Как вырастить ребенка в неполной семье?

К сожалению, сегодня неполная семья стала скорее обыденностью, чем трагедией. На что опираться одинокой матери в воспитании ребенка? О чем говорить, а о чем молчать? Об этом — сегодняшняя беседа с протоиереем Алексием Уминским.

Здесь нет общих советов и нет готовых решений. Дети все разные и отношения должны быть разными. Очень важно выделить такой момент: что ребенку необходимо дать? Не каким ребенок должен быть, а что ребенку необходимо дать. Это когда не родители чего-то хотят от детей, а дети ожидают от родителей чего-то такого, что ни от кого другого они получить не могут.

Когда говорится: «У меня проблема с ребенком», то ребенок здесь стоит на третьем месте – я, проблема, ребенок. Надо понять, что не проблему ребенка надо решать, а ребенка от проблемы надо освобождать. Когда решаются проблемы, то родители или один из родителей могут отойти в стороночку и проблемы решают другие люди – педагоги, психологи, врачи, священники. А когда ребенка освобождают от проблемы, то это родители полностью включены в жизнь своего ребенка. Это очень важно.

Необходимо решить многие вопросы:

– В каком мире – эмоциональном, культурном, – ребенка надо воспитывать;

– Кто здесь помощник, а кто – помеха;

– Кто для нас бабушка с дедушкой, и каким образом они принимают участие в воспитании, потому что когда-то это участие необходимо и именно оно может даровать этой семье возможность приобрести необходимую полноту, а иногда они могут помешать.

И здесь очень многое требуется от матери – от ее мудрости, интуиции, настоящей любви к детям. Если мать – цельный человек, тогда и возможности находятся эту проблему минимизировать.

– Сейчас многие семейные пары не хотят регистрировать свои отношения в загсе. Или составляют брачный контракт, который больше похож на заключение деловых отношений, нежели семейных.

– После сексуальной революции вопрос брака вообще не является краеугольным: хочу – живу, хочу – развожусь. История брачных контрактов тянется еще из древнего Рима, а всевозможные формы закрепления контракта меняются, но самое главное уже совершилось — духовная основа брака в сознании людей разрушена. Брак как вечный союз уже не воспринимается людьми. Люди не понимают, зачем им нужен брак, когда можно жить и так – это же удобно и ни к чему не обязывает. И детей не заводят. И женщины сейчас в таком умонастроении, что для них брак и дети – вещи разные: «Для того чтобы были дети, мне не нужен брак, мне не нужен муж. Мне даже лучше иметь детей без мужа – мне так спокойнее, я так свободнее и правильнее себя чувствую. Дети – да, а при чем тут муж?»

«Но ребенку нужен отец», – возразят ей.

«С какой стати? С чего вы решили, что нужен?! Матери достаточно».

Для человека с современным европейским сознанием брак и дети – разные вещи. Для рождения детей нужен некий производитель, но и это сейчас решается банком спермы, тут не нужен даже конкретный человек, конкретный мужчина. Огромное количество детей сейчас рождается путем ЭКО. Или суррогатным способом.

Мы можем говорить только о христианском сознании, как проблему неполной семьи решить для христиан. Не как эта проблема решается (она никак не решается), а как христианину можно было бы проблему неполной семьи решить, если он ею озабочен.


– Если дети живут в неполной семье, все же обычно с матерью, то в их жизни происходит то, что можно назвать одним словом неполнота. Как восполнить эту неполноту? Что нужно делать?

– Есть разные варианты неполной семьи. Если мы говорим о той семье, которая изначально была без отца, то это одна ситуация. Если мы будем говорить о семье, которая была разрушена, и ребенок остался без отца, то это другая ситуация. В жизни этого ребенка отец все же присутствует как отец. Эти ситуации изначально разные.

Например, неполная семья, где отца не было в принципе. Там были такие отношения, которые не располагали к браку вообще. Или были отношения с расчетом на брак, но этот расчет провалился, а результатом отношений стало появление ребенка. В таком случае отец, как правило, в жизни ребенка не присутствует. Вопрос об отце до какого-то времени не возникает, потому что семья состоит из матери и бабушки, например. Именно они берут на себя всю полноту заботы о ребенке. И малыш кроме бабушки и мамы никого другого не видит. И пока ребенок формируется – до 3-5 лет – вопрос об отце в общем не возникает. Конечно, потом вопросы будут, но к этому моменту острота вопроса не будет сильно болезненной. Там будут другие проблемы, потому что в такой семье нарушен изначальный порядок, какие-то моменты будут формировать жизнь ребенка неправильно. Неполная семья – она семья неполная…

А есть другая ситуация, в которой отец изначально присутствовал. И это отечество было зафиксировано душой ребенка, а потом оно исчезло. Тут происходит иная драма, иная ситуация неполноты. Тут будет постоянная востребованность, поиск отца. Желание увидеть, узнать отца…

Тут все зависит от матери, от того, что она хочет от своей семьи. Либо она понимает проблему отца и пытается ее решить, либо она проблему не понимает и ищет следующего спутника жизни для себя, или решает ограничить свою жизнь ребенком, совсем не допуская туда отца. Если мать достаточно мудра и понимает, что ребенку нужен отец, она старается сделать отца участником воспитательного процесса. Мать допускает отца к детям, хотя для нее это большая боль, потому что если их отношения не сложились, то скорее всего потеряно и взаимное доверие. Либо она ясно понимает, что человек, который назвал себя отцом, ребенку неполезен и общение с ним принесет ребенку только вред, и совсем исключает присутствие отца в жизни ребенка. Но проблема отца все равно остается. И тогда мать должна искать возможности, как и через что восполнить отсутствие отца в жизни ребенка. Полностью это не удастся, но какая-то компенсация может быть.

В этом смысле, конечно, очень важную роль играет духовничество. В настоящем духовничестве представлено отцовство. Оно представлено церковью для всех людей, обращающихся к священнику. И в этом смысле оно реализуется, потому что здесь есть две очень важные составляющие: это ответственность, которую берет на себя духовник за человека, за ситуацию, это и руководство, когда направляется некая деятельность для необходимого духовного роста. Ведь в обычной семье глава – мужчина, он руководит всем.

А в неполной семье, хочешь – не хочешь, глава семьи – женщина. Она и не хотела бы этого, но жизнь сложилась так, что она вынуждена взять на себя руководство семьей и функции отца в том числе.

И здесь духовник может оказаться тем человеком, который может принять некую меру ответственности и явить для подрастающего ребенка правильный образ отечества – образ и прощения, и совета, и наказания, и строгости, и милости. Потому что именно отец является очень высоким авторитетом. Мать никогда не сможет достигнуть такой степени авторитетности, а если и достигнет, то за счет какого-то подавления. А отец это может сделать без всякого подавления. В этом смысле духовник как авторитет какую-то часть проблемы неполной семьи может компенсировать. И тогда потихоньку эту рану, эту травму можно ослабить.

Здесь очень важно не ошибиться. Здесь очень важно материнское чутье. Полностью возложить все заботы на духовника нельзя ни в коем случае. Но ориентироваться на духовника, который мог бы вести семью духовно и в нем ребенок узнавал бы правильное понимание об отечестве, мать может. И здесь очень-очень важный момент поиска такого духовного руководства, даже духовного родства со священником, в котором ребенком может быть узнаваем отец. Священник будет слушать ребенка, разговаривать с ним, вникать в его проблемы, с ним ребенок может пооткровенничать. Ведь одно дело откровенничать с матерью и совсем другое дело быть откровенным с отцом, это совсем разные вещи, которые определяют моменты взросления.

Другой важный момент. Отечество познается как товарищество. Старшее товарищество, наставничество. И некоей компенсацией неполной семьи может явиться общее дело, где есть некий взрослый человек, который за собой может увлечь. Если это спорт, то таким человеком может стать тренер. Если это скаутское движение, то это лидер, старший, который учит преодолевать трудности. И подобные ситуации очень важны, хотя они и для полной семьи очень хороши, ведь мальчики и девочки должны развиваться по определенным правилам, когда есть образ подражания кому-то и чему-то.

Понятно, что в какой-то семье отец может пойти в поход, что-то показать, а в неполной семье мать не может на себя это взять. Это может взять на себя православная организация, либо спортивная, либо скаутская, с живым опытом общения с подростками, учащая преодолевать препятствия, учащая самостоятельности, учащая взрослению. И это тоже очень важно. Когда такому человеку можно доверить ребенка, это очень хорошо, потому что это тоже снимает некую часть проблемы неполной семьи. Проблема не уходит совсем, но теряет свою болезненную остроту.

И третья вещь, которая в настоящее время очень сложно реализуема, – это крестные родители. У нас, к сожалению, институт крестных переживает страшнейший кризис в связи с тем, что крестные – повально формальные люди. Но если женщина-мать изначально понимает, что у нее будет проблема с отечеством, то в этом смысле она должна очень внимательно относиться к тому, кто будет восприемником, кто войдет в жизнь ребенка как крестный отец. Это наиболее сложно решаемая задача, потому что такого человека найти нелегко.

Кроме всего прочего, мне кажется, очень серьезную роль наряду с духовником может играть хороший глубокий православный детский психолог, который мог бы на протяжении какого-то периода помогать ребенку преодолевать внутренние трудности.

Но вопрос здесь не столько в психологии, сколько в тонкой материнской интуиции, в любящем теплом сердце, в понимании – где ребенку хорошо, а где ему плохо. Женская мудрость должна быть таковой, чтобы уметь очень хорошо вслушиваться в ребенка и понимать, на что он может быть способен, задавать себе вопрос: «А вообще ему интересно это скаутское движение или этот спорт?» А вдруг ему это совсем неинтересно. И здесь отчасти может помочь психолог.

К величайшему сожалению наше современное духовничество не подкреплено элементарными знаниями возрастной детской психологии. Хорошо, если священник интуитивно может понять и почувствовать какие-то нюансы, а может и не почувствовать. Сейчас психологическая наука достаточно хорошо развивается. И обращение к психологу важно и для матери еще и потому, что исповедальные разговоры ребенка со священником остаются для нее тайной, а с психологом все же возможен диалог, контакт, возможно получить совет и понимание, что на самом деле происходит с ребенком.

Читайте также:

О Воспитании мальчика в неполной семье верующей матерью.

Мама, почему у нас нет папы?

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Благая весть для одинокой мамы

Что ждут одинокие мамы от друзей и от Бога? И что может стать благой вестью?

Отцы и дети… без жены и мамы

Они – отцы-одиночки или, как их называют знакомые, папы-герои

Мой ребенок грубит посторонним

И как объяснить малышу смысл плохих слов