Как учить православию заключенных – опыт переписки

|

Православное общество «Нечаянная радость» во имя св. прав. Иоанна Кронштадтского ведет переписку с заключенными из Волгоградской и Ростовской областей и Удмуртии. Здесь также занимаются дистанционным обучением по курсу «Основы православной веры». О своем опыте переписки рассказывает сотрудник общины.

Попадая за решетку, человек оказывается полностью изолирован от мира, от своего привычного окружения. Его контакты с теми, кто остался на свободе, минимальны. Даже посылкам, бандеролям и письмам ведется строгий счет. Многие заключенные имеют право получать бандероли только раз в месяц. Связи со внешним миром тоже предельно ограничены: возможность смотреть телевизор, слушать радио или выходить в Интернет предоставляется узникам нечасто. В такой обстановке, когда человек полностью предоставлен самому себе, создаются благоприятные условия для размышления. Многие начинают переосмысливать прожитую жизнь, переоценивать свои поступки, задаваться вопросом о том, зачем они вообще живут.

Для человека, потерявшего все жизненные блага и расставшегося с друзьями и любимыми, вопрос о смысле жизни становится первостепенным. Он видит, что та система ценностей, которой он придерживался раньше, привела его к краху и не может больше служить ему опорой. В поисках нового, прочного фундамента для дальнейшей жизни многие заключенные приходят к Богу, к вере. Вера становится для них действительно основой всей их жизни. О многом передумав после ареста, многие осужденные приносят искреннее покаяние, сердечно скорбят о содеянном. Через веру и молитву они получают надежду и утешение. И вера у этих людей не абстрактная, отвлеченная. Они хотят верить осмысленно. Читая Евангелие, они хотят понимать, что Господь им говорит. Люди, закончившие порой всего несколько классов средней школы, ежедневно читают святых отцов и другую православную литературу и просят прислать им еще и еще! Их тяга к знаниям о православной вере поистине удивительна.

В общество «Нечаянная радость» приходит много писем с просьбой о дистанционном обучении. Заключенные узнают о нашем курсе обучения из различных источников: кто-то в процессе личной переписки с членами нашего общества, кто-то от знакомых, кто-то из газет. Обычно нам пишет староста храмовой общины, но бывает, что и рядовые братия высказывают свое желание учиться и интересуются, как им попасть в ряды учеников.

Предмет, которому мы обучаем, называется «Основы Православной веры». Этот курс предназначен для тех, кто не так давно пришел в лоно Церкви и хочет получше узнать Православие. А главная книга Православия — это, конечно же, Евангелие, поэтому наш курс направлен на то, чтобы подробно изучить эту Божественную книгу. Цель всего нашего обучения — познакомить с предметом нашей веры. Это нужно и для того, чтобы сами заключенные не впадали в различные заблуждения, и для того, чтобы их никто не мог сбить с верного пути, а главное — для того, чтобы они узнали, что значит быть христианином, что такое жить по заповедям Божиим. Они также изучают, что совершил для всех нас Господь, что происходило во время Его жизни на земле, как надо толковать то или иное место Евангелия, что, безусловно, укрепляет их веру и любовь к Господу.

Заключенные всегда с большим энтузиазмом начинают учиться, стараются в своих ответах приводить побольше цитат. На первом этапе главная проблема, с которой нам приходится сталкиваться, — это списывание. Списанными оказываются все формулировки и определения из учебника, пророчества и иные цитаты из Священного Писания. Большинство списывает целыми абзацами. Ответы получаются очень интересными, полными знания Евангелия и Православия. Но оказывается, что данная контрольная работа — это проверка знаний архиепископа Аверкия («Четвероевангелие» архиепископа Аверкия (Таушева) — наш основной учебник) и святых отцов, и ни в коей мере не того ученика, фамилией которого подписана тетрадь. Такое отношение к учебе, безусловно, во многом ее обесценивает. Невозможно становится проверить, насколько тот или иной ученик усвоил тему. Поэтому нам приходится увещевать обучающихся, просить их ответственно подходить к делу и отвечать без списывания. Наблюдать за исполнением этого правила мы просим старосту группы.

Далее обучение каждой группы развивается по собственному сценарию. Но одну закономерность все-таки можно выделить: это множество искушений. Все мы привыкли слышать об искушениях православных подвижников и читать о них в житиях и патериках. Но в нашей частной жизни мы редко пользуемся этим словом, — может быть, потому, что не видим за ним никакой реальности. Так же и я, когда со мной случаются какие-то неприятности или не удается выполнить то, что я задумала, никогда не отношу этого к искушениям. Но когда я начала переписываться с заключенными, и именно обучать их основам веры, я быстро заметила, что происходит что-то неладное. Начались сбои в самых различных звеньях, которые обеспечивают нашу связь с заключенными.

Обучение основам православной веры — дело благое, приближающее человека ко Христу. Ученики получают правильные знания о том, Кто такой Христос Спаситель, как Он нас любит, что означают евангельские слова и события. Многие заключенные — люди, позволявшие ранее диаволу властвовать над собой, — начинают любить Христа, стремятся к жизни по Его заповедям, начинают ненавидеть грех.

Один из наших учеников, к примеру, писал в своем письме так: «Языческая жизнь надоела, не имеет вкуса. Мирская жизнь меня не удовлетворяет. Это не то, что иногда встречается, люди разочаровываются во всем и бегут, сломя голову, в монастырь. Да, монах — это хорошо, и жить по монашеским обетам в монастыре — это очень благой порыв, и я иногда, — а, может, и не иногда, — прошу у Бога по молитвам Богородицы сподобить меня схимы, не одежды схимника, а именно того молитвенно-созерцательного пребывания души».

Вот другие слова: «Я буду в дальнейшем принимать Его промыслительные действия, а не стараться воплотить свои мечты и фантазии. Свое будущее я не вижу вне Церкви, там [вне Церкви. — Авт.] — смерть».

«О чем мне мечтать, как не о небе, и к чему мне стремиться, как не к святости», — вот какие идеи посещают сердца, раскрывшиеся навстречу Богу, сердца, которых коснулась Божественная благодать.

И враг не хочет всего этого допустить, пытается противодействовать на каждом шагу, так что действительно ощущается мощное противостояние.

Письма не доходят.

Часто бывает так, что первое письмо, отправленное преподавателем, теряется в процессе доставки. Причем замечено: чем длиннее это письмо, чем больше в него вложено любви и искреннего желания помочь, тем больше вероятности, что оно не дойдет по назначению. Получается такая ситуация: заключенные послали в общество просьбу об обучении и ждут ответа; преподаватель отправил ответ и ждет нового письма. Ожидание затягивается, обе стороны нервничают. Особенно переживают заключенные, у которых нет никакой возможности прояснить ситуацию, так как их связи с внешним миром минимальны. Ведь с момента отправки их запроса проходят месяцы, прежде чем становится понятно, что письмо потерялось. Конечно, они начинают чувствовать себя оставленными, никому не нужными. Такая ситуация близка к отчаянию. Так враг стремится отвратить их от верного пути с самого начала.

 

Группы редеют.

В ходе обучения некоторые ученики понимают, что это не их предмет. Им трудно регулярно прочитывать какой-то (довольно объемный) материал из учебника, учить его, писать контрольную работу. Здесь сказывается недостаток образования, характерный для большого числа заключенных. Люди не привыкли учиться, заниматься, читать познавательные книги, у них нет усидчивости, нет ученических навыков. Написать контрольную для них — очень большой труд. Они сами признаются, что их лексикон полностью состоит из тюремного жаргона и им чрезвычайно трудно культурно выражать свои мысли. Поэтому некоторые ученики бросают обучение, выходят из группы.

В одной колонии у нас был такой случай. Собралась группа учеников из семи человек. Первую контрольную они написали на разных уровнях: кто-то отлично, кто-то очень плохо. Другие братия общины, узнавшие об обучении, тоже захотели присоединиться к группе, стали заниматься и тоже прислали первую контрольную. Когда подошло время второй контрольной, староста прислал только половину работ, написав, что остальные находятся в стадии доработки, и он пришлет их, как они будут ему сданы. С тех пор нам стала приходить только одна контрольная — от старосты. Когда через какое-то время мы спросили у него, куда же делись остальные ученики, он ответил, что работа идет, ученики постоянно подходят к нему с различными вопросами, но контрольные не сдаются. Вот парадокс!

Заключенные учатся на добровольных началах — это очень важный принцип таких православных организаций, как наша. В группы набираются только те, кто сам захотел учиться, и учатся они до тех пор, пока у них есть желание и интерес. Никакого давления мы на них не оказываем, никто не заставляет того или иного ученика продолжать обучение. Мы предоставляем ученикам полную свободу принятия решений. Те, кто учится, занимаются с большим энтузиазмом, а тех, кто бросает обучение, мы не считаем себя вправе удерживать.

Группы исчезают.

Иногда бывает так, что после первого же письма или где-нибудь в середине обучения группа вдруг перестает присылать письма. Преподаватель начинает переживать, пытается вспомнить, не написал ли он в предыдущем письме чего-нибудь некорректного, не задел ли кого-нибудь чересчур строгим словом. И вдруг через многие месяцы молчания приходит письмо от старосты группы, где он сообщает, что его самого перевели в другое ИУ, кого-то из группы уже освободили, другие загружены работой и не располагают свободным временем.

Однажды в наше общество пришла просьба о дистанционном обучении из одной колонии. Староста набрал группу учеников, и мы выслали им первое задание. Через какое-то время они написали, что им пришел только учебник, без всякого сопроводительного письма, и они недоумевают, по какой методике учиться. Тогда мы снова отправили им первое задание. Через несколько месяцев наше письмо было возвращено с пометкой «Отсутствие адресата по указанному адресу». Как мы потом узнали, за это время старосту храма (именно на его имя мы отправляем почту) перевели в ЛИУ в другой области. Но когда мы отправили письмо вновь, уже на другое имя, то через несколько месяцев получили ответ, что братия заниматься не смогут.

Один раз мы начали обучение в одной колонии строгого режима. Однако ответов на первое задание мы так и не дождались. Староста группы написал нам, что в его жизни произошли перемены: он переведен на обычный режим в другую колонию. Но в новой колонии не было ни храма, ни священника, т. е. никакой возможности заниматься по нашему курсу.

Досрочное освобождение.

Мы заметили, что наших самых лучших учеников часто освобождают досрочно. Не успеют они освоить несколько тем, как уже выходят на свободу. Слава Богу! Это большая радость. Но обучение остается неоконченным, так как наше общество занимается только с заключенными. Тем, кто освободился, мы советуем поступить в воскресную школу при каком-нибудь храме. Двое наших учеников, освободившись, поступили в духовное училище. Но дальнейшие пути большинства узников мы не имеем возможности отслеживать и не знаем, продолжают ли они укрепляться в православной вере, ходят ли в храм, посещают ли воскресную школу.

Одно можно сказать с уверенностью: все происходит только по промыслу Божию. Мы стараемся сделать курс «Основ православной веры» доступным для всех, но не все в нашей власти. Святые отцы учат, что все искушения и неудачи в нашей жизни премудро направлены на то, чтобы доставить нам удобные пути к жизни вечной. Все препятствия, с которыми преподаватели и заключенные сталкиваются в процессе переписки, в итоге оказываются спасительными, и воспринимать их надо соответственно — со смирением и послушанием. Для кого-то оказывается более важным научиться терпению, познать свои немощи, умерить свою требовательность к окружающим. Кого-то Господь хочет научить любви и снисхождению к ближним, особенно к братьям по вере. Пути Господни неисповедимы, но они всегда ведут к благу, ко спасению. Весь опыт нашей переписки с заключенными говорит об одном: надо полностью довериться Господу, верить в Его благой промысл и с радостью идти тем путем, какой Он нам указывает, принимая все препятствия и неприятности как необходимые для нашего спасения.

Читайте также:

Священник в колонии

Я сел в тюрьму и стал свободным

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Заключенный едва успел дочитать 50-й псалом, как его освободили

Тюремные истории покаяния и надежды от священника из Кемерова

Грузинские заключенные в Турции требуют нормальных условий и возможности молиться

Заключенные просят власти Грузии обратить внимание на положение грузинских граждан в турецких тюрьмах

Таинство в тюрьме (фото)

Крещальная литургия и молебен о совершении правосудия – в Бутырке

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: