, и позже, в восьмидесятых, тоже так делали. Сейчас показания к удалению небных миндалин сформулированы так: это более пяти ангин за один год, это более трех ангин в течение трех лет, это второй паратонзиллярный абсцесс.

Паратонзиллярный абсцесс – это когда бактерии скапливаются, это скопление жидкого гноя внутри какой-то определенной полости, в данном случае – за небной миндалиной. Это тяжело пропустить, это обычно лечат в больнице, такая неприятная штука. И последнее показание – если небные миндалины увеличены настолько, что они мешают глотать, дышать, такое тоже бывает.

Видео: Виктор Аромштам

Фото: Анна Гальперина

Просветительский лекторий портала «Православие и мир» работает с начала 2014 года. Среди лекторов – преподаватели духовных и светских вузов, ученые и популяризаторы науки. Видеозаписи и тексты всех лекций публикуются на сайте.


Читайте также:

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Как прожить без инфаркта и инсульта. Лекция врача Антона Родионова (+видео)

Можно ли убежать от инфаркта, какие препараты помогают, а какие нет, и обязательно ли бороться с…

Грипп: как лечиться и можно ли не заболеть?

В России эпидемия гриппа – уже официально

Эпидемия гриппа: что делать беременным и как защитить младенцев?

Избежать осложнений можно при своевременно начатой противовирусной и/или антибактериальной и другой терапии