Логопед: Как учить ребенка говорить и когда начинать волноваться

|
На вопросы читателей «Правмира» отвечает Ольга Ивановна Азова, кандидат педагогических наук, доцент кафедры логопедии МПСУ, директор детского неврологического и реабилитационного центра «Логомед прогноз».
Азова Ольга Ивановна Фото: vesti.ru

Азова Ольга Ивановна
Фото: vesti.ru

Норма или нет?

– Ольга Ивановна, расскажите про речевые нормы. Насколько можно верить таблицам: “Ребенок в год должен знать столько и столько и говорить то и это”?

– Ребенок в год должен говорить 1-10 слов и знать в пассиве 30-60 слов. Это сведения Фонда данных детской речи РГПУ им. А. И. Герцена, им можно доверять. Но я понимаю, почему возникает такой вопрос. Однажды, разговаривая с видным ученым, неврологом, доктором наук, я услышала: «Нужно пересматривать нормы речевого развития». И, хотя прошло много лет, я не перестаю расстраиваться по этому поводу. Как их можно пересмотреть? Видимо, искусственно сдвинуть рамки. Но, если в Чернобыле после катастрофы растут черные березы, это не значит, что это норма, все знают белую, повислую березу. Так и с речевым онтогенезом. Проще думать не о причинах задержки речи, а о фальсификации нормотипичного развития. Ведь если даже у многих детей развитие будет опаздывать, это не значит, что нормы нет.

Петербургский ученый В.А. Ковшиков, занимавшийся нарушениями речи у детей при алалии (отсутствие речи при сохранном слухе и интеллекте), в разные годы проводил исследования речевого развития у детей студенток кафедры логопедии ЛГПИ им. Герцена. В 70-е годы все дети укладывались в речевую норму, в 80-е и 90-е – уже не все, и процент нормированного речевого развития с каждым годом понижался.

– А если ребенок им не соответствует – это повод для беспокойства?

– Да, это повод для беспокойства. Но я рекомендую обращать внимание не столько на активный словарь, а на то, понимает ли ребенок обращенную речь, реагирует ли на простые речевые инструкции. Например, «принеси бутылочку» – идет туда, где обычно стоит бутылочка, «идем мыть ручки» – идет в ванную комнату, имитирует мытье рук. В год ребенок должен знать свое имя, легко вступать в коммуникацию и взаимодействие с родителями и детьми на площадке.

– А бывает так, что до трех лет ребенок молчит, а потом – как заговорит?

– Да, так бывает. Это дети-накопители: всё понимают, общаются жестами, но говорят мало. Всё-таки, думаю, не совсем молчат, несколько слов говорят. Есть такая гипотеза: современные дети «слишком умные» – понимают, что у них не получается так, как у взрослых, и копят пассивный словарный запас. Но, в любом случае, это повод обратиться к логопеду. Хотя каждую историю развития речи нужно рассматривать индивидуально, у каждого ребенка свой темп развития, но онтогенез один на всех.

Допустим, ребенок начал говорить после трех лет, это не значит, что не будет никаких потерь. Иными словами, если бы всё было вовремя, то уровень развития ребенка был бы выше. У таких детей обычно отмечаются задержки речевого и, возможно, психоречевого развития. А если речь начинает развиваться как бы вдруг и интенсивно, то такая стремительность часто сопровождается заиканием.

Фото: neuroav.info

Фото: neuroav.info

Когда бить тревогу и пить ли лекарства?

– А что реально должно беспокоить? Можете рассказать о признаках и основаниях для беспокойства в год, полтора, два, три, четыре поступательно схемой-таблицей? То есть каких навыков у здорового ребенка не может не быть?

– Можно отметить так называемые «реперные точки»:

  • 3-6 месяцев – ребенок пробует артикуляционный аппарат в действии и произносит много звуков.
  • 1 год – первые слова «мама», «дай», при хорошей норме развития до десяти слов.
  • 2 года – построение простой фразы из 3-4 слов.
  • 3 года – распространенная фраза, ребенок много и хорошо говорит, читает стихи наизусть.
  • 4 года – фраза строится с учетом грамматики, с использованием всех частей речи.
  • 4-5 лет – речь приобретает форму короткого рассказа. Начало формирования фонематического слуха.
  • 5 лет – речь сформирована, можно сказать, что это речь взрослого человека. Ребенок произносит все звуки.
  • 6 лет – хорошо развитая связная речь.

К началу обучения в школе речь ребенка в норме сформирована полностью и развита настолько, что переходит на уровень формирования чтения и письма, а с конца второго класса – на уровень формирования письменной речи.

Всем специалистам, которые занимаются детской речью, хорошо знакома схема системного развития нормальной детской речи логопеда Н.С. Жуковой, составленная по сборнику научных трудов известного советского лингвиста А.Н. Гвоздева «Вопросы изучения детской речи» (1961), где описан лонгитюд детской речи его сына. Эта подробная и качественная схема описания детской речи до сих пор самая популярная. Но, так как сферой научных интересов Гвоздева были фонетика и морфология, то ученый не фиксировал понимание речи ребенком, и подробные системные записи лексикона начинаются только с 1 года 8 месяцев.

Можно ознакомиться с таблицей «Развитие речи ребенка в норме» Фонда данных детской речи РГПУ им. А. И. Герцена, в которой нашли отражение основные закономерности развития речи от 0 до 7 лет.

– Есть препараты с доказанной эффективностью для «запуска» речи и коррекции речевых проблем? В каком возрасте и у каких специалистов целесообразно обследовать ребенка на наличие дисграфии?

– Вопрос по доказательной медицине – это вопрос неврологу, а не логопеду.

По «запуску» речи. Во-первых, это достаточно условное название, никакого запуска нет, это комплекс коррекционных мероприятий. То есть одним щелчком запустить речь невозможно – ни таблетками, ни каким-то одним приемом.

Что касается целесообразности обследования ребенка на предмет наличия дисграфии. Базовая функция письма формируется до конца 2-го класса. Тогда и можно определить, успешно или нет сформирован навык письма. То есть правильнее было бы на предмет дисграфии ребенка обследовать в конце 2-го года обучения в школе. Но, к сожалению, во многих школах «прощаются с букварем» в середине первого класса, приступают к изучению орфографических правил, а процесс формирования навыка письма заканчивают к концу первого года обучения. И получается нарушение онтогенеза. Ребенок, не завершив один этап развития – не сформировав навык письма, приступает к другому – развитию письменной речи. Это не безразлично для самого навыка – могут проявиться своеобразные дисграфические тайминговые (темповые) ошибки.

Специалист по выявлению дисграфии только один – это логопед, который занимается нарушениями чтения, письма, письменной речи. Если ребенок в структуре нарушения имеет и неврологические проблемы, тогда смотрит и невролог, но в целом это работа логопеда.

– Один очень важный момент. Меня часто спрашивают, чем логопед отличается от дефектолога, реально каждый день с этим сталкиваюсь. Вот и сегодня мне одна мама говорит: “Сына взяли в обычную школу, только надо позаниматься с дефектологом”. Я уточняю: “С олигофренопедагогом?” Она: “Нет”. Я: «Тогда с кем? Не с тифлопедагогом же?»

– Выпускники дефектологических факультетов вузов имеют основную специальность (сурдопедагог, тифлопедагог, олигофренопедагог) и дополнительную – логопед. Эта дополнительная специальность дает право, например, сурдопедагогу (дефектологу) работать учителем-логопедом в профильном учреждении. Звучит это примерно так: сурдопедагог и учитель-логопед в школе для детей II вида. Кроме того, дефектологические факультеты вузов имеют отделение «логопедия», где получают специальность логопеда.

Как правило, «логопедами-дефектологами» представляются те специалисты, которые либо хотят произвести впечатление на мам, либо камуфлируют неблагозвучность слова «олигофренопедагог». «Логопедами-дефектологами» могут представляться и те, кто окончил отделения сурдопедагогики, дошкольной дефектологии. Те же, кто закончил отделение логопедии, очень трепетно относятся к своей специальности и не будут придумывать что-то лишнее.

В некоторых дипломах логопедов встречается запись «специальный психолог», это синоним к слову «дефектолог». Такая специальность дает право работать в дошкольном образовательном учреждении логопедом или дефектологом.

В здравоохранении алгоритм жестче. Например, восстанавливать речь после инсульта, ставить или вызывать голос после операций на гортани, заниматься с детьми после операций на челюсти и губе (при ринолалии), исправлять заикание может только логопед, который учился на кафедре логопедии.

Логопед (дефектолог) занимается любыми речевыми нарушениями, которые могут быть как в самой речи, так и в ее оформлении. Как правило, логопед работает с нормотипичными детьми. Но и при тяжелых нарушениях речи (алалия, дизартрия, заикание) ребенком тоже занимается логопед.

– Ребенок в 2,6 говорит только несколько слов типа «мама, папа, баба». Ставят ЗРР, прописали пить пантокальцин. Нужно ли идти к логопеду? И что делать, чтобы разговорить ребенка?

– 2,6 – это возраст, когда действительно уже можно поставить функциональную задержку речевого развития. В этом возрасте нормотипичные дети говорят длинными, распространенными предложениями.

По поводу пантокальцина отвечать не буду, это не моя компетенция. Моя рекомендация – чтобы как можно раньше ребенка показали хорошему логопеду, потому что уже сейчас явная задержка речи. Повторю еще раз: в год должно быть около 5-10 слов, в 2 года – коротенькая фраза, в 3 года – распространенная фраза, состоящая из 4-5 слов. В данном случае этого нет.

Как помочь заговорить?

– Что делать, чтобы разговорить ребенка? Самые простые рекомендации для мамы?

– Вы можете устраивать с ребенком игры, проговаривать в игре все слова. Если ребенок совсем маленький, вам нужно сесть так, чтобы ваши глаза были на одном уровне с его глазами, чтобы он хорошо видел вашу артикуляцию. Старайтесь говорить одними и теми же словами, короткими фразами. Упрощайте свою собственную речь до двухсложных слов типа «мама», «папа», то есть обувь можете называть коротким словом «боты», собаку – «ава» и так далее, попробуйте придумать сами. Обязательно должно быть упрощено имя ребенка: не Дементий, а Дема, не Арсений, а Сеня.

Упрощайте слова и по артикуляции, например, употребляйте слова с теми звуками, которые ребенок уже умеет говорить, то есть с «п», «м», «б», это звуки, которые первые появляются в речи детей всего мира. Придумайте какой-то совместный альбом, вклеивайте простые картиночки или фотографии родственников и коротко их называйте и по имени, и кто какой член семьи. Выстраивайте коротенькие схематичные предложения.

Если уже набрано много названий животных, скажем, «киса», «ава», «петя» – петушок, «ло-ло» – пингвинчик, «миша» – медвежонок, то можете к ним добавлять короткие слова-действия: «иди, миша», «иди, петя» и так далее. И постепенно ребенок поймет алгоритм простой речи.

Но всё же лучше обратиться к логопеду, потому что в 2,6 года можно заниматься не только речью, но развивать и высшие психические функции.

Фото: mchildren.ru

Фото: mchildren.ru

– Какие вы посоветуете пособия для совместных занятий родителей с ребенком?

Давайте я назову несколько очень известных и качественных пособий. Это пособия Елены Михайловны Косиновой по развитию лексики и грамматики. Для более младших детей – это альбом Ольги Андреевны Новиковской, альбом Светланы Вадимовны Батяевой. Есть ряд пособий для малышей, для детей дошкольного возраста Татьяны Александровны Ткаченко, Ольги Александровны Безруковой, Ольги Евгеньевны Громовой. А вообще, старайтесь подбирать книги, где яркие большие картинки и четкие инструкции.

Когда начинать волноваться?

– Когда точно нужно обратить внимание, что что-то идет не так? На произношение каких звуков надо обращать особое внимание и пытаться их исправить самостоятельно? И расскажите про логопедические садики: почему некоторые их боятся как огня и как в них помогают ребенку?

Точно нужно обратить внимание при особенностях поведения у ребенка и отсутствии речи, именно при сочетании этих двух факторов. Когда ребенок не смотрит в глаза, когда ребенок не откликается на имя, когда ребенок не выполняет простые инструкции, не взаимодействует с родителями, достаточно активно и как-то нецелесообразно передвигается, бегает, «машет крылышками», и при этом отсутствует речь – это повод для того, чтобы отправиться к врачу.

Я считаю, что самостоятельно исправлять звуки не стоит, всё-таки это должны делать профессионалы. Вообще, с ребенком нужно стараться говорить правильно, четко, чтобы ребенок видел артикуляцию.

Что касается логопедических садиков, то сейчас эта сфера подверглась серьезной реорганизации, и что там происходит и как происходит, однозначного ответа нет, потому что всё время меняются требования. Но какое-то время назад мне было достаточно понятно, как существуют логопедические сады, и мне нравилась организация в этих детских садах. Ребенок занимался с логопедом каждый день – это фронтальные занятия под руководством логопеда пять раз в неделю. Дальше: когда дети шли на прогулку, логопед по очереди брал детей на индивидуальные занятия, то есть 2-3 раза в неделю, где, например, ставились звуки. И во второй половине дня воспитатель, тоже имеющий допобразование, отрабатывал задания, которые дал логопед.

Таким образом, посмотрите, какое количество занятий! Плюс ко всему, воспитатель в логопедических садах обязан был включать речевую работу в режимные моменты: задавать конкретные вопросы, просить ребенка еще и еще раз повторить речевые конструкции. Такая подготовка качественно отличала этих детей от других, обычных: дети в логопедических группах, особенно с ФФН, были прекрасно подготовлены к школе. И там абсолютно нечего было бояться, то есть не просто не бояться, а следовало однозначно вести туда ребенка.

На сегодняшний момент ситуация несколько поменялась. Если раньше в логопедических садах было три группы: группа для детей с общим недоразвитием речи; группа для детей с нарушением звукопроизношения; группа для заикающихся детей, – то сейчас количество этих групп сокращается. Например, нарушения звукопроизношения выведены за рамки логопедических садов, а остаются дети с достаточно сложными нарушениями: либо это неговорящие дети, либо это дети с какими-то сочетанными нарушениями, со сложной структурой дефекта. Поэтому я не знаю, стоит ли обычному ребенку туда идти, и, вероятнее всего, его даже туда и не возьмут.

Когда нужен логопед?

– Как выбрать логопеда? На что обратить внимание? Есть ли государственные центры, где работают с малышами?

Вопрос, как выбрать логопеда, какие профессиональные требования. Первое – это, конечно, диплом об образовании. У каждого логопеда должен быть диплом о высшем образовании. Логопед обязательно заканчивает педагогический вуз, дефектологический факультет, кафедру «логопедия». Соответственно, в дипломе должна быть запись «учитель-логопед» и «учитель (например, если это кафедра логопедии) русского языка и литературы для детей спецшколы 5-го вида», то есть для детей с тяжелыми нарушениями речи.

Логопед должен приходить к маленькому ребенку с набором пособий. Лучше, чтобы это были яркие картинки. Картинок, и вообще пособий, должно быть много. Конечно, логопед должен владеть красивой грамотной речью. Логопед обязательно должен найти подход к ребенку, то есть начать взаимодействовать, а обследование должно проходить максимально в игровой форме.

Хорошим критерием является рекомендация, особенно если рекомендуют родители, чьи дети успешно занимались с этим логопедом.

Есть ли государственный центр, где работают с малышами? Конечно, есть. Есть еще и детские сады, и поликлиники. Но, насколько я знаю, там очень большая загруженность.

– Обязательно ли нужен логопед, если особых проблем нет, кроме искаженного произношения “ш” и “ж”?

Вы знаете, может быть, и не стоит ничего делать. Я часто говорю, что в истории было много людей, которые имели нарушения звукопроизношения, но, тем не менее, их вклад в историю достаточно высок, то есть в жизни это им не помешало. Но если речь идет о девочке, а девочка часто выбирает речевую профессию, либо профессию, напрямую связанную с речью, тогда неправильное звукопроизношение может ей помешать в жизни.

Я могу вам сказать, что меня не беспокоит, если человек искажает звуки, я достаточно быстро привыкаю к этому. Слышу, конечно, но стараюсь не обращать внимания, мало ли какая индивидуальная особенность у человека. Но в нашей стране, в нашей культуре, в нашем обществе не принято произносить звуки искаженно, это считается нарушением некоего эталона.

Если родители хотят поставить ребенку звуки, я, как специалист, конечно, поддерживаю, потому что никаких проблем в этом я не вижу. Это не большое количество занятий, чтобы поставить, по сути, один звук, это одна артикуляция и для [ш], и для [ж], при произнесении второго звука только добавляется голос. Никакой особой трудности я не вижу, в детском возрасте это сделать просто.

Путаница со звуками

Со слов завуча школы, дети, искажающие звуки, не смогут грамотно писать, т.к. информация в голове искажается. Это так?

– Я думаю, что учитель имел в виду не искажение, а замену звуков. Коротко поясняю: искажение звучания – это то, как не принято говорить в системе языка, в данном случае русского. Например, не принято говорить межзубные, боковые звуки, горловое «р», но в данном случае ребенок понимает, что есть горловое звучание, но нет горловой буквы на письме, поэтому такой ошибки быть не может.

Но если ребенок, например, вместо «ш» говорит «с», «Саша» звучит как «Саса», тогда впоследствии на письме такая ошибка может быть, потому что ребенок неправильно воспринимает звук на слух, заменяет его в артикуляции, соответственно, потом будет заменять и букву. В данном случае речь идет о нарушении фонематического слуха, а о таком нарушении может сказать только логопед.

– На собеседовании в школе родителям сказали, что плохо говорящие дети искажают информацию и потом плохо пишут. Ваше мнение?

– Раньше логопед мог сказать: «Пожалуйста, поставьте звуки детям до школы, если вы этого не сделаете, то потом на письме будут ошибки». Сейчас многие родители достаточно образованы, чтобы легко принять на веру это спорное утверждение.

Если ребенок заменяет звуки, это нарушение фонематического слуха, то есть он неправильно воспринимает на слух звуки, соответственно, действительно на письме могут быть замены букв. Если ребенок плохо говорит, значит, он допускает в устной речи аграмматизмы, то есть неправильно употребляет окончания по роду, числу или падежу. Например, ребенок говорит: «Птицы сидят на деревах», – в норме русского языка «на деревьях», соответственно, в данном случае как ребенок говорит, так может и писать.

Если это вовремя не исправить, потом это может перейти в письменную речь. Все нарушения-аграмматизмы проявляются в 3-4-м классе, когда появляется собственная письменная речь.

– Если ребенок в устной речи говорит то “в”, то “л”, он и на письме будет путать эти буквы? А если ребенок переставляет местами слоги, то это потом в письмо переходит?

– Если ребенок путает «в» и «л», то это искажение звука, ребенок говорит «двугубное» [л], отдаленно напоминающее звучание [в]: «лампа», «лодка». Такое нарушение не должно отразиться на письме, потому что это искажение или, по-другому, мышечное нарушение – нарушение формирования мышц артикуляционного аппарата, нарушение анатомического строения. Так может произойти, если у ребенка грубейшее нарушение фонематического слуха. [В] и [л] – звуки из разных фонетических групп, обычно дети их различают на слух.

Если ребенок путает или переставляет местами слоги, это называется нарушением слоговой структуры. Это нарушение вполне может перейти на письмо: к нарушению слоговой структуры далее добавляется нарушение формирования языкового анализа и синтеза, ребенок неправильно выделяет первый звук, второй звук, неправильно выделяет слог из слова или переставляет слоги. В результате на почве нарушения формирования языкового анализа и синтеза образуется дисграфия.

Задержка речевого развития

– Какой порядок действий при ЗРР? Какие пройти обследования? Нужно ли ЭЭГ, УЗДГ, МРТ? Ребенок в 3,7 почти не говорит, каковы причины? К каким специалистам идти на занятия? Что может сделать мама сама?

Какова диагностика и лечение алалии? До какого возраста возможно исправить проблемы с речью? Что делать, если ребенок не хочет заниматься и повторять?

Невозможно заочно назначить обследования. Вначале стоит идти к неврологу. Невролог обязательно смотрит ребенка, его рефлексы, кожные покровы, разговаривает с ним, подробно расспрашивает маму о развитии ребенка, о протекании беременности и родов, и только после этого назначается обследование. Да, это может быть энцефалограмма (ЭЭГ) и Доплер (УЗДГ), но, вполне возможно, что нужны еще какие-то обследования.

МРТ – достаточно сложное обследование, его обычно назначают строго по показаниям. То есть, если, например, у ребенка новообразования, опухоли, кисты или еще что-то такое похожее, тогда – да. Повторяю, все эти назначения делает врач (в данном случае невролог), никакой другой специалист назначить такие обследования не может.

Почему ребенок в 3,7 не говорит, какие причины? Причин огромное количество. Заочно это выяснить вообще невозможно, но даже и в очной беседе причины можно представлять только примерно. Да, это может быть внутриутробная проблема, болезни мамы, болезни ребенка, экологические факторы, токсикозы первой и второй половины беременности, отечность беременной, какие-то осложнения при родах, быстрые роды, кесарево сечение. Наверное, стоит даже остановиться, потому что это всё может быть, и при этом всё будет благополучно или не выльется ярко в проблему.

К сожалению, мы не найдем первопричину, а на каких-то объективных обследованиях, таких как Доплер, вполне можно узнать особенности кровотока, например, нет ли проблем с притоком и венозным оттоком. Но это будут косвенные причины, которые помогут неврологу разобраться в неврологической симптоматике.

Дальше мама спрашивает, если у ребенка алалия, какая диагностика и лечение. Это может определить невролог (сам диагноз ставит психиатр), он назначит обследования и лечение, после этого консультирует логопед и делает логопедическое заключение.

До какого возраста можно исправить проблемы с речью? Смотря какие проблемы. Если речи нет в три года, нужно активно, как можно быстрее, а лучше до трех лет, начать заниматься формированием, вызыванием речи. Если, например, пятилетний ребенок, там уже становление лексико-грамматических, фонетико-грамматических категорий, там работа с качеством речи. Но если ребенок не говорит и в пять, и в шесть, и в семь, и так далее лет, всё равно нужно заниматься с этим ребенком. Да, конечно, качество будет хуже и прогноз хуже, но до периода, скажем, пубертата я бы активно советовала родителям не опускать руки, заниматься ребенком.

Понимаете, если ребенок не Маугли и находится в обществе, в социуме, то он понимает, что речь нужна, что мы все говорим, и он это видит и осознает. Тогда у него есть возможность заговорить вплоть до пубертата. Ну как заговорить: научиться говорить слова и фразы, скажем так. Если же ребенок живет не в социуме, то самый последний срок – это шесть лет. Если до шести лет ребенок не выведен из дикого сообщества, то есть из среды животных, то тогда разговорить такого ребенка практически невозможно.

Что делать, если ребенок не хочет заниматься и повторять? Начните, наверное, всё-таки не с речевых занятий, а с занятий с психологом, потому что, может быть, там проблема-то не речевая. Есть дети абсолютно незрелые, и нужно начать играть, а в игре появится и желание повторять и взаимодействовать. Сейчас очень много игровых терапий (директивная и недирективная, песочная, флортайм и др.).

Билингвы

– Хотелось бы узнать ваше мнение по поводу ребенка-билингва. Посоветуйте, как лучше обучать ребенка другим языкам, нужно ли одному родителю говорить с ребенком на двух языках или по правилу “один человек – один язык”?

Надо помнить, что речь формируется до пяти лет, то есть в пять лет – это речь взрослого человека, поэтому, если ребенок попадает в некую речевую задержку, то есть до трех лет неправильно формируется речь в структуре нашего языка – мало слов, короткие предложения или их совсем нет, то, конечно, вводить такому ребенку второй язык чревато, потому что он не усваивает систему даже родного языка. Если же ребенок вполне справляется со своим родным языком, то есть хорошо усваивает, например, русский язык, то ничего плохого нет в том, что с ним будут говорить и на втором языке. Возможно, в таком случае будет небольшая задержка в формировании речи на обоих языках, а в совокупности всё равно достаточно приличное развитие, тогда ребенок будет знать два языка.

Такая практика была в Советском Союзе, во многих республиках обязательно изучался родной язык и вторым изучался русский. И мы знаем, что практически все жители бывших республик Советского Союза кроме своего языка прекрасно владеют и вторым, русским, языком.

В каких случаях я всё-таки не рекомендую говорить сразу на двух языках? Когда идет грубая задержка речи или совсем речь отсутствует, тогда лучше, чтобы ребенок говорил на каком-то одном языке, неважно, на каком. Понятно, что русский очень сложный язык, и замечательно, когда первый – русский язык, просто из-за того, что он очень богатый, красивый, многоплановый, и тот, кто знает русский, вполне может усвоить и какой-то другой язык.

В моей практике был ребенок с похожей ситуацией, папа – испанец, мама – русская, они жили в Валенсии, ребенок говорил сразу на двух языках, мама с ним говорила на русском, папа говорил на испанском, даже на каталонском, но всё-таки больше присутствовал именно испанский язык. И ребенок попал в ситуацию вот этого двуязычия при наличии небольшой задержки, с которой он вполне бы справился, но тут мама взяла еще и бонну, которая владела английским языком. И произошла некая путаница: ребенок сразу с тремя языками, совсем маленький ребенок, ему было два года с небольшим.

Я сразу задала маме вопрос: а как ребенок отреагировал на появление бонны? «Негативно», – сказала мама, но это и понятно, ребенок уже был достаточно большой, и вдруг ни с того ни с сего он попадает в ситуацию безречья. Когда я посмотрела ребенка, я посоветовала родителям на короткий срок убрать все языки, кроме испанского, потому что ребенок ходит в детский сад, где дети говорят на испанском языке, «а русский в любом случае ваш ребенок будет знать, потому что вы – носитель языка, вы достаточно часто приезжаете в Россию».

Мама приняла мой совет, и в течение полугода они говорили с сыном только на испанском языке. Через полгода я посмотрела этого ребенка, он прекрасно говорил на испанском, и когда я его спрашивала по-русски что-то простое, он понимал. С этого момента было ясно, что ребенок вполне в системе испанского языка и вот-вот начнет говорить по-русски тоже.

Вопросы читателей

– Девочка в 2,5 года говорит много, но иногда в начале фразы сильно заикается. Это нормально?

– Очень трудно сказать заочно, заикание это или полтерн (запинка). Да, это может быть просто запинка, и это пройдет. Может быть, это заикание, то есть уже не просто запинка, тогда – да, нужно обращаться к специалисту, причем не к одному: к неврологу и логопеду. Нужно работать над дыханием, над плавностью речи.

Иногда так бывает в таком возрасте из-за того, что ребенок начинает бурно и много говорить, поэтому артикуляционный мышечный аппарат не справляется, ребенок начинает заикаться. Это может пройти само собой, но лучше, чтобы посмотрел специалист.

– Девочка в 1,8 болтает на своем тарабарском, можно различить только «мама», всё остальное непонятно. Надо ли что-то делать?

– 1,8 – это возраст, когда появляется короткая фраза, и у детей обычно достаточно много слов. У ребенка есть речевая задержка: ребенок не говорит словами и короткими фразами.

Надо ли что-то делать? На подобный вопрос я уже отвечала, посмотрите выше.

 

– Ребенок пойдет в садик в сентябре и будет самый младший в группе. Там будут дети, которые почти на год старше и которые очень хорошо и свободно говорят. Такая разница не навредит ребенку? Или же, наоборот, поможет заговорить?

– Нет, не навредит. Наоборот, хорошая, четкая и достаточно правильная речь более старших детей – это хороший образец для ребенка. Не знаю, поможет это заговорить или не поможет, разные ситуации могут быть, но вполне может быть, что и поможет.

– Ребенку три года, до двух лет развивался нормально, было много отдельных слов и простых фраз. В два манифестировала эпилепсия, и речь постепенно пропала. Есть ли какие-то методики для занятий дома? Эпилептологи говорят, что пока приступы не купируются, прогресс речи можно не ждать.

– Я уже называла эти методики, принципиально нет других методик для детей с эпилепсией или с каким-то другим нарушением. Да, я согласна, пока не будут купированы приступы, большая вероятность, что речь активно развиваться не будет, потому что каждый приступ откидывает развитие ребенка назад, погибают нервные клетки, которые, может, потом и восстановятся. Но самая главная задача – купировать у ребенка приступы.

 

– У мальчика в 2,10 небольшой запас слов, простые предложения из двух слов. Надо ли обращаться к специалисту?

– Да, у ребенка задержка речевого развития. Еще раз повторяю, что ближе к трем годам уже должны быть развернутые фразы. Да, первый врач – это невролог, а далее – обязательно поход к логопеду.

– Мальчик почти в три года говорит практически все слова, но в общем речь очень плохая. Половину слов даже родители понимают с трудом, странно строит предложения (например, “я, Никита, пойду не” вместо “я пойду”), нет звуков “р”, “ш”. Как это могут исправить родители? Может ли помочь логопед?

– По поводу звуков можно подождать, потому что в этом возрасте дети могут еще не выговаривать сложные звуки. Может ли помочь логопед с развитием речи? Да, может помочь. Если ребенок искажает структуру предложения – «я, Никита, пойду», вместо «я пойду», здесь уже работу над грамматикой начинает логопед. Без фанатизма, но начинать нужно.

– Девочка в 2,5 говорит смазанно, предложения короткие и кривенькие. Невролог прописал пантогам и магне Б6. Есть планы идти в логопедический сад, сначала в ГКП. Что бы вы еще посоветовали в этом случае?

Повторяю, что не моя компетенция опровергать или назначать медикаменты, но могу сказать, что очень часто детям с такими жалобами действительно назначают витамины и какой-нибудь ноотропный препарат, это достаточно распространенная практика. Ребенок еще маленький и нельзя сказать, почему она смазанно говорит, не выговаривает большое количество звуков.

То, что вы собираетесь в детский сад или в группу ГКП, это вполне оправданно, это правильный ход. Соответственно, там ребенок сперва начнет заниматься с психологом, а потом, возможно, с логопедом, и постепенно будут вводиться занятия по стабилизации речи, по постановке звуков.

 

– Можно ли начинать коррекцию логоневроза в три года? И нужно ли это лечить препаратами?

Лечение препаратами – это ведение невролога. Да, мягкие седативные препараты при заикании дают. Но надо разбираться с природой заикания, почему назначили ребенку именно этот препарат. С трех лет ребенок попадает в группу риска по заиканию, потому что активное речевое развитие ребенка и желание говорить часто опережают возможности артикуляционного аппарата, и может быть заикание. Вполне возможно, что оно очень скоро пройдет, тогда и препараты не понадобятся. Но если это не ложное, а истинное заикание, то с этим должен разобраться невролог.

Нужно ли заниматься с ребенком трех лет? У меня есть такое пожелание: во-первых, раз так активно и бурно ребенок реагирует на речь, тогда во всех остальных областях должно быть полное спокойствие. Может быть, есть смысл ограничить яркое речевое развитие ребенка, пусть он будет говорить в семье много, но, скажем, ограничить общение с другими детьми. Хорошо бы поехать отдыхать на море, в горы, выбирать разные прекрасные места для отдыха, чтобы нервная система ребенка была спокойной, то есть этот период провести в несколько расслабленном состоянии. Это раз.

Второе: возможно, у этого ребенка сбито дыхание. Тогда вполне можно работать с дыханием. Конечно, в три года уровень произвольности еще низкий, но легкие дыхательные упражнения в игровой форме вполне можно проводить.

 

– Ребенок 3,5 лет меняет в словах буквы “г” и “д”, “к” и “т”. Что делать?

Всё просто: обратиться к логопеду. Это совсем легкий дефект, несколько занятий – и логопед поставит ребенку эти звуки, а вы только автоматизируете, введете их в речь.

 

– Как правильно развивать речь у ребенка 1,6, который говорит мало слов? Какие базовые подходы использовать?

В 1,6 с ребенком нужно активно жить в игре. Посвящайте своему ребенку много времени. Да, личное время у него и у вас тоже должно быть, но, самое главное, если вы играете с ребенком, то играйте с ним качественно. Первые игрушки какие? Это животные, машины, куклы – называйте их простыми словами. Ранее я уже говорила: ляля, киса, ава, петя и так далее. И стройте какой-то сюжет, какую-то игру, тогда ребенку с вами будет интересно, и просто потому, что вы говорите с ним на доступном языке. И вообще, дети в этом возрасте очень любят взаимодействовать со взрослыми людьми, просто живите вместе с ребенком и радуйтесь этому общению, и всё у вас будет хорошо.

– Когда ребенок начинает четко произносить звуки, в частности “р”? И если грассирует папа, это же не значит, что и ребенок будет, копируя его, тоже грассировать?

Если ребенок стал правильно говорить, вероятнее всего, он уже не стал подражать папе. Значит, артикуляционный аппарат сохранен, достаточно правильная  длинная, широкая, не узкая подъязычная связка, так называемая уздечка, и хорошая вибрация кончика языка. И ребенок уже справился с правильным произношением этого звука. То есть он слышал, что в системе языка вот так произносят, и он точно так же стал произносить, не копируя папу.

Может ли попробовать как папа? Может, но вы уже сможете ему сказать, что так неправильно у нас в языке, нужно по-другому.

Могу вам привести такой пример: когда мой сын был маленький, я начинала заниматься с детьми по постановке звуков, ко мне дети приходили домой. Сыну было два года с небольшим, и он стоял около меня и смотрел, как я ставлю звуки другим детям. Он говорил достаточно чисто, выговаривал все звуки, и вдруг стал подражать некоторым детям. Попробовал – и не стал, потому что, в принципе, если ребенок понимает, что так не принято, он не будет это говорить.

[Р] – сонорный звук, достаточно поздно появляется в речи, допустимо по норме речевого развития ближе к пяти. Если всё идет по плану, то беспокоиться не надо.

– В каком возрасте нужно принимать меры для нормального произношения «л», «р»? Мальчику 1 год 10 месяцев.

В 1 год и 10 месяцев – не нужно. Если он так прекрасно уже начал говорить, вероятнее всего, у него вообще лингвистическая одаренность, такой ребеночек вполне справится и с произношением звуков. Но если даже что-то с мышцами не то, это не большая проблема, я думаю, что логопед вполне может помочь.

– Девочка в 4 года грассирует «р», родители запрещают ей говорить «р», раз не получается. Надо ли беспокоиться из-за грассирования в таком возрасте?

Когда ребенок начинает искажать звук, заводит не кончик язычной мышцы, а корень, то, вероятнее всего, у него действительно проблемы с произнесением этого звука. То есть ребенок понял, что что-то нужно завести, а завелось то, что завелось, вероятнее всего, звук сам по себе уже не появится. Но, повторяю, что все рекомендации должны даваться ребенку очно, нужно всё-таки посмотреть, не короткая ли уздечка, не слабый ли кончик языка, это функционал логопеда.

Нужно ли запрещать произносить звук? Может быть, и нужно. Что-то в этом есть, не закрепляется неправильный акустический образец. Хотя отсутствие звука – это тоже неправильно. Четыре года – это возраст, который вполне подходит для постановки звуков. Мне кажется, что нужно просто показаться специалисту, и он ответит вам на этот вопрос.

– Читали ли вы роман Валерия Вотрина “Логопед”? Как оцениваете это произведение?

Нет, я не читала этот роман, но я знаю, что повествование строится от лица логопеда, главные герои – логопед и журналист, просто как у нас сейчас. И что именно они хотят сохранить язык страны. Хороший посыл. Да, спасибо, почитаю.

Конечно, я – за чистоту языка, за сохранение русского языка, за то, чтобы люди красиво и грамотно говорили (выговаривали, в том числе, звуки), у меня есть примеры эталонов логопедов в искусстве. Один из значимых для меня фильмов  это «Король говорит». Во-первых, сам фильм прекрасный. Во-вторых, главную роль логопеда актер играет абсолютно профессионально, могу сказать, что приемы, которые там показаны, очень действенные. Мне кажется, это хороший пример популяризации нашей профессии.

И второй  известный фильм «По семейным обстоятельствам», где логопеда играет Ролан Быков. Это шутка, пародия на логопеда, но она удалась, она крепко приклеилась к логопеду на многие годы. И я всегда и везде говорю: не дай Бог, чтобы так было в жизни, потому что, к сожалению, нет профессионального отбора абитуриентов, то есть многие претендующие на место студента на кафедре логопедии элементарно не умеют выговаривать звуки. Поэтому в каком-то смысле это и фильм-прорицание. Конечно, обидно за профессию. Во времена Советского Союза это была шутка, а сейчас, к сожалению, это не совсем шутка, в ней есть доля правды.

– По какой причине многие абсолютно здоровые и развитые дети при богатом пассивном словаре поздно начинают разговаривать? Это тенденция?

Нет, конкретно этот факт не является тенденциозным. Попытаться объяснить этот феномен можно несколькими способами, но это только гипотетически, я подчеркиваю это слово:

1. Есть так называемые «дети-накопители», они очень критичны к своей речи. Им не нравится результат, поэтому они молчат или говорят несколько автономно («на своем» языке).

2. Есть «дети – продукты экстравертированного мира», то есть они копируют мир. Приведу такой пример. Многие родители видят своих детей только спящими, няни или бабушки рассказывают детям, что мама и папа много работают. Этот сюжет воплотился в производстве кукол с закрытыми глазами, и, представьте, детям нравится играть с такими куколками, потому что это проекция их собственного мира. Так и ребенок, который хорошо всё понимает и молчит, устанавливает одностороннюю связь по типу работы с компьютером, с ним же невозможно говорить.

Всё-таки это самоуспокоение, так быть не должно, и в помощь нам богатая история развития человечества. Дети с года должны начинать пробовать свой артикуляционный аппарат. Речевая задержка может быть разной. Допустим, ребенок заговорил, родителям показалось достаточно. Но когда такой ребенок попадает во время диспансеризации к логопеду, то выясняется, что есть задержка, более низкий уровень по сравнению со своим потенциальным уровнем речевого развития.

Если ребенок начинает говорить вовремя, то тогда собственный несовершенный продукт продуцирования его самого не смущает, ему всё равно, как говорить, главное, чтобы было само произнесение, удовольствие от самого процесса говорения и радость от того, что доставил приятное взрослым (родственники обычно очень эмоционально реагируют на первые слова ребенка). К счастью, такие дети еще есть.

– Ребенок начал говорить в 4 года. В пять-шесть – было не очень много звуков. В 8 лет – проблемы в письме, пропускает буквы в словах. Ребенок – невнимательный и творческий, может отвлекаться. Можно за лето что-то сделать самостоятельно?

Можно и нужно. Я рекомендую взять расширенную качественную консультацию логопеда, который занимается нарушением именно письма и письменной речи. Возможно, это не часовая, а двухчасовая консультация, где логопед подробно объяснит, как заниматься с ребенком, предложит пособия, по которым можно заниматься. Лично я очень люблю консультировать таких родителей, потому что если родитель мотивирован, задает такой вопрос, значит, вероятнее всего, мои рекомендации выполнит. Поэтому, пожалуйста, обращайтесь, с большим желанием вам поможем.

– Мальчику почти 5 лет, он плохо разговаривает, не умеет строить предложения, не выговаривает «р» и «л», говорит односложными предложениями. Каковы у него шансы?

Пять лет – это еще очень хороший возраст для того, чтобы стабилизировать все функции, в том числе и речевую. Впереди у вас до школы два активных года, очень рекомендую организовывать качественные занятия не только с логопедом, но и с психологом, подключить занятия с нейропсихологом, причем начать с сенсомоторной коррекции, затем включить когнитивную коррекцию. Хотелось бы, чтобы с ребенком занимался психолог по развитию высших психических функций. Что касается логопеда, то нужно развивать и лексико-грамматическую, и фонетико-фонематическую сторону, это принципиально разные занятия.

Если у ребенка проблемы с дыханием, с просодикой, значит, надо подключить какую-то аппаратную коррекцию, например, биологическую обратную связь, чтобы формировалось диафрагмальное дыхание, был длинный выдох. Возможно, если у ребенка проблемы со слуховым восприятием, подключить Томатис. То есть включить комплексную коррекцию, тогда будет успех. Комплексный подход вытягивает любого ребенка.

Удачи вам!

Подготовила Тамара Амелина

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Ортопед Владимир Кенис: Природе не нужно помогать

Стельки и обувь влияют на форму стопы ребенка так же, как шапка на форму его головы

Пойми меня, ты сможешь!

Макатон: особый язык для всех

Ребенок не должен расти, как Маугли

Логопед, который сделал из своего попугая человека, отвечает на вопросы читателей «Правмира»