Минобру не хватает идеологов, или Какие сюрпризы готовит нам школа в 2011 году?

|

Антон Размахнин

Школьные учителя готовятся к новому учебному году. Судя по всему, нынешней осенью среднее образование обойдется без потрясений – директора и педагоги за последние годы научились выкручиваться и приспосабливаться к чиновничьим нововведениям. Но многие из них уже морально готовы перейти к платному образованию

Конец августа – время педсоветов на всех уровнях, от отдельной школы до всей России; а еще – время родительских собраний. В последние годы учителя и родители привыкли волноваться перед каждым началом учебного сезона – тем более тревожно в 2011-м: практически весь прошедший год российские власти принимали и обсуждали законопроекты, обещающие настоящую революцию в образовании.

Ждут, понятно, изменений не к лучшему. Изменения должны произойти в результате полноценного внедрения закона № 83-ФЗ о реформе финансирования бюджетных организаций, нового закона «Об образовании», всего набора стандартов для младшей, средней и старшей школы. Исходя из того, что написано в этих новых нормативных актах и что сказано о них за последние полгода, можно ожидать: резкого снижения заработков учителям, одновременного сужения круга преподаваемых дисциплин, особенно в старших классах. Ну и, разумеется, появления в школах многочисленных платных факультативов и услуг, в результате чего обучение мало-помалу станет все более и более «небесплатным».

Что же будет на деле – пока не знает практически никто. Но в любом случае – слухи о том, что всё вышеперечисленное внедрят непосредственно с сентября-2011, сильно преувеличены.


«Да вы не волнуйтесь так, ничего особенного пока не происходит, – завуч начальных классов одной из лучших школ Северо-Запада Москвы Наталья Борисовна Соколова уже на своем рабочем месте успокаивает навещающих школу перед учебным годом родителей. – Всё в рабочем режиме, а чем беспокоиться, лучше вспомните – сделали ли вы летние задания?»

Педагога можно понять – только за последний месяц она говорила не менее чем с сотней родителей, которые просили «обозначить, сколько придется теперь платить за школу». Ответ: пока платных предметов не планируется, что будет дальше – неизвестно, «в такой стране живем», но на этот учебный год можно быть спокойными.

Что касается программ и нормативов преподавания, то переход на них, как говорит Наталья Борисовна, тоже проходит «в рабочем режиме». Это значит, что уже с этого года все начальные классы и часть средних учатся по новым стандартам и программам. Которые начали внедрять еще два года назад.

Автор: Надежда Князева, photosight.ru

Что же до вызвавших особенно ожесточенные споры общеобразовательных стандартов для старшей школы – их время настанет, в лучшем случае, к следующему, 2012 учебному году.

«Вы не понимаете, насколько это медленный процесс, – говорит Наталья Борисовна. – Нужно не только принять эти стандарты и ознакомить с ними педагогов, но и заново написать учебные планы, подготовить методическую литературу. Потом отработать это в экспериментальном режиме. И только тогда можно будет запускать».

Иными словами, даже в следующем, 2012/2013 учебном году, спорные стандарты могут и не стать обязательными.

То же самое – с новыми предметами типа «Россия в мире»: остромодную дисциплину мало придумать, нужно еще написать и отработать соответствующую методическую «обвязку», а на это требуются, как правило, годы.

«Откуда вы возьмете преподавателей по этому предмету? – удивляется Олег Степанов, эксперт Всероссийского фонда образования. – Можно, конечно, подрядить на новый предмет географов и историков, им не привыкать; но это будет не более, чем профанация».

«А вообще я вам вот что скажу, – завуч Наталья Борисовна уже почти убедила автора статьи, что бояться нечего, но решила под конец беседы высказаться всерьез. – В том, что делает Фурсенко, есть рациональный смысл. Я вот тоже считаю, что не должны все выпускники школ получать высшее образование. Должен же кто-то и работать! Но вот беда – в правительстве сейчас попросту нет идеологов! Тех, кто смог бы как следует объяснить людям, что и зачем делается. Правильно подать реформы. Я знаю, как это делается, я долго работала инструктором в ЦК комсомола. Без идеологии – никуда!»


Есть, правда, одна вещь, которую внедрят быстрее других – в этом даже нет сомнений. Это реформа оплаты труда учителей – хотя формально, как поясняют чиновники, это не является урезанием зарплат, период неразберихи позволяет платить меньше. Это интерес бюджетораспределяющих чиновников, а есть еще интерес директоров школ – ведь, по новым законам, надбавки учителям теперь распределяет совет школы, в котором решающую роль по-прежнему играет директор.

В начале 90-х годов в некоторых столичных школах были введены такие элементы демократии, как «советы лицея» или гимназии. По тогдашней идеалистической моде в эти советы входили представители каждого класса, многие учителя, депутации от родительских комитетов… Другое дело, что до решения действительно важных вопросов такие советы допускали редко – максимально существенным вопросом, за котором голосовал в совете лицея автор статьи, был вопрос о необходимости школьной формы (большинством взрослых голосов при особом мнении школьников решили – форме быть).

Теперь времена иные. Школьные советы, кажется, будут решать реальные – то есть денежные – вопросы. Но вот ни ученики, ни родители в этих советах представлены не будут – да и возможности учителей на этих советах весьма эфемерны.

Так что возражать финансовой реформе – хоть она и многое поменяет в учительской жизни – довольно трудно, и она, скорее всего, пройдет быстро. Как и планируемое широкомасштабное сокращение пожилых учительских кадров. Увы, это не миф, и такая кампания действительно существует, сказали автору статьи в одной из столичных школ. Правда, наиболее ценных преподавателей все же не тронут. Судя по всему, «антипенсионерская» волна коснется тех, кого администрациям школ давно хотелось бы уволить, но не доходили руки или не хватало смелости.

А кто-то уйдет и сам – как уходит из школы преподаватель русского языка и литературы с 60-летним стажем Елена Григорьевна А. Она прошла все ступени педагогической карьеры еще в СССР, поднявшись до главы управления образования одной из центральных российских областей – а после ухода на пенсию с этой работы еще 20 лет учила детей в Москве.

«Если честно, у меня уже лет 10 нет желания больше работать, но все никак не могла бросить ребят, – рассказала она. – То один класс выпущу, то другой. Но сейчас ухожу точно. Не умею и не хочу подчиняться этим безумным требованиям, а ЕГЭ делает мою работу вовсе бессмысленной: как, например, учить литературе и не писать сочинений?»

Еще весной Елена Григорьевна вела несколько классов в одной из хороших школ на северо-востоке Москвы. Прямая, несмотря на возраст, спина, аккуратная прическа, английский жакет. «Стеклянный, оловянный, деревянный», еженедельные диктанты, «не» с глаголами. Образ Татьяны, Тарас Бульба, «Песня о Соколе» и Данко. Она и в наши дни учила так, как привыкла полвека назад – хотя исправно ходила на повышение квалификации и знает все модные термины. В школе – еще в начале 90-х – она сразу заявила: извините, но с «десоветизацией» уроков литературы не ко мне, и отказалась преподавать ХХ век. Практически все выпускники Елены Григорьевны не имели проблем с орфографией и пунктуацией.

– А насчет реформы, – и Елена Григорьевна слегка улыбается – скажу, что с 1986 года у нас не было ни одного года без какой-нибудь реформы средней школы. Мы должны были бы вымереть от нервного срыва, но приспособились…

Приспособятся, видимо, и сейчас. Другое дело – что при таком положении дел трудно удивляться, почему российская школа не так хороша, как хотелось бы. Еще бы – все силы тратятся на адаптацию к меняющейся политике. Дайте школе стабильность – и она, пожалуй, удивит мир.

Читайте также:

Социального апокалипсиса не будет — о перспективе платного образования и медицины

Чиновники убивают российскую школу

Рецепт хорошей школы

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Дмитрий Быков: Дети способны делать великие вещи, если им это доверить

Почему школе срочно нужны экстремальные педагоги и вузовская система

Чему может научиться родитель у дипломата ООН

Пять дипломатических приемов, которые сделают учителя союзником

«Ну что ты ходишь в школу за нее заступаться?»

Правда ли, что ребенка полезно оставлять одного в конфликте с учителем

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: