Как распознать фальшивую благотворительность в сети

|

Написать эту заметку меня побудил очередной случай обмана. Некий Сергей Попов из Луганска, взяв с сайта фонда «Предание» несколько фотографий, копии документов и написанные нами тексты, создал фальшивый сайт благотворительного фонда, указав в качестве реквизитов для пожертвований свои личные счета.

Владимир Берхин

Владимир Берхин, фонд ПРЕДАНИЕ

Причём этот трудолюбивый человек не только утащил у нас информацию о детях, но и утащил у украинского фонда «Подросток» информацию о фонде, его уставные документы, сведения о мероприятиях и публикациях.

Обработал просьбы о помощи, которые люди писали в адрес фонда «Предание», в фотошопе – и они превратились в просьбы о помощи в адрес фонда «Подросток». Хорошая штука – техническая грамотность.

В общем, неленивый человек Сергей Попов из Луганска подошёл к проблеме с выдумкой и трудолюбием. Правда, всё это пропало, когда по нашему запросу компания-хостер отключила ему сайт.

Так как случай это не то, что не первый, а уже даже и не пятый, то мне пришло в голову, что будет разумно сформулировать ряд простых правил: как отличить мошенника на благотворительном поле от того, кто действительно помогает ближним.

Начнём с не самого частого, но особо неприятного случая – как отличить мошеннический сайт, прикидывающийся благотворительным фондом.

1. Сайт сделан плохо, нетщательно и неаккуратно. На нём отсутствуют сложные сервисы (вроде платёжных систем или регистрации пользователей), фотографии подобраны и вставлены абы как, фоны однотонны, мелких деталей нет или почти нет. Причина этого проста – мошенники знают, что сайт скоро закроют, и не видят смысла в долгой работе. Скажем, вот таким мошеннический сайт никогда не будет.

2. Администрация сайта не идёт на контакт. Любой нормальный благотворительный фонд, любой честный сборщик пожертвований действует открыто. Он кровно заинтересован в том, чтобы жертвователь мог без труда с ним связаться, если вдруг жертвователю в три часа ночи захочется сделать добро. Если телефоны фонда постоянно молчат, на письма нет ответа, а физического адреса нет – это повод напрячься. Тем более плохой признак, когда информация о том, как связаться с фондом, отсутствует или представлена одиноким e-mail’ом.

Нормальная страница Контактов выглядит примерно так.

3. Если речь идёт о фонде, а на сайте даны чьи-то личные счета – это очень плохой признак.

4. Если на сайте нет информации о деятельности фонда, если она неподробна, неконкретна или шаблонна – опять же мошенничество весьма вероятно. Вообще, если на сайте откровенно мало содержания – это уже повод задуматься. Правильный сайт по части наполнения выглядит, например, так:

http://pomogi.org/

или так:

http://otkazniki.ru/

5. Ненастоящий фонд никогда и ни с кем не сотрудничает. Не состоит в объединениях фондов, не проводит совместных акций, не упоминается в прессе. У него не бывает партнёров из более-менее известных лиц и компаний, его руководство никому не известно или попросту анонимно. Оно не даёт интервью и не участвует в мероприятиях.

6. Новости на сайте сильно устаревшие, или просто крайне редкие. Фонд Предание – не самый крупный, не входит даже в первую двадцатку по объёму и разнообразию деятельности, но даже у нас страница новостей выглядит вот так:

http://predanie.ru/allnews/

7. Серьёзный признак, правда, не всем понятный – странный интернет-адрес, дикое доменное имя. Был случай, когда мошенники полностью скопировали сайт deti.msk.ru, изменив только реквизиты для получения денег и разместив его на похожем адресе типа detii.msk.ru.

В этом случае перечисленные выше признаки не особенно работают, тут следует обратить внимание на детали.

Лично меня заставят насторожиться: слишком длинное, или просто уходящее на третий-четвёртый уровень доменное имя, безосновательная регистрация в иностранных доменных зонах, кривая транслитерация названия фонда в адресе (типа blag0tvoritelnost – вместо буквы o поставлен ноль), не связанное с адресом название.

Это простые внешние признаки, позволяющие отличить мошеннический сайт. Они недостаточны, ибо подделать в эпоху фотошопа можно абсолютно всё, а вполне честные организации по тем или иным причинам могут забросить свои сайты или просто наделать глупостей, но существенны.

На всякий случай, важное дополнение. Даже если у фонда есть все положенные реквизиты, красивый сложный сайт и информация о деятельности – это не гарантирует того, что Вас не обманывают. Единственное, что более-менее гарантирует честность – открытая подробная отчётность. Ну вот как здесь или как у нас.

Фото: Rimma Barsky, photosight.ru

Фото: Rimma Barsky, photosight.ru

Бывают также сборы, которыми занимаются не организации, а просто люди в социальных сетях или на форумах. Именно в этой области обретается наибольшее число мошенников.

Фонды, как правило, на виду, и их деятельность худо-бедно контролируется государством, а в человеческих сообществах всемирной паутины ловить свою рыбу куда как проще. Хотя с другой стороны – трудозатраты не так уж малы, а денег много собрать всё равно не получится.

Есть ряд признаков того, что человек собирает не на благое дело, а себе в карман.

1. Человек занимается сбором без уведомления или разрешения того, кому помогает, и отказывается делиться контактами (хотя бы электронной почтой или другими непрямыми контактами) самого соискателя помощи, а также передавать ему информацию. Стирает комментарии с вопросами, задающего вопросы – банит.

2. Проситель анонимен, представляется только псевдонимом, скрывает информацию о себе, препятствует контактам. В целом малоизвестен, его непосредственные друзья неактивны или появились совсем недавно, блог (если он есть) почти пустой или заполнен абсурдной информацией (так бывает, если сбор доверяют роботу), фотографий нет или они неконкретны.

В общем, любая закрытость, неявность личности, действий и намерений – признак того, что вас обманывают. Если это группа в соцсетях – бывает непонятно, кто собственно её администрирует. Неудобные вопросы стираются, их авторы банятся.

3. Отсутствуют детальные отчёты о поступлениях и тратах. В случае частного сбора, когда пожертвования текут не полноводным потоком, а капают небольшими каплями, принято говорить спасибо за каждое поступление, указывая его величину, отправителя, способ получения. А если даже факт прихода денег скрывается – то уж факт их траты точно никогда не будет оглашён.

Как и во всех случаях мошенничества, неудобные вопросы стираются, их авторы теряют возможность писать комментарии. То же самое касается затрат: если нет протоколированных, подтверждённых документами отчётов – это весьма серьёзный признак мошенничества.

4. Нет новостей. Сама механика сбора в соцсетях и на форумах такова, что ничем, кроме своей активности, невозможно привлечь людей и собрать деньги. Поэтому в «дикой благотворительности» принято писать о каждом шаге подопечного, ежедневно выкладывать новости о здоровье и самочувствии, фотографии, истории и так далее.

Если этого не делается, особенно без объяснения причин (бывает, что нет доступа в сеть – но в этом случае за дело часто берутся волонтёры)– верить не стоит.

5. Нет счёта из клиники и вообще непонятно, на что собираются средства и какова необходимая сумма. Кстати, в сети 90% сборов – на лечение, лекарства или медтехнику. Сборы на социальные нужды, на ремонт, питание, новое жильё, одежду – малорезультативны, и ими занимаются редко.

Всё то же самое касается сборов, которые ведутся на сайтах, открытых ради одного человека на бесплатных хостингах типа narod.ru. Анонимность, отсутствие контактов, старые, плохо читаемые и неподробные документы, необновляющаяся информация и фотографии, невозможность сотрудничать в деле сбора, настырное желание собирать деньги именно на свои счета, стремление всё контролировать без воли того, кому нужна помощь – всё это признаки мошенничества.

Они опять-таки могут присутствовать и у честных, но неопытных и недоверчивых сборщиков – однако, полагаю, что лучше перестраховаться, чем из лучших побуждений поддержать мошенников.

Однозначный и стопроцентный признак обмана – указание очень высокого минимального размера пожертвования. Когда я первый раз в жизни вбил слова «благотворительный фонд» в Яндекс, то среди рекламных объявлений мне попался крайне кривой и бледный сайт Благотворительного фонда «Благотворительность» (это не шутка), на котором было написано «Фонд принимает пожертвования от 1 миллиона рублей». Ловись, рыбка, авось пьяный миллионер забредёт в интернет.

Также в большинстве случаев мошенническим является спам с просьбами о помощи – почтовый или по ICQ. Даже если это про собачек, а не про детей. Даже если это про «срочно нужна редкая группа крови» – в любом случае не поленитесь, проверьте информацию в поисковой системе. Почти всегда окажется, что это очень старая информация, что кто-то туда уже звонил, уже потерял деньги и уже рассказал об этом.

И последнее. Мошенников от благотворительности в сети – немного. Сеть далеко не так анонимна, далеко не так хорошо защищает от чужого взгляда, как кажется сперва. Сама сфера деятельности – сбор средств – вынуждается постоянно «высовываться», привлекать к себе внимание, стараться донести информацию о себе до максимального числа людей. Чем серьёзнее трудозатраты, тем выше сборы, но тем выше риск – даже не преследования, а просто прекращения деятельности, как это случилось с Сергеем Поповым из Луганска.

Читайте также:

Когда милостыня во вред…

Наталья Клыкова: Благотворительность без надрыва

Дмитрий Соколов-Митрич: Пресекать деятельность шарлатанов нужно на государственном уровне

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Благотворительный марафон: в Петербурге музыкант будет играть 24 часа подряд

Пианист исполнит несколько сотен произведений, чтобы собрать средства на программу «Старшие Братья Старшие Сестры»

Алена исчезает

В детстве я хотел спасти Снегурочку. Вот, пытаюсь сделать это, будучи взрослым

Марк Цукерберг вложит 3 млрд долларов в борьбу со всеми болезнями

«Мы хотим значительно улучшить жизнь каждого из поколения нашей дочери», - сообщила его супруга Присцилла Чан