Каким словом описать прошедший 2011-й?

|

Каким словом, понятием, эмоцией можно охарактеризовать уходящий год? С этим вопросом мы обратились к экспертам.

Феликс Разумовский

Феликс Разумовский

историк, автор и ведущий документального цикла о русской цивилизации «Кто мы?»

Ожидание. Это слово, мне кажется, созвучно общему настроению. Конечно, нас не может удовлетворять то, как мы живём, то, что происходит вокруг, как мы друг с другом общаемся. И особенно – запустение нашей земли, отвратительная архитектура, брошенные избы. Нас это задевает, мы не хотим с этим мириться.

С другой стороны – у нас нет ни сил, ни убеждений, ни достаточной веры, чтобы это ожидание претворить в какое-то содержательное благотворное действие – то, которое прежде называлось «общим делом».

Даже самое значительное событие года – стояние и поклонение святыне, поясу Богородицы – отчасти тоже связано с ожиданием. Так же, как и недавние митинги, но уже в гораздо большей степени.

Никаких идей, одно ожидание, которым пытаются воспользоваться персонажи почти комичные. А между тем, чтобы от ожидания перейти к созиданию или, как минимум, к действию, необходимо чем-то пожертвовать. Хотя бы душевным комфортом, задав себе «неудобные» вопросы о своей причастности к тому, что происходит вокруг.

Но этого делать не хочется. Наше ожидание замешано на изрядной доле гедонизма. Хотелось бы, чтобы всё получилось как-то само собою, от одного душевного движения.

На самом деле мы довольно давно живём  в двух измерениях, у нас две противоположные системы ценностей. Есть та, которую мы вольно или невольно применяем в обыденной жизни, добиваясь успеха и благосостояния любой ценой, а есть иная, противоположная, более-менее традиционная, которую мы считаем правильной.

Для жизни эта традиционная национальная система ценностей якобы не пригодна, и она у нас как парадное платье висит в шкафу, «на выход» по праздникам. Свои дела мы делаем в ином костюме и обличье. Но «по праздникам» искренне возмущаемся режимом, тандемом и партией «жуликов и воров».  А сами топчемся на одном месте. И  ждём.

Александр Морозов

Александр Морозов

шеф-редактор «Русского журнала», директор центра медиа-исследований УНИК

Общественное пробуждение – так можно сформулировать главное настроение уходящего года. И это касается не только митингов на Болотной и проспекте Сахарова, но и многих других примеров оживления жизни общества. В том числе – возобновление интереса к чтению гуманитарных журналов, укрепление традиции общественной дискуссии, когда в крупных городах по всей стране возникают всё новые городские клубы, в которых люди собираются и обсуждают общественно значимые темы.

Массовый протест на митингах и приход более миллиона человек к поясу Богородицы –  для меня  события одного ряда. Возможно, нам еще предстоит осмыслить, почему в этом году начала проявляться самостоятельность решений у людей, возникло их собственное новое душевное движение. Что-то изменилось в общественном воздухе.

Я оцениваю ситуацию с точки зрения профессионального журналиста, и для меня важен этот момент общественного пробуждения. Тем более в последние годы меня очень беспокоило, что, возможно, никакого пробуждения не будет, что общество так и продолжит пребывать в состоянии сна…

В целом – это удачный и интересный год с большим количеством событий.

Владимир Гурболиков

Владимир Гурболиков

первый заместитель главного редактора православного журнала «Фома»

Опасность подмены. Для меня этот год очень ясно показал, какое множество способов и предлогов есть у современного человека для того, чтобы просто-напросто угробить себя духовно. Достаточно лишь сказать себе, что отсутствие борьбы с собственным грехом оправдывается важной миссией. Деланием православного журнала, воспитанием подрастающего поколения, раздачей умных интервью, желанием спасти ото лжи Отечество или Церковь, участием в политической борьбе  и т.д.

Достаточно умным словом обозвать свои страсти, которые рвутся наружу вследствие разнообразных событий, которые в журналистике называются «инфоповодами». И вот ты уже чуть ли не спаситель. Только сам-то спасёшься?..

Для меня это был год ясной, осознанной тревоги за свою жизнь. Как же, оказывается, легко я могу “соскочить” с исполнения любой заповеди Божией, и при этом чувствовать себя правым, умным, достойным… Сколько же существует поводов, чтобы забыть о собственной духовной лени, о собственном нравственном ничтожестве… Этот год для меня – время осознания угрозы, главный источник которой – я сам.

Иван Лубенников

Иван Лубенников

народный художник России

Усталость, облегчение. И печаль. Первое касается исключительно моей личной жизни. Я сделал большую работу: издал книжку, провёл выставку.

А вот по поводу того, что творится вокруг как  у нас, так и во всём мире –  ощущения у меня как раз довольно печальные. И в Европе, где часто приходится бывать, – всё плохо, и у нас – не лучше.

Кризис – это не только экономическое явление, это и проявление новой цивилизации и много других составляющих. Никого ничего не интересует, все стали инертными. Книги машинами вывозят на свалку… Как и следовало ожидать,  цивилизация постепенно подавляет человеческие чувства. Все теперь сидят в Интернете, причём тратя своё время далеко не на первосортную литературу. И чем дальше, тем, видимо, будет хуже.

Европейская цивилизация – на излёте, она заканчивается. Мы же  со своей погоней за развитыми странами не опасаемся тех отрицательных  эффектов, которые там присутствуют.

По поводу общественно-политической активности, мне кажется, люди не знают, чем заняться, им нужен выход скопившейся энергии, они ищут повода. Кто-то занимается политикой, но это  тоже своего рода реализация каких-то амбиций. Не более.

Но всё равно –  это хорошо, поскольку даёт повод власти задуматься  о том, как она существует и что делает. Так что меня не пугает то, что происходит сегодня в этой области. Наоборот, открываются какие-то внутренние противоречия.

Другой вопрос, что люди у нас не умеют быть добрыми. Мы постоянно ощущаем себя врагами друг другу. А надо  просто понять, что мы единый народ, единая страна.

Людмила Сараскина

Людмила Сараскина

литературовед, историк литературы

Год прошел под знаком Достоевского. В этом году отмечались две круглые даты: 190 лет со дня рождения писателя и 130 — со дня его смерти. Достоевский настолько понимал свою страну, настолько верно ее чувствовал, что всё, происходящее в ней, повторяет и подтверждает его высказывания. Страна продолжает воспроизводить смыслы Достоевского с завидной, а порой и с пугающей регулярностью.

В этом году вышла моя книга «Достоевский» в серии «Жизнь замечательных людей». У меня были десятки выступлений в разных городах России, начиная от Москвы и Петербурга, и везде я встречала внимание к литературе, к творчеству Фёдора Михайловича и к моей работе.

Совсем недавно я была в двух замечательных командировках. Первая — в атомном городе Заречный Пензенской области. Люди производят там ядерное оружие и при этом им интересны и Достоевский, и Солженицын, и мои исследования жизни и творчества этих писателей. А на днях я выступала в подмосковном Жуковском, и вновь — увлекательные встречи…

Священник Александр Шумский

Священник Александр Шумский

Священник Александр Шумский

Тревога. Тревожно-радостный год. В этом году было и остаётся много оснований для повышенной тревоги. Её вызывает общественно-политическая жизнь. Причём как внутри страны, так и за рубежом. Чем больше сегодня произносится слов из уст политических лидеров о безопасности и стабильности, тем меньше становится и безопасности, и стабильности.

Западные политики уподобляются антигероям фильма «Аватар», уничтожающим те формы жизни, которые им не нравятся. Под видом борьбы за свободу они ведут мир в ещё более страшное рабство. Как говорит апостол Пётр: «Обещают свободу, будучи сами рабы тления».

В нашей стране начало распространяться революционное безумие, грозящее утопить Россию в смрадном болоте безначалия и вседозволенности. Главная задача православных сегодня, по слову апостола Петра, такая: «Ибо такова есть воля Божия, чтобы мы, делая добро, заграждали уста невежеству безумных людей, – как свободные, не как употребляющие свободу для прикрытия зла, но как рабы Божии …»

Радость. Были в этом году и большие радости, прежде всего в духовном плане.

Радует то, что несмотря ни на какие трудности и искушения, крепнет и растёт Русская Православная Церковь, сохраняющая единство и стабильность как залог будущего восстановления нашей любимой Родины.

Я сужу об этом и по нашему храму святителя Николая Чудотворца в Хамовниках. К Новому году закончена капитальная реставрация храма, значительно увеличилось число прихожан. Убеждён, что такой же отрадный процесс происходит во всей Церкви.

Все мы совсем недавно, в период пребывания на российской земле Пояса Пресвятой Богородицы, были свидетелями небывалого всенародного порыва к Богу.

И в моей личной судьбе в этом году произошло знаменательное событие. Мы с матушкой побывали на Святой Земле. Невозможно передать чувства необыкновенного духовного подъёма и мира, которое мы там испытали. В Иерусалиме на Гробе Господнем особенно остро ощущаешь, что смерти нет…

Протоиерей Василий Шиханов

Священник Василий Шиханов

Работа. В этом году было много работы по реставрации храма. Также у меня было много выставок: приходилось немало ездить, писать.

А вот происходящее в общественной жизни страны не очень накладывается на понятие работы. Люди, приходящие на митинг, чего-то хотят, чего-то требуют, забывая о возможностях России. Чтобы что-то исправить, надо начинать с себя, со своей души, и не думать, что ситуацию можно изменить извне, сверху, а не через изменение каждого в отдельности.

Глядя на те страны, в которых совершились всяческие революции, не хотелось бы в России получить что-то подобное.

Сергей Гавриляченко

Сергей Гавриляченко

народный художник России

Грусть, печаль? Пожалуй, это будет слишком слабо. Скорее всего – подавленность, по-русски – безнадёга.

В России всё происходит очень быстро… Куда в 1918 году в одночасье исчез народ-богоносец, а в 1991 – верные ленинцы? И если будет третий по мощи удар саморазрушения – выдержит ли это страна?

Мы стараемся что-то переделать, улучшить, а в итоге всё больше и больше сокрушаем имеющееся. Я давно перечитываю различные документы, книги о русской революции.Становится  страшно от того, что видны параллели с сегодняшним днем не в каких-то общих, больших смыслах и значениях, а в деталях.

Что делать в такой ситуации? Пытаться растить детей,  хоть как-то ставить их на ноги,  несмотря ни на что.

 

Константин Эггерт,

международный журналист, член британского Королевского института международных отношений, обозреватель радио «Коммерсантъ FM».

Достоинство. Для меня это слово кажется определяющим по отношению к уходящему году. Мы видели, как в целом ряде стран, в том числе в России, люди словно очнулись от какого-то сна, пришли в движение, вышли на улицы, и заставили говорить о себе, слушать себя. И это желание быть услышанными базируется как раз на чувстве собственного достоинства, гражданского достоинства.

Сегодня нельзя воспринимать политику как нечто совершенно отдельное, не имеющее к нам никакого отношения: человек – существо общественное, политическое. Он – гражданин. Если мы видим нашу жизнь как нечто целостное, то политика просто не может не являться частью этого целого.

Перемены в политической, общественной жизни, ведут к изменению взглядов людей, в том числе в их частной жизни, к изменениям взаимоотношений с членами семьи, с Богом.

Читайте также:

[Видео] Протоиерей Максим Козлов: Итоги 2011

2011-ый от Рождества Христова в перспективе жизни русского православия

[+ВИДЕО] Протоиерей Александр Ильяшенко: Итоги 2011 — надежды и тревоги

2011-ый от Рождества Христова в перспективе жизни русского православия

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Александр Недоступ: Главное для медика – уметь сострадать

Рассказ кардиолога, начавшего дефибрилляцию в СССР и делавшего экспертизу смерти И. Сталина

Ребенок кричал “Спасите” 15 минут – никто не подошел

Что делать, если вам кажется, что вы - свидетель похищения

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: