Как в сказке

Однажды Ира Абрамова сбежала из детдома. Это был не первый детский дом в ее жизни, но худший. Например, ее там ничему не учили. А еще туда не пускали ее крестную, которая навещала ее, дарила подарки и даже ездила однажды с ней отдыхать, когда Ира жила в другом детдоме. Кроме крестной у нее был еще один родной человек — младший брат Сашка: они встретились как-то случайно, кочуя из одного интерната в другой. С ним она и сбежала.

Но брата хватило ненадолго. «На улице спать не буду», — сказал он и пошел в ближайшее отделение милиции сдаваться. Саша легче смирялся с режимом и строгостями их нового интерната — может быть, потому, что мальчик, а может, потому, что у него все равно не было крестной? Как бы там ни было, Ира заночевала на улице одна.

Так она стала бродягой. Ни телефона, ни адреса крестной Ира не знала. Подружилась с другими беспризорниками, ночевала с ними в подъездах, кормилась при храмах, лечилась в автобусе «Врачи без границ», стирала в фонтанах. Ребята еще попрошайничали, но Ира предпочла найти работу — и скоро разносила газеты по почтовым ящикам.

А потом у нее появилась крыша над головой. Алексей работал и жил в вагончике приема вторсырья — по сравнению с уличной жизнью это было серьезное продвижение по социальной лестнице. А когда на рок-фестивале в Твери они подобрали бездомную, но чистопородную и обученную овчарку — это уже, можно сказать, был быт. Правда, собаку пришлось потом отдать — очень уж она зябла зимой в вагончике (с тех пор Ира мечтает стать кинологом и работать с собаками), зато Ира и Алексей готовились стать родителями.

Но дело в том, что, как и у большинства детдомовцев, у Иры были различные диагнозы. Один — традиционная умственная отсталость, диагноз-наказание, который ставят сиротам — за плохое послушание, плохое прилежание, чрезмерную шумность, исключительную скромность… Короче, все то, что в семье называется «характер ребенка», в детдомах называют отклонением от нормы. Обычно, если сироту с таким диагнозом берут в семью, через год-два от УО и следов не остается. А вот второй диагноз был куда серьезнее и страшнее: врожденный порок сердца. У Иры стоял кардиостимулятор, и — при полной блокаде сердца! — он, как потом выяснилось, уже полгода не работал.

А еще у Иры не было документов и она числилась в розыске. Пораздумав, она пошла сдаваться в свой интернат. С тех пор как она проводила туда брата, прошло полтора года.

Но ничего хорошего не вышло. Иру встретили ласково, а потом… связали, накачали лекарством и отвезли в Кащенко. Как только сознание полностью вернулось к ней, она решила бежать: было понятно, что помогать ей не собираются, а скорее всего, готовят к аборту. Зачем дети умственно отсталым?

Пригодились навыки беспризорной жизни: отмычку Ира сделала из алюминиевой ложки, пробралась в ординаторскую (только там были незарешеченные окна) — и прыгнула, не раздумывая… Хорошо, что первый этаж!

Неизвестно, где бы ей пришлось рожать, если бы однажды в метро она не увидела знакомое лицо. Это была Настя, прихожанка Успенского храма в Успенском вражке, она приходила когда-то в интернат.

— Вы Настя? — подошла к ней Ира.

Настя минуту изучала беременную девушку, а потом воскликнула:

— Ирка, ты?.. Да тебя ж Оля по всей Москве ищет!

Оля, Воскресная Оля (потому что приходила по воскресеньям) — это была Ирина крестная.

«Нам удалось привлечь к решению Ириных проблем различные организации, — рассказывала нам потом Воскресная Оля. — С помощью уполномоченного по правам ребенка удалось добиться восстановления Ириных документов, госпитализации, восстановления прописки, вселения ее в квартиру. С помощью фонда “Открытые сердца” Ире была проведена операция по замене кардиостимулятора. Прихожане храма Космы и Дамиана в Шубине и участники движения “Вера и Свет”, объединяющего семьи людей с умственной отсталостью и их друзей, собрали необходимые вещи, помогли немного обустроить быт и на всех этапах оказывают большую помощь Ире».

Сегодня ей 20, она — любящая мама (сыну Валерке весной будет уже два года). Несмотря на то что Ира была обречена в лучшем случае жить за решеткой среди стариков и психически отсталых людей, а скорее всего, просто погибла бы на улице в родах, сейчас она — абсолютно адаптированный человек и нуждается лишь в минимальной поддержке. Дело в том, что с сентября 2008 года Ира пошла учиться в 6-й класс школы для интернатских детей. Занятия четыре-пять раз в неделю с четырех до восьми. Во время ее отсутствия за ребенком присматривают друзья Иры из храма и движения «Вера и свет», но это работающие семейные женщины — а Ира будет учиться еще шесть лет! Нанять няню не на что: пенсия инвалида-сердечника и детское пособие составляют 6 тыс. рублей, из них еще надо платить за квартиру. Ире нужны средства на няню.

Cчет для помощи:
Сбербанк России ОАО,
к/с 30101810400000000225
в ОПЕРУ Московского ГТУ Банка России,
р/с 30301810538006003826,
ИНН 7707083893,
БИК 044525225,
КПП 775003004
л/с 42307.810.1.3826.1406320
Для Ирины Юрьевны Абрамовой

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: